octbol

Categories:

Почему я ПРОТИВ отмены "электронного голосования" #ДЭГ #выборы #выборы2021 #путинизм #прогресс #КПРФ

Первые промежуточные результаты с учетом ДЭГ стали появляться на информационных табло в штабе после полуночи. Но, в отличие от федеральной системы, отдельно результаты ДЭГ в Москве журналистам не объявили: на мониторы выводилась сразу сумма голосов, поданных на участках и онлайн. Но и эти цифры оказались не окончательными, так как опцией отложенного голосования, по словам господина Венедиктова, воспользовались около 300 тыс. человек, совершившие 650 тыс. транзакций переголосования (...) Параллельно в ЦИК всю ночь в онлайн-режиме публиковались результаты подсчета голосов без учета ДЭГ, и, по этим данным, в большинстве московских округов побеждали кандидаты от оппозиции. Например, утром 20 сентября «Интерфакс» со ссылкой на ЦИК сообщал, что кандидаты из так называемого списка Собянина проигрывают в 9 из 15 столичных округов. В семи из них лидировали выдвиженцы КПРФ — Валерий Рашкин (округ №196), Михаил Лобанов (№197), Денис Парфенов (№200), Анастасия Удальцова (№201), Сергей Обухов (№205), Андрей Гребенник (№206) и Михаил Таранцов (№210). В 208-м округе на 1-е место вышел «яблочник» Сергей Митрохин, а в 198-м — самовыдвиженец Анастасия Брюханова. Правда, разница в голосах между двумя основными соперниками была минимальной — 1–2%, не считая самого протестного Центрального 208-го округа, где к 11 часам утра без учета ДЭГ самовыдвиженец Олег Леонов проигрывал «яблочнику» Митрохину с заметным отрывом: 19,12% голосов против 26,8% (...) Но уже через час, к 12:00 понедельника, ситуация на табло в ЦИК резко изменилась в пользу кандидатов от власти: во всех 15 округах лидирующие позиции заняли члены «списка Собянина», и даже отстававший Олег Леонов стал опережать Сергея Митрохина с 26,28% против 21,85%. Как пояснил журналистам Николай Булаев, к этому моменту на табло уже были учтены результаты ДЭГ. А чуть позже Сергей Собянин поблагодарил москвичей за доверие, проявленное к кандидатам из его списка

В связи с этим, Партия Зюганова и некоторые лёгшие под неё объединения настоятельно требуют, чтобы результаты «электронного голосования» на нынешних электоральных мероприятиях были отменены, а сам «Проект ДЭГ» отправился на доработку. А вот я, напротив, приветствую и эти итоги «электронно-электорального эксперимента», и дальнейшее развитие и внедрение в жизнь ельцинско-путинского государства данной технологии. Ниже объясню, почему так. Сразу скажу, что Вы, товарищ Читатель, имеет полное право, в связи с этой моей точкой зрения, обвинить меня в работе на режим, — и даже оповестить меня о том, что так считаете, оставив соответствующий комментарий под данным текстом; но если по содержанию Вашего комментария будет понятно, что Вы не прочитали нижеследующий текст или совершенно не поняли, о чём там говорится, — Ваш комментарий, уж не обессудьте, будет стёрт, потому как у меня нет никакого желания разговаривать ни с дураками, ни с одуревшими.

Ельцинско-путинский порядок существует уже скоро 28 лет как, — напомню, установился он осенью 1993 года, через несколько дней как раз будет годовщина тех событий. За 28 лет создатели этого порядка и те, кого он обслуживает, для кого он был создан, — все те, кто в уважаемой российской Конституции обозначены, как «многонациональный народ Российской Федерации», —  вполне чётко дали понять российскому «простонародью», что это за порядок и каково его, «простонародья», место в этом порядке. Все электоральные мероприятия, проводимые чиновниками этого порядка, начиная с самого 1993 года, проводятся с одинаковой честностью, — разные итоги выборов (которые иногда бывают и в пользу оппозиции) всегда получаются одним и тем же способом.

Соответственно, на любых, — по любой схеме и какой угодно процедуре проводимых чиновниками этого государственного порядка, — электоральных мероприятиях всегда будет получаться тот итог, который в данное время нужен многонациональному народу. Всяким «неотесанным простолюдинам» в этом государстве, — в отличие от таких государств, которые непочитаемый в этом государстве Ленин называл «демократическими», — НЕ ПОЗВОЛЯЕТСЯ самостоятельно «решать, какой именно из представителей угнетающего класса будет в парламенте представлять и подавлять их»; это государство устроено иначе, нравится это кому-то или нет. И, само собой разумеется, устройство данного государства никак не меняется от того, что некоторые из его жителей как-то по-своему толкуют его Основной закон, — чиновникам этого государства нет до мнений юристов-самоучек никакого дела, они выполняют свою работу, не оглядываясь на выкрики юристов-самоучек, сколь бы возмущёнными эти выкрики ни были. Так было, так есть, — и так будет до тех пор, пока существует это государство, этот государственный порядок.

Поэтому, — поскольку нужный многонациональному народу Российской Федерации результат электоральных мероприятий будет получен в любом случае, — нет никакого смысла выступать против какой-то определённой процедуры проведения электоральных мероприятий, как дающей «не те» результаты. «Согнанные в онлайн бюджетники», — о которых рассказывают нынче всякие экстремисты и иностранные агенты, — не будь «Дистанционного электронного голосования», были бы точно так же «согнаны» на «живые» избирательные участки, и оператор ГАС «Выборы» выдал бы в этом случае ровно такие же результаты народного волеизъявления, как и те, которые нынче вызывают возмущение некоторых несознательных граждан.

Зато «электронное голосование» обладает неоспоримыми преимуществами перед «традиционным». Во-первых, с внедрением «электронного голосования» работа по подсчёту голосов снимается со школьных учителей, — и, стало быть, они перестают быть «самым главным врагом для оппозиции», у «простых людей» становится меньше поводов для того, чтобы ненавидеть друг друга. Во-вторых, внедрение в жизнь новой формы голосования какое-то время будет сопряжено с раздачей материальных благ тем «простолюдинам», которые соглашаются поучаствовать в «эксперименте»; это неплохо само по себе, — и особенно важно сейчас, во время «коронавирусного кризиса», поскольку ельцинско-путинские чиновники, в отличие от своих «западных» партнеров, отказались от раздачи «простонародью» вертолетных денег. В-третьих, перевод голосования в Интернет, — это ещё один шаг по снижению физических затрат, связанных с участием «простонародья» в электоральных мероприятиях; это особенно важно для пожилых «простолюдинов», — но неплохо и само по себе, поскольку чем меньше сил «простой человек» тратит на совершение «электорального подвига», тем меньшее значение это для него имеет, тем меньше вероятность, что он пойдёт на улицу именно тогда, когда его там ждут охранники режима, по расписанию приведённые в полную боевую готовность. Наконец, в-четвёртых, «электронное голосование» даёт ту самую возможность в онлайн-режиме увидеть процедуру подсчёта; это может быть использовано и для провокации против «простонародья» (мол, «Вот, смотрите, ваши голоса только что украли!!!»), — но если «простонародье» будет правильно относиться к этому, то в своё время «простые люди» смогут извлечь из этого пользу для себя.

Вот поэтому, повторю, я — против отмены «электронного голосования».

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded