octbol

Categories:

Что же такое это "хорошо" #школа #ценности #СССР #мораль #хорошо #плохо #исполнители #воспитание

Рассказывая о фильме «Последний богатырь» я упомянул о «хороших» и «плохих» выпускниках советской школы. По этому вопросу хотелось бы высказаться более подробно и, — поскольку непосредственного отношения к фильму он не имеет, — отдельно. О «хороших» и «плохих» продуктах системы массового образования можно говорить очень долго, — попытаюсь ограничиться самым основным.

Задачей буржуазного народного образования, массового образования, является отнюдь не привитие широким массам народа ценностей самой буржуазии — ценностей, которые разделяют сами представители класса капиталистов. В обществе крупные собственники средств производства являются меньшинством... и им вовсе не требуется, чтобы большинство людей, с которыми им приходится иметь дело, вели себя так же, как они сами. Наоборот: если все люди, составляющие буржуазное общество, начнут вести себя, исходя из того, что главное — личная выгода, и нужно любой ценой добиться наибольшей прибыли, то... никакой крупный бизнес не будет возможен, потому что в таком случае все члены буржуазного общества будут, во-первых, до последнего цепляться за «свое дело» (и наниматься к более успешным «бизнесменам» лишь в самом крайнем случае), во-вторых, даже став наёмными работниками, будут стремиться любым способом урвать что-то лично для себя, чтобы при первой же возможности вновь обзавестись «своим делом». Даже и при воспитании своих собственных детей-наследников капиталистам опасно делать ставку исключительно на свои классовые ценности: воспитанные таким образом детишки с лёгкостью отца родного продадут.

Поэтому те ценности и установки, которые старается привить ученикам буржуазная школа, — ценности и установки, при условии принятия которых ученик буржуазной школы будет считаться «хорошим человеком», — это вовсе не ценности и установки буржуазии. Буржуазная система народного образования должна воспитывать не капиталистов, а народ (рабочих, крестьян, интеллигентов), который нужен капиталистам (для продолжения «бизнеса»). Поэтому те ценности и установки, которые должен принять «хороший» продукт буржуазной системы образования, не могут быть ничем иным, кроме народных ценностей и установок. Но не всяких, — а лишь тех, которые выгодны или, по крайней мере, приемлемы для класса капиталистов, принятие которых «простонародьем» будет способствовать сохранению классом крупных собственников своего общественного положения... или, во всяком случае, не будет создавать для него особой угрозы.

Основным источником ценностей и установок, прививаемых ученикам буржуазной системой народного образования, является народная нравственность — нравственные представления, стихийно сложившиеся у представителей «низов» по ходу общественной деятельности. Сперва путём проб и ошибок, а потом и на научной основе капиталисты и их культурная обслуга выбирают из народной нравственности то, что выгодно или приемлемо для них, а невыгодное (изначально существующее с этим выгодным в необходимой связи, разрыв которой есть уродование) различными способами отсекается, проклинается, высмеивается.

В то же самое время, капиталистам совсем не нужно, чтобы их система образования производила исключительно «хороших» людей. Ни один из крупных собственников лично не заинтересован в появлении сильных (к тому же более молодых) конкурентов, — но у буржуа, особенно тех, которые поумнее, есть понятие и об общих интересах, они если и не осознают вполне, то чувствуют необходимость «притока свежей крови». А «свежую кровь» собственно классу капиталистов могут дать только «плохие люди», которые станут вести бизнес, не особо оглядываясь на то, чему учили в школе.

С этой точки зрения «лучшая в мире система образования», окончательно сложившаяся в Советском Союзе после Сталина (тут «точкой отсечения», возможно, следует считать 1956 год, когда была отменена плата за обучение в старших классах средней школы), была для капиталистов подарком, хотя и с гнильцой: «хорошим человеком», которого она производила, был недрачливый, исполнительный, при этом способный работать в команде (а при необходимости даже организовать команду; вообще, коллективным действиям советская школа, нужно отдать ей должное, до самых последних дней существования СССР обучала неплохо, и это отнюдь не сводилось к «хождению строем»), при любых условиях ставящий «общественный интерес» однозначно выше своего личного, начитанный (это не всегда полезно для определённого дела, но способствует нахождению общего языка) работник... вот только это был работник исключительно умственного труда, которому какой-либо физический труд давался чем дальше, тем хуже.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded