Межпартийная Группа Октябрь-Большевики (octbol) wrote,
Межпартийная Группа Октябрь-Большевики
octbol

Categories:

Забастовки 1997 - 1998 годов. Некоторая статистика #забастовки #профсоюзы #ФНПР #история #протест

Чтобы помнили...

Общая сумма задолженности к 1 декабря 1997 г., по данным Госкомстата РФ, составляла 55,6 трлн. рублей. Положение в этом отношении не только не улучшилось, но даже по сравнению с соответствующим периодом 1996 г., в ряде регионов стало более напряженным. Из-за отсутствия бюджетного финансирования в 25 субъектах РФ имело место увеличение задолженности, причем в ряде регионов оно было весьма значительным. К началу 1998 г., по информации ФНПР, около 100 тысяч предприятий, на которых было сконцентрировано подавляющее число работающих по найму, не выполняли своих обязанностей по расчетам с работниками ( http://libelli.ru/magazine/98_2/strikes.htm ), - здесь имеются в виду рубли до тысячекратной деноминации 1998 года, соответственно, 55,6 триллионов это, "по нашему", 55,6 миллиардов (точнее, больше, поскольку с тех пор рубль сильно обесценился). - На протяжении 90-х годов, в связи с падением производства, ежегодно происходило уменьшение количества рабочих мест и в результате этого в 1997 г. общая численность занятых по сравнению с 1991 г. сократилась на 8,4 млн. человек. И хотя в 1997 г. этот процесс несколько замедлился, а в процентном отношении регистрируемая безработица по сравнению с 1996 г. даже снизилась с 3,4% до 2,7%, ситуацию в сфере занятости существенно изменить так и не удалось. Официально в качестве безработных было зарегистрировано 2 млн. человек. Однако эти данные учитывают далеко не всех лиц, потерявших работу, но активно ищущих ее. Более точными являются сведения об их количестве, рассчитанные по методике Международной Организации Труда. В соответствии с ней общая численность безработных к концу 1997 г. составляла 6,4 млн. человек, а уровень безработицы был равен 9% от экономически активной части населения страны (...) По данным Госкомстата РФ, в 1997 г., несмотря на определенную стабилизацию социально-экономического положения в стране, забастовки продолжительностью более одной смены состоялись на 17007 предприятиях, в то время как в 1996 г. они были зарегистрированы на 8278 предприятиях, т.е. количество производственных объединений, включившихся в забастовочное движение за это время, выросло более чем вдвое. Годом раньше была иная ситуация: не рост по сравнению с 1995 г., а, наоборот, снижение (хотя и незначительное) количества бастующих предприятий. Одновременно увеличилась численность участников стачек. Если в 1996 г. бастовало почти 664 тыс. человек, то в 1997 г. их было более 887 тыс. человек, что примерно на 223,5 тыс. человек, или в 1,3 раза превысило количество стачечников 1996 г. Однако забастовочная активность трудящихся России не была постоянной в течение всего года, а отличалась заметными колебаниями по месяцам. Если в первом квартале забастовочное движение характеризуется “наступательным порывом” и массовостью (в основном, за счет профсоюзной акции протеста 27 марта), то в весенние и особенно в летние месяцы отмечается его сезонный спад, который осенью, хотя и сменился новой волной протеста, но несоизмеримой с той, что развертывалась в начале 1997 г. Существенно возросла и доля участников забастовок по отношению к общему числу работников предприятий, включившихся в движение протеста. В 1996 г. их удельный вес составлял там 45%, а в 1997 г. он уже поднялся до 51,5% (...) в забастовочных акциях 1997 г. приняли участие коллективы таких крупнейших российских производственных объединений как: “Ростсельмаш”, Кировский, Балтийский заводы и завод “Русский дизель” в Петербурге, Норильский горно-металлургический комбинат, Липецкий тракторный завод, судостроительный завод “Янтарь” (г. Калининград) и многие другие предприятия. Забастовки стали значительно более длительными и напряженными. Так в 1997 г. средняя продолжительность одной стачки составила 6,8 дня, увеличившись по сравнению с 1995 г. почти в 2,5 раза (...) Совершенно иная ситуация сложилась в промышленности, где, несмотря на постоянно возникавшие на протяжении всего года трудовые конфликты, напряженность по сравнению с 1996 г. все же заметно снизилась (...) Забастовки продолжались, но почти вдвое (с 527 до 272) уменьшилось количество промышленных предприятий, на которых они состоялись. Соответственно, почти на 5 процентных пунктов сократилась их доля в общей массе бастующих предприятий, теперь она составила здесь всего лишь 1,6%. В два раза понизилась и численность участников этих акций среди промышленного персонала, а их удельный вес по отношению ко всем стачечникам был равен примерно пятой части, в то время как годом раньше он составлял более половины (55%)... Из общего числа стачечников, занятых в промышленности, доля шахтеров в 1997 г. составила только 22,6%, в то время как за год до того она равнялась там 81,6% (...) Одновременно возросло и участие в забастовочных действиях других профессиональных групп рабочих. Наибольшую активность в этом отношении проявили машиностроители, которые с 1996 г. резко усилили свои “протестные” действия и продолжали наращивать их в 1997 г. Так, если в 1995 г. бастовало 10,6 тыс. работников этой отрасли, то два года спустя уже 107,7 тыс. чел., то есть рост был более чем в 10 раз. От общего числа принявших участие в забастовках работников промышленности, машиностроители составили в 1997 г. свыше 58%. Сравнительно частыми (особенно по сравнению с предшествующими годами) стали трудовые конфликты в металлургии. Если раньше в связи с непрерывным характером металлургического производства, здесь не решались приостанавливать работу, то кризисное состояние отрасли все-таки вынудило металлургов пойти на этот шаг. В 1997 г. бастовало уже почти 11,5 тыс. работников металлургических предприятий, что втрое превысило их количество в 1996 г. Постепенно ряды стачечников пополнились также за счет химиков и работников промышленности стройматериалов, работников легкой и пищевой промышленности, транспортных и строительных рабочих. Забастовки 1997 года были, как правило, широкомасштабными и тщательно подготовленными акциями протеста, принимавшими, как уже отмечалось выше, затяжной характер. В то же время надо подчеркнуть и такую особенность современного забастовочного движения, наиболее ярко проявившуюся в 1997 г., как его напряженность и даже, можно сказать, ожесточенность. Все чаще стали звучать угрозы и применяться формы и методы протестов, не предусмотренные законом. Забастовки в ряде случаев стали сопровождаться такими крайними мерами воздействия их участников на органы исполнительной власти как голодовки, перекрытие транспортных магистралей, блокирование взлетных полос аэродромов и захват заложников из представителей местной администрации и директорского корпуса. Так, в ноябре истекшего года авиаторы аэроклуба “РОСТО” (Ставропольский край) угнали вертолет МИ-8, заявив, что вернут машину лишь после того, как им будет погашена задолженность по зарплате с 1996 г. А горнякам Анжеро-Судженска (Кемеровская область) в декабре на 10 часов перекрыли движение по Транссибирской железнодорожной магистрали, потребовав погашения задолженности по заработной плате за прошедшие полгода. Были блокированы 9 пассажирских и 14 грузовых поездов (там же).


Особенностью забастовочного движения последних лет (прежде всего общерегиональных и общегородских акций протеста) было то, что в них солидарно действовали работники различных отраслей народного хозяйства. Например, одновременно провели всекузбасскую забастовку весной 1997 года подавляющее большинство (до 80 процентов) предприятий автотранспорта общего пользования, 15 тысяч работников коммунальной сферы и одного из городских управлений социальной защиты ( http://magazines.russ.ru/oz/2003/3/2003_3_31.html )... В соответствии с решениями Координационного комитета коллективных действий ФНПР были организованы четыре всероссийские акции протеста, проведенные профсоюзами 5 ноября 1996 года, 27 марта 1997 года, 9 апреля и 7 октября 1998 года. Они сразу же приняли широкомасштабный характер, сыграв значительную роль в подъеме профсоюзного движения в стране. Профсоюзы заявили решительный протест против социально-экономической политики властей (там же).


Во всероссийской забастовке 27 марта 1997 года приняли участие, по данным ФНПР, около 20 миллионов человек ( http://www.62f.ru/info/Poziciy_mixail_smakov_vserossiiskay.html ). 9 апреля 1998 года бастовали порядка 14 миллионов человек ( http://lib.znate.ru/docs/index-187430.html ). Общее количество участников Всероссийской стачки 7 октября 1998 года перевалило за 25 миллионов ( http://www.bestpravo.ru/rossijskoje/ar-zakony/i2p.htm ).

В статистику Госкомстата большая часть участников этих (и многих других) забастовок не попала... поскольку, о чём уже отчасти сказано ранее, Госкомстат "засчитывал" только "забастовки продолжительностью более одной смены", как, собственно говоря, делается и до сих пор: "Не фиксируются также остановки работы продолжительностью менее чем одна смена". Между тем, основной экономической причиной тогдашних забастовок была невыплата зарплат; а поскольку "молодые" российские буржуа не платили их не столько потому, что денег не было, сколько потому, что всю прибыль предприятия они считали "своим добром", - остановок работы на пару часов часто оказывалось достаточно, чтобы привести их в чувство, и заставить выплатить рабочим если не всё, то хотя бы что-то. Для обозначения политических требований забастовок продолжительностью менее одной смены тоже вполне хватало (а добиться их выполнения посредством одной лишь забастовки было невозможно, сколько бы она ни длилась).
Tags: 1998, ФНПР, пролетариат, профсоюзы, рабочий класс
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments