боец "Октября" (octbol) wrote,
боец "Октября"
octbol

КАК ЛЕВАЯ ОБЩЕСТВЕННОСТЬ МОСКВЫ ЗиЛ ЗАЩИЩАЛА…

Описываемые события произошли несколько месяцев назад, поэтому можно сказать, что произошедшие события мы описываем с опозданием, и даже с большим опозданием. Нам, в связи с этим, очень стыдно, – но считаем, что рассказывать о подобных “подвигах” по-настоящему поздно будет только после полной и окончательной победы коммунизма во всём мире. До тех пор – это не опоздание, а просто задержка…

2 и 3 августа несколько “коммунистических” и просто левых политических объединений (“Российский объединенный трудовой фронт”, Левый фронт, “Трудовая Россия”, “Революционная рабочая партия”), при поддержке профсоюзных деятелей из Конфедерации труда России (представителей Межрегионального объединения рабочих профсоюзов “Защита труда” и Профсоюза трудящихся-мигрантов), провели в Москве два митинга, с помощью которых они хотели поддержать рабочих автомобильного Завода имени Сталина (ныне носит имя Лихачева) и… скажем так, заставить московское городское буржуазное начальство сохранить на легендарном заводе полноценное производство.

Вначале дадим некоторые, как говорится, технико-тактические характеристики обоих мероприятий. Оба митинга собрали довольно мало народа.

Первый, прошедший 2 августа недалеко от станции Московского метрополитена имени В.И.Ленина “Дубровка”, заявленный на 70 человек, собрал не больше 30, включая журналистов и зевак, которые, проходя мимо, пожелали вступить с участниками собрания в разговор. Для охраны мероприятия трусливое буржуазное начальство, тем не менее, выделило аж троих полицейских (у одного из которых был автомат) и одного “дружинника”. Начаться митинг должен был в 15-00, но начало пришлось несколько оттянуть, поскольку представительница “РОТ Фронта” и “Российской коммунистической рабочей партии – Революционной партии коммунистов” (известной так же, с недавних пор, как “РКРП-КПСС”) Пугачева, у которой на руках было письменное позволение начальства провести этот митинг, к началу мероприятия опоздала, хотя и нельзя сказать, что очень сильно.

(ВИДЕО с митинга 2 августа)

Второй митинг, прошедший 3 августа у проходной № 2 Завода имени Сталина, был заявлен на 40 человек, но получился более многолюдным, чем предыдущий: там было уже порядка 35 полноценных участников (поскольку второй митинг, в отличие от первого, проводился за ограждениями, – доступ зевакам был сильно затруднён), да ещё и несколько журналистов, в добавок. Для “охраны” собрания буржуазное начальство отрядило не меньше десятка “правоохранителей”, которые проявили большой интерес… к пришедшим на собрание активистам Левого фронта и агитационным материалам, которые они с собой принесли. “Совещаясь на месте”, “правоохранители” определили, что раздача листовок и наличие плакатов на этом митинге недопустимы; поначалу пытались запретить и флаги, – но потом, кажется, сами поняли, что это уже слишком. Митинг должен был начаться в 16-00, но начало пришлось достаточно сильно оттянуть, – начальственное разрешение было доставлено вовремя, но из строя вышла звукоусиливающая установка (в итоге большинству выступающих пришлось говорить лишь при поддержке “нательного” микрофона).

(ВИДЕО с митинга 3 августа)

Если бы малочисленность участников была единственной бедой митингов в защиту Завода имени Сталина, – их, пожалуй, можно было бы признать вполне удачными. Увы, содержание мероприятий навевало не меньшую скорбь, чем внешняя оболочка, в которой они проходили.

Первый существенный недостаток митингов, о котором необходимо сказать, связан был с тем, что “Российский объединенный трудовой фронт” (партия, влияние которой на обоих собраниях явно преобладало, – не даром же именно её представитель, Николаев, зачитывал резолюции обоих митингов; эта партия весьма солидно представлена и в обоих “Советах рабочих Москвы”, под вывеской которых проводились эти митинги, – рабочих в этих “Советах” немного, а вот представителей “РОТ Фронта” предостаточно) ошибочно (или то была не ошибка, а сознательное вредительство?) выбрал направление действий: вместо защиты остатко советской промышленности большинство выступающих на митингах говорили о защите российской “национальной”, “отечественной” промышленности. Разница здесь – не только в словах, а именно в направлениях действий, которые в этих словах отражаются, и в образе этих действий, само собой. Если бы участники митингов признали, что российские капиталисты, не могущие управлять “слишком” развитыми для них производительными силами, доставшимися им “по наследству” от Советского Союза, уничтожают эти “слишком” развитые производительные силы, – отсюда вытекала бы необходимость обращения к трудовому народу (прежде всего – к рабочим, в первую очередь – рабочим именно “унаследованных” российскими капиталистами советских предприятий, которых всё ещё остаётся немало) с призывом (пусть скрытым, пусть сделанным иносказательно) к революционной борьбе, к борьбе за приведение общественных отношений в соответствие с этими, “слишком” развитыми для капитала, производительными силами. Если же речь зашла о “спасении отечественного производства”, – то, конечно, вполне уместны обращения к буржуазному начальству (например, к “правительству Москвы”), с просьбами “поддержать” и “сменить приоритеты”.

Правда, если люди, считающие себя коммунистами и революционерами (и даже, более того, марксистами-ленинцами), берутся защищать “отечественное производство”, – то у всякого человека, хоть немного знакомого с марксистско-ленинским учением, должен появиться вопрос: а зачем, собственно, они этим занимаются. В “Манифесте Коммунистической партии” Маркса и Энгельса сказано вполне определённо: “Буржуазия путем эксплуатации всемирного рынка сделала производство и потребление всех стран космополитическим. К великому огорчению реакционеров она вырвала из-под ног промышленности национальную почву. Исконные национальные отрасли промышленности уничтожены и продолжают уничтожаться с каждым днем. Их вытесняют новые отрасли промышленности, введение которых становится вопросом жизни для всех цивилизованных наций, – отрасли, перерабатывающие уже не местное сырье, а сырье, привозимое из самых отдаленных областей земного шара, и вырабатывающие фабричные продукты, потребляемые не только внутри данной страны, но и во всех частях света. Вместо старых потребностей, удовлетворявшихся отечественными продуктами, возникают новые, для удовлетворения которых требуются продукты самых отдаленных стран и самых различных климатов. На смену старой местной и национальной замкнутости и существованию за счет продуктов собственного производства приходит всесторонняя связь и всесторонняя зависимость наций друг от друга” (Маркс и Энгельс, Соч., 2-ое изд., т. 4, с. 427 – 428). Если “революционные коммунисты” и “ортодоксальные марксисты” (как любят называть себя представители “Российского объединенного трудового фронта” и “РКРП-КПСС”) пришли к выводу, что данное теоретическое положение классиков научного коммунизма неверно, – то хотелось бы увидеть теоретическое обоснование этого переворота в марксистско-ленинской науке об обществе. Если же “РОТ Фронт” признаёт приведённое выше положение верным, – то совершенно непонятно, что это он, вместе с испытывающими “великое огорчение” реакционерами, озлобился против “отверточного производства” самого по себе.

Второй существенный недостаток описываемых митингов стал следствием первого. Взявшись защищать “отечественное производство”, “РОТ Фронт” не только стал обращаться к буржуазному начальству с просьбами “сменить приоритеты”, но и попытался найти среди этого начальства союзников. В качестве платы за это участникам митингов… пришлось слушать речи в поддержку “президента” Путина. Некто Гавшин Путина поддержал вполне открыто (“проголосовали за Путина, и правильно сделали”), – но и другие выступающие, представлявшие уже собственно левую общественность, сделали заметный поклон в сторону Путина: признали, что он “выиграл выборы” (хотя, во-первых, “выборов”, толком, не было, а во-вторых, как в действительности на них проголосовали те, кто, всё-таки, дошёл до избирательных участков, – неизвестно, “официальные данные” вызывают большие сомнения в собственной достоверности), да ещё и объявили эту “победу” плодом “заигрываний с рабочим классом” (какой в России, если верить выступающим, тупой рабочий класс, – не первое десятилетие живя в условиях капитализма, всё ещё поддаётся “заигрываниям” и верит обещаниям). Как эти поклоны помогут сохранить ЗиЛ – большой вопрос.

Отдельного внимания заслуживают резолюции митингов, о которых идёт речь. Частично об этом уже сказано, – но необходимо более подробное обсуждение. И 2, и 3 августа митингующим было предложено в своих резолюциях обратиться к “Правительству Москвы, как основному собственнику ЗИЛа”. Просьбы к “правительству Москвы” “сменить приоритеты” – малополезны вообще, но особенно странно они выглядят сейчас. В России, вообще-то, сейчас обстановка, близкая к революционной, – люди, недовольные существующим порядком, в огромных (особенно если сравнивать с предыдущими годами и месяцами, начиная с 2005 года и вплоть до декабря 2011) количествах выходят на улицы, были уже и значительные столкновения с “правоохранителями” (6 мая). И в подобных условиях не обращаться к народу, а пытаться что-то выпросить у “правительства Москвы”?..

(Видео: резолюции митингов 2 и 3 августа)

Помимо мольбы “поменять приоритеты”, московское начальство пытались напугать “ростом социальной напряженности”, – но подобные угрозы от лица собрания, в котором из более чем десятка миллионов москвичей участвуют 20-30 человек, выглядят смешно и жалко.

Говорилось о том, что возможное закрытие ЗИЛа “ставит под сомнение выполнение правительственных программ”, – но московское городское буржуазное начальство куда лучше митингующих знает цену этим программам.

Резолюция митинга 2 августа свелась к тому, о чём говорилось выше. Закончилось это тем, что по меньшей мере один из 20 участников митинга проголосовал против этой резолюции (сведенья об этом сохранились благодаря “Красному ТВ”: http://krasnoe.tv/node/15430). Резолюция митинга, который прошёл на следующий день была несколько более здравой, – в частности, содержала требование создания на московских заводах органов рабочего контроля. Впрочем, если “Совет рабочих Москвы”, после предсказуемого отказа московского начальства исполнять это требование, не возьмётся за создание органов контроля самостоятельно, используя свои, пусть пока не слишком развитые, связи в рабочей среде, – цена этого требования будет весьма невысокой.

Справедливости ради, нужно сказать, что отнюдь не все выступающие на митингах в поддержку ЗИЛа держались линии борьбы за “отечественное производство”. Так, 2 августа председатель одного из “Советов рабочих Москвы”, член Всесоюзной коммунистической партии (большевиков) В.Коробов достаточно определённо заявил о том, что менять (и менять коренным образом) нужно не “приоритеты” в политике государства или, тем более, “правительства Москвы”, – но само это государство. Ветеран рабочего движения Москвы Р.Кулиев обратил внимание собравшихся на основу всех нынешних бед российского трудового народа – частную собственность на средства производства. Но, – к величайшему сожалению, – то была лишь капля в море.

Tags: ЗиЛ, МГОК, МОК, Межрегиональное объединение коммунистов, РКРП, РКРП-КПСС, РКРП-РПК, РОТ Фронт, коммунисты
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments