octbol

Categories:

Что там с людьми делают... #КПРФ #Никитчук #патриотизм #революция #воспитание #государство #на_дядю

О скандале, который устроил на недавнем съезде Партии Зюганова творческий человек Никитчук, я уже рассказывал. Однако эта история не закончилась: сообщество русских ученых социалистической ориентации продолжило скандалить. 20 мая Никитчук, взяв в соавторы сотрудника Ядерного центра (Арзамас-16) Брезкуна, выступил со «Словом к партии». Учитывая все имеющиеся у Никитчука заслуги перед партией (его даже и в этот раз чуть было в ЦК не избрали, только он самоотвод взял), можно было, казалось бы, надеяться на хотя бы подобие «дискуссии», — но партийные издания предпочли выступление Никитчука просто «не заметить».

Между тем, ничего «экстремистского» Никитчук не сказал. Полагаю, Вы, товарищ Читатель, сами в состоянии оценить «степень революционности» его слов:

Причиной написания этой статьи стало то очевидное обстоятельство, что руководство КПРФ ведёт Компартию России к политическому краху. И это на фоне той будущей цивилизационной катастрофы, которую России готовит олигархический режим Путина, вкупе с правящей в РФ «партией» «Единая Россия». Отвернуть Россию от катастрофы, развернуть страну к социалистическому возрождению способна одна политическая сила – революционная Коммунистическая партия ленинского типа. Есть ли у нас такая партия в лице КПРФ? Партия имеет право считать себя партией ленинского типа только тогда, когда в условиях буржуазного общества она нацелена не на законодательную деятельность в буржуазных парламентах, а организует массы ради обретения трудящимися государственной власти. Компартия борется в буржуазном обществе не за его латание псевдореформами, что является чистым оппортунизмом, и только укрепляет власть буржуазии, а за переход власти к народу. Именно так ставил вопрос Владимир Ильич, и только так обязаны ставить вопрос мы. А что происходит на деле? На деле руководители КПРФ в год выборов заранее ставят партию в положение проигравшей, публично заявляя, что КПРФ рассчитывает на выборах на второе место, поскольку, мол, является самой крупной оппозиционной партией. Выходит, настроя на победу даже у руководства партии нет. Можно ли тогда рассчитывать на решающую поддержку народа? А ведь Отечество действительно в опасности. И в такой опасности, что гибель – вот она, близко, если Россия не «воспрянет ото сна». Казалось бы, очевидная вещь, в условиях нарастающего недовольства властью, КПРФ обязана была выдвинуть лозунг «Красной Думы» и ставить перед всеми здоровыми силами страны задачу обретения Компартией как минимум простого большинства в Думе, а как максимум – конституционного большинства в две трети. При умной и энергичной нашей политике даже последнее – вполне реальная задача. Реальная, если на неё мобилизовать все здоровые силы нации, тем более – в России, которую именно работа коммунистов, организующих народ, сделала сверхдержавой. Красная Дума – вот что в политическом смысле надо сегодня России. Хотя мы прекрасно понимаем, что даже конституционное большинство не решает главной проблемы — завоевание политической власти. Но это крайне важный и мобилизующий шаг на пути ее достижения. Почему такая задача не ставится перед партией и народом? Как это понимать? Недомыслие или уступка путинскому Кремлю?..

То есть, болтай Зюганов о «необходимости победы КПРФ на выборах» — Никитчук был бы доволен... но теперь «Коммунист № 1» не болтает даже об этом. Даже не болтает о «смене курса с помощью бюллетеней», — и у Никитчука начинается «ломка». Зюганов почему-то стал со своими поднадзорными более откровенным, — и теперь им труднее обманывать самих себя, труднее убеждать самих себя в том, что они имеют дело со «все-таки Коммунистической партией». Таково, собственно, основное содержание выступления Никитчука и Брезкуна... но сказать хотелось бы о другом.

Читаешь в послании Никитчука и Брезкуна:

Если взять все тяжелейшие испытания и опасности прошлой истории России: удельную княжескую рознь; крестоносный напор; татаро-монгольское иго; боярское своеволие и Смутное время; тяжёлый сон допетровской Руси в те же годы, когда Европу уже освещали Леонардо да Винчи и Эразм Роттердамский, Мольер и Брунеллески, Монтень и Ньютон; взять горечь первой Нарвы; преждевременную смерть Великого Петра; бироновщину; наполеоновское нашествие; крепостничество; позор Крымской и русско-японской войн; взять трясину «виттевских» иностранных займов; ненужность для России Первой мировой войны; интервенцию Антанты; чужеродный России троцкизм; гитлеровское вторжение; атомную монополию США и планы ядерного испепеления СССР конца сороковых годов; хрущёвско-брежневскую деградацию социализма, – если всё это взять и положить на одну чашу исторических весов, а на другую бросить тот позор и разор, которые принесли в течение последних тридцати лет «горбачёвщина», ельцинщина и нынешний ельциноидный Кремль, то перетянет это тридцатилетие… Да, перетянет оно! И вот почему… Мы избыли проклятое иноплемённое иго и довели пределы Державы до Тихого океана. Мы выстояли под Бородиным и Сталинградом и пришли в Париж и Берлин. Мы разгромили троцкизм и создали могучий Союз. Мы умерили ядерные амбиции Мирового Капитала. И даже в условиях брежневского гниения, уже густо посыпанного отравой из «солонки» «пятой колонны», мы жили, творили, смеялись, отдыхали и шли вперёд, набирая – пусть и по крохам, мощь Родины и её богатство… Те, прошлые, испытания Россия – Россия от островов Эзель и Даго до мыса Дежнева, от Шпицбергена до Кушки, вынесла и преодолела. Преодолеет ли нынешние – не знаем… Мы, безусловно, живём в решающие времена не только для Российского государства, но и для всей многовековой русской цивилизации, высшей формой которой стала советская цивилизация

И, казалось бы, тут мало общего с письмом читателя Копылова, обнародованным в «Советской России» ещё 1 апреля нынешнего года: «И, тем не менее, после окончания Гражданской войны Наркомнацу во главе с И.В. Сталиным удалось сохранить значительно территорию государства в границах бывшей империи. И построить могущественный СССР. А главное, что сумел предотвратить Иосиф Виссарионович Сталин (об этом нынешний официоз помалкивает), в результате упорной борьбы удалось разгромить троцкизм – эти метастазы мировой финансовой империи, предотвратить мировой пожар перманентной революции и создать могучий Союз Советских Социалистических Республик». Но, на самом деле, общее есть, и отнюдь не только в поминании «троцкизма» как таковом.

Годами разводя «критику троцкизма» (в своё время «борьба с неотроцкизмом» даже выплеснулась в постановления партийных органов, но в основном, конечно же, это было на уровне книг и статей, партийной литературы), — зюгановские идеологи вбивали в головы своим поднадзорным идею о «могучем государстве», «Великой Державе» как высшей ценности для коммунистов. При этом, «могучее государство» (на «вековые устои» которого покушался «чужеродный троцкизм»), — естественно, держащее в своей собственности многие активы, тоже являющиеся ценностью, — в рассказах пропагандистов всегда имело во главе себя «Мудрого Вождя» (в качестве такового мог выступать Сталин, а мог и Лукашенко), который единолично принимал мудрые решения, осуществление коих приводило народ к процветанию. Нынче Никитчук и Безкун, конечно, пишут: «Мы избыли», — но «под руководством Мудрых Вождей» слишком отчётливо читается между строк. О том, что эта история Державы суть непрерывная самоотверженная работа на дядю, — читатели задумываться не должны...

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded