Межпартийная Группа Октябрь-Большевики (octbol) wrote,
Межпартийная Группа Октябрь-Большевики
octbol

"Майдан" и демократия #Євромайдан #Майдан #демократия #демократія #революция #революція #Україна

Это уже что-то невообразимое... Сегодня на один из почтовых ящиков получили письмо... причём, от коммуниста (российского, само собой) и, при том, вполне себе адекватного человека (по каковой причине его имя называть не будем)... c призывом "передать на Майдан" листовку, призывающую, в свою очередь, бойцов "Беркута" (то есть, не простого, а специального карательного подразделения украинских "стражей порядка") переходить "на сторону народа". Всё. Это - последняя капля. Хоть я, повторюсь, на украинской земле был только один раз, и то недолго и проездом, - не могу молчать.

Сейчас я расскажу Вам, досточтимые Читатели, страшную вещь. Причём, не про "Евромайдан", - с ним-то, более-менее, уже всё ясно, - а про тот, первый "Майдан", случившийся в конце 2004 года. Считается, что это было такое демократическое (и уж, во всяком случае, направленное против российского империализма) движение широких народных масс, пусть и руководимое оппозиционно настроенной украинской буржуазией (при поддержке американских империалистов), - и оно, это движение, очень-очень сильно демократизировало Украину. Вот, например, naganoff, крепко дружащий с navalny, заявляет: "Приблизительно до 2004 г. Россия и Украина шли, в общем-то, нога в ногу - ситуация с соблюдением гражданских и политических прав и там и там была, на мой взгляд, одинакова. Но перелом произошёл именно когда на Украине случилась оранжевая революция, в ходе которой силы, независимые от действующей власти, смогли оказать сопротивление и пустить развитие событий по собственному сценарию" (сам Навальный, ежели мне память не изменяет, в 2012 году, незадолго до "избрания Путина", в интервью украинским журналистам высказывался немного по-другому... видимо, потому что тогда было можно). Троцкисты из КРИ так и вовсе, напомню, рубят с плеча: "Под натиском массового движения 2004 г. власти Украины были вынуждены пойти на «конституционную реформу» — фактически, на несколько лет превратить страну в парламентско-президентскую республику, расширив полномочия Верховной Рады, включая формирование правительства не президентом, а парламентским большинством" (http://www.socialistworld.ru/materialy/mir/evropa/ukraina/majdan-s-rabochimi-evropyi-ili-ix-bossami). В общем, в России такое представление распространено и среди либералов, и среди левых.

Так вот. Ничего подобного.

Государственный порядок в Республике Украина всегда, - с того времени, как тамошний Верховный Совет уничтожил сам себя как советско-парламентский орган и стал обычным буржуазным парламентом (а это, сколько я успел понять, произошло довольно-таки рано, даже раньше, чем была окончательно уничтожена Советская власть в России), - был буржуазно-демократическим. Это, само собой разумеется, не мешало его охранке расправляться с пролетарскими революционерами (жертвы "Одесского дела" не дадут солгать; только не следует забывать, что одесские комсомольцы, при всей их наивности, за которую им пришлось непомерно дорого заплатить, раскрыли ту политическую тайну, которую в России, например, большинство левых старается просто не замечать, - они выдвинули программу построения [воссоздания] революционным путём Советского Социалистического государства, причём не в виде призрачного "возрождения СССР", а в виде создания Причерноморской Советской Социалистической Республики силами местного пролетариата, без оглядки на "весь Союз"; поставив вопрос о революционном преодолении буржуазной демократии, даже самой широкой, и не сумев правильно решить вопрос о методах этого преодоления в конкретных условиях, эти революционеры обрекли себя на пытки со стороны буржуазно-демократического режима), - но и эти расправы протекали вполне себе в рамках буржуазной демократии.

Летом 1993 года, - что весьма важно, под давлением шахтёрских забастовок, - в Республике Украина были назначены досрочные парламентские и президентские выборы. Летом 1994 года победу на досрочных президентских выборах, после двух туров голосования (в Республике Украина все президентские выборы, кроме самых первых, проходили в два тура... и это само по себе весьма показательно), одержал оппозиционный кандидат Кучма, проиграв первый тур действовавшему президенту Кравчуку и заручившись поддержкой, в основном, избирателей восточных областей Украины (следует отметить, что и сам Кравчук в 1991 году наибольшую поддержку получил на востоке, - большинство избирателей Галичины проголосовали за Чорновила, в других западноукраинских областях, Волынской, Ровненской, Черновицкой и Закарпатской, преимущество Кравчука было довольно незначительным). Кучма обещал своим избирателям сближение с Россией, но, - как и подобало ставленнику восточноукраинских капиталистов, - стал проводить политику независимую ("антироссийскую") и даже, во многом, ориентированную на "Запад". Жизнь капиталистов восточной Украины (преимущественно русскоязычных) от этого несколько улучшилась, - жизнь трудящихся, разумеется, нет. В общем, в 1999 году Кучма не без труда переизбрался в двух турах на второй срок... голосами, в основном, избирателей западных областей (во всех трёх областях Галичины за Кучму проголосовали свыше 90% избирателей... и это при том, что он продолжал оставаться ставленником восточноукраинского крупного капитала; впрочем, галичане голосовали, разумеется, не за Кучму и уж, тем более, на за преимущественно русскоязычных олигархов, которых он представлял, - они дружно голосовали против "коммуниста" и российского агента Симоненко).

Думаю, уже из изложенного выше ясно, что в "лихие девяностые" Россия и Украина были совершенно разными государствами. И тем не менее, в культурном отношении русские и украинцы, вне всякого сомнения, очень близки, - как-никак, несколько столетий (даже в случае с Галичиной и Закарпатьем - несколько десятилетий, для XX века срок очень немалый) в одном государстве жили. Проявилось это и в том, что дважды демократически (и "валидольно") избранному президенту Кучме демократия, тёплых чувств к которой он никогда и не питал, надоела не меньше, чем Ельцину в 1993 году. Но здесь была одна существенная разница: за Ельциным уже тогда стоял сильный буржуазный клан (позже ставший известным, как "Семья"... и, с некоторыми изменениями в кадровом составе, самодержавно управляющий Россией по сей день), - а вот у Кучмы собственного клана не было, он опирался на "соборную" поддержку восточноукраинских буржуа да на нелюбовь галичан к украинским "коммунистам". И потому Кучма не стал издавать антиконституционных указов и расстреливать символизирующий ненавистную демократию Верховный совет из танков, - а... вынес вопрос о судьбе парламента на всенародное голосования. Народу были заданы вопросы о том, не стоит ли сократить на целую треть общее количество парламентариев, облегчить порядок привлечения депутатов к уголовной ответственности и заменить однопалатный Верховный совет двухпалатным представительным органом по российскому образцу. В Верховном совете погоду тогда делали "коммунисты" Симоненко и успевший всем надоесть актив "Народного движения Украины", - поэтому, в общем-то, нет ничего удивительного в том, что по всем вопросам Кучме удалось заручиться поддержкой более чем половины от общего числа украинских избирателей (за облегчение порядка привлечения народных избранников к уголовной ответственности, - проще говоря, за то, чтобы депутатов было проще бросать в тюрьму, - высказались около 26,5 миллионов украинцев; а за сокращение количества депутатов - и того больше).

А дальше... произошло то, что в России если и было когда-нибудь возможно, то только до 1993 года. Сообразив, к чему дело идёт, депутаты Верховного совета, - от "крайне левых" до "ультраправых", - быстро забыли о "принципиальных разногласиях" (вроде того, следует ли запретить депутатам выступать с парламентской трибуны на русском языке), и утверждать одобренные народом изменения украинской конституции... дружно отказались. Кучма рассердился, - но тут даже его собственное правительство, в лице министерства юстиции, встало на сторону парламентариев... в общем, так и не стал Кучма царём, хотя очень хотелось.

Дальше произошла "оранжевая революция". Лозунг её был прост и никаких парламентских околичностей в себя не включал: "Ющенко - Так!" (в переводе с украинского: "Ющенко - да!"). Что любопытно: Виктор Андреевич Ющенко - выходец из Сумской области... это - не Галичина и даже вообще не запад Украины, а вполне себе северо-восток, даже восточнее Черниговской области, из которой родом Кучма; член КПСС с 1977 года (вступил в возрасте 23-ёх или даже 22-ух лет); при Кучме возглавлял украинский Национальный банк (с 1993 по 1999 годы), в 1999 - 2001 годах был главой правительства Украины... в общем, оппозиционность его, особенно при взгляде из дня сегодняшнего, просто-таки видна невооружённым глазом. Помнится, с Ющенко, в своё время, сравнивали mkasyanov... а оснований-то для этого, при ближайшем рассмотрении, не было вообще никаких.

В общем, "натиск масс" (преимущественно западноукраинских... что совершенно объяснимо, - Кучма столь цинично использовал их за пять лет до того, что теперь галичане, от безработных до средних буржуа, готовы были крушить всё... оставалось лишь направить их возмущение "куда надо", - и если мы вспомним, сколь демонстративно Путин и его прихвостни обозначали, "куда надо", то станет понятно ещё и кому именно это было надо) "заставил" Кучму и главу его администрации Медведчука "капитулировать". Но "капитулировали" они не просто так, а хитренько: поставили условием своего отступления конституционную реформу, отнимавшую у президента изрядную часть полномочий и передававшую эти полномочия Верховному совету. И ещё раз: западноукраинские широкие народные массы хотели "Ющенко - Так!", - а получили, с подачи главы администрации уходящего президента, не совсем так. На авансцену вышла Юлия Владимировна Тимошенко, уроженка Днепропетровска. Долго об этой "страдалице за Украину" писать не буду, - в конце концов, то, что она работала на российский империализм в ущерб собственной стране, установлено вступившим в законную силу приговором украинского судав данном случае у меня нет оснований ему не доверять). Замечу лишь, что до "Оранжевой революции" поддержка её в обществе была весьма небольшой: на парламентских выборах 2002 года "Блок Юлии Тимошенко" заручился поддержкой 8,52% избирателей, не сумев провести ни одного депутата по одномандатным округам (для сравнения: КПУ, для которой выборы прошли неудачно, провела по одномандатным округам 6 депутатов, Социалистическая партия, ставшая в дальнейшем соорганизатором "Оранжевой революции" - 3). Но едва Кучма "отступил под натиском масс", возглавляемых двумя бывшими чиновниками Кучмы, - влияние Тимошенко начало расти, как на дрожжах.

В 2005 году Тимошенко становится главой правительства... и довольно быстро всем надоедает. В 2006 году "Блок Юлии Тимошенко" трудящимися западных областей Украины воспринимался, как "ведущая оппозиционная сила", - по каковой причине отхватил на парламентских выборах аж 22,29% голосов (впрочем, это было почти на 10% меньше, чем у Партии регионов). Однако воссозданная после выборов "оранжевая коалиция" (БЮТ, "Наша Украина" Ющенко и СПУ) вскоре приказала долго жить, - Партия регионов, КПУ и СПУ организовали "Антикризисную коалицию", располагавшую самостоятельно (без помощи "беженцев" из БЮТ и НУ, которые появились уже скоро) 186 (ПР) + 33 (СПУ) + 21 (КПУ) = 240 голосами в Верховном совете (всего в Верховном совете Украины тогда, как и сейчас, было 450 депутатов; в русскоязычной "Википедии" те события, в этой части, отражены не вполне верно) и опиравшаяся, между прочим, на поддержку более чем 10,5 миллионов избирателей (более 41% принявших участие в выборах 2006 года; БЮТ и НУ заручились поддержкой менее чем 9,2 миллионов избирателей, 36,24%). Главой украинского правительства стал Янукович, к "Антикризисной коалиции", как уже сказано, стали присоединяться отдельные депутаты от БЮТ и НУ... Ющенко и некоторым иностранным силам такое развитие событий не понравилось, - и Верховный совет был распущен. На выборах 2007 года большинство избирателей (8013918 за ПР, 1257397 за КПУ, 924568 за Блок Литвина, 668185 за СПУ, - итого свыше 10,8 миллионов; БЮТ и НУ, суммарно, поддержали менее 10,5 миллионов избирателей) проголосовало за силы, так или иначе связанные с "Антикризисной коалицией" (Литвин, с 1999 года возглавлявший администрацию Кучмы, имел к ней самое непосредственное отношение), - но СПУ не преодолела трёхпроцентный заградительный барьер, в результате чего у БЮТ и НУ (теперь уже "Нашей Украины - Народной самообороны") оказалось в парламенте очень неустойчивое большинство.

К чему это всё? А всё к тому же, - к связи "Майдана" с демократией. Троцкисты рассказывают, что после "Оранжевой революции" в Республике Украина наступила "парламентская вольница", которую-де прикончил "кровавый тиран" Янукович: "Под натиском массового движения 2004 г. власти Украины были вынуждены пойти на «конституционную реформу» — фактически, на несколько лет превратить страну в парламентско-президентскую республику, расширив полномочия Верховной Рады, включая формирование правительства не президентом, а парламентским большинством. Украина на пять лет стала полем ожесточенной борьбы различных буржуазных партий и коалиций, дележа и передела собственности, пока Янукович, заняв в 2010 г. пост президента — как говорят, не без масштабных фальсификаций — не принялся вновь усиливать украинский аналог «президентской вертикали» и ликвидировать парламентскую «вольницу», проведя через Конституционный суд решение об отмене «конституционной реформы» 2004 г.". А на самом деле... В 2000 году, до "Оранжевой революции", президент Кучма попытался урезать полномочия Верховного совета (с прицелом на его замену "двухпалатным парламентом"), и даже смог заручиться поддержкой большинства избирателей (естественно, с применением совершенно недемократической манипуляции сознанием, перешедшей в прямой обман народа), - но Верховный совет воспротивился, и президент отступил; в 2007 году, после "Оранжевой революции", президенту Ющенко перестал нравиться состав Верховного совета, - и, несмотря на сопротивление большинства депутатов, Верховный совет был распущен. При этом, законных полномочий у Ющенко было меньше, чем у Кучмы, - а это значит... это значит, что после "Оранжевой революции" у президента Украины появилось (не без участия иностранных империалистов, как западноевропейских и американских, так и российских) больше возможностей для того, чтобы действовать беззаконно. Иными словами, именно после "Оранжевой революции" украинский государственный порядок стал ближе к самодержавию, чем был до неё. Янукович (обратим внимание, через суд, а не через введение чрезвычайного положения, например) вернул себе полномочия, которыми обладал Кучма, - но это, несколько парадоксальным образом, отдалило украинский государственный порядок от самодержавия, поскольку это же возвращение полномочий Кучмы означало сокращение возможностей для произвола, укрепление границ "правового поля" (понятно, что целиком "правовым полем" никогда не ограничивается ни один буржуазный режим).
Tags: Євромайдан
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments