octbol

Categories:

Исторический шанс #Навальный #Волков #протест #стратегия #перспективы #14февраля #суд #История #зима

В ближайшие несколько недель несанкционированные акции протеста в России организовываться не будут. Об этом заявил руководитель сети региональных «штабов Навального» (учредителя Фонда борьбы с коррупцией — ФБК, включенного Минюстом в реестр организаций, выполняющих функции иностранного агента) Леонид Волков, передает РИА Новости. Однако, по его словам, протестные акции «возобновятся уже весной». Также Волков рассказал, что сторонники Навального планируют «доставать его из тюрьмы внешнеполитическими методами».

Итак, теперь у всех, кто намеревался перехватить протест, есть три недели (первая из них, правда, уже заканчивается) на то, чтобы, собственно, осуществить перехват. Возможностей много: например, можно попробовать «мобилизовать массы» вокруг традиционной (и массовой) партии пролетариата, у которой на 23 февраля по расписанию намечено очередное мероприятие... и зюгановцы очень хотят его провести. Или можно самим что-нибудь заявить, — вдруг массы, вдохновлённые агитацией, которую революционеры успешно провели 23 и 31 января, откликнутся на призыв. Я бы, однако, на месте товарищей, призывать к «альтернативно-перехватывающим» уличным выступлениям не спешил... возможно, потому я и не на их месте, — но, на всякий случай, своими соображениями поделюсь.

Само по себе решение отложить уличные выступления до весны, — вне зависимости от того, какие соображения привели к принятию такого решения (о них можно поговорить отдельно), — является здравым... просто из-за наших природных условий. В России зимой, — и особенно в феврале, — холодно. И уже одно это — достаточное основание для того, чтобы не вытаскивать в феврале актив на улицу без крайней необходимости; выйти во двор с «фонариком» на несколько минут, если уж «кровь играет» и хочется обязательно что-нибудь сделать, — в зимнее время этого вполне достаточно. Кто-то, возможно, считает по-другому, — полагает, что «Революцию до теплых дней не откладывают»... особого смысла в спорах с такими людьми нет, но поскольку их «доводы» могут как-то повлиять на сомневающихся, то есть смысл просто кое-что объяснить. 

Человеческая жизнь, — она, видите ли, протекает в определённых условиях, некоторые из которых объективны, то есть не зависят от человеческой воли, а некоторые из этих некоторых объективны настолько, что у людей, по существу, нет даже возможности как-либо ограничить их влияние. Вот погода — это, на самом деле, очень объективное условие. Военачальник, который отправит в бой авиацию в нелётную погоду, потом у что «Защищать Родину надо в любую погоду», — эту авиацию потеряет, и нетрудно предположить, к каким последствиям для его Родины это приведёт (ведь нелётная погода рано или поздно, скорее всего, сменится лётной, и тогда у противника, учитывавшего погодные условия, авиация будет, а у этого «воинственного патриота» — уже нет). Испокон веков государственные деятели предпочитали отправлять свои армии (в России с 23 января сложилось военное положение, поэтому аналогии с боевыми действиями уместны; впрочем, они в любом случае были бы уместны, поскольку любая политическая протестная кампания является, по своей сути, особым видом войны, своеобразными боевыми действиями) зимой не в походы, а на зимние квартиры, — а если уж зимой приходилось вести боевые действия, то к ним тщательно готовились, особым образом обучали солдат, снабжали их соответствующим обмундированием... готово ли сейчас российское «простонародье» к зимней войне? Если нет (и если «простой народ», тем не менее, хочет чего-то добиться), — значит, уличную активность ему следует свернуть, вот и всё. Вне зависимости от того, что предлагает «Штаб Навального» или другие «штабы».

Тут ещё стоит вспомнить, что решающие бои Революции 1917 года разворачивались как раз весной («Февральская революция» называется так только из-за того, что Россия тогда жила по старому стилю), летом (Июльский кризис) и ранней осенью (подавление мятежа Корнилова). К ноябрю политическая активность широких масс россиян закономерно шла на спад, — и большевики, опираясь на рабочий класс (для повседневной жизни которого смена времён года имела меньшее значение, чем для повседневной жизни всех остальных классов тогдашнего российского общества, поскольку заводы работали круглый год), смогли взять власть. А к весне (когда начались первые кулацкие мятежи и взбунтовался Чехословацкий корпус) и лету (когда до мятежа «дозрела» Партия левых социалистов-революционеров, имевшая довольно широкую поддержку среди крестьян) 1918 года рабочее государство было уже, в основном, отстроено, — и могло защитить себя как от ударов контрреволюции, так и от колебаний попутчиков.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded