боец "Октября" (octbol) wrote,
боец "Октября"
octbol

Categories:

К истории лозунга "Москалей - на ножи!" #Москва #Россия #Майдан #Украина #империя #бандеровцы #наци

Подумав, решил, что к предыдущему тексту нужно сделать некоторые пояснения.

1. Чего в москалях никогда не было, - так это тяги к "стабильности". Уже оборона Москвы от войск Тохтамыша (раньше мне уже приходилось писать о том, какое влияние оказало взятие Москвы Тохтамышем на российскую историю) была связана с народными волнениями.

2. "Смутное время" - оно и есть "Смутное время", но и после его окончания Москва отнюдь не "успокоилась"; достаточно вспомнить Соляной и Медный бунты, ставшие достойным вкладом москалей в Бунташный век.

3. Первое крупномасштабное поднятие "москалей на ножи" произошло при Петре Великом и позже нашло своё отражение в искусстве. Поэт Пушкин сказал об этом тактично: "И перед младшею столицей померкла старая Москва, как перед новою царицей порфироносная вдова" (сравнение тогдашней Москвы именно с порфироносной вдовой в устах русского национального гения, москаля по рождению, было совсем-совсем неслучайным... особенно если вспомнить основное содержание "Медного всадника"). А художник Суриков, к тому времени постоянно живший в Москве, написал на излёте XIX века (картина была закончена в 1881 году, как раз тогда, когда народовольцы казнили Александра II, по сути завершив народовольческий этап развития русского революционного движения, - всё последующее народовольчество было одним большим "кризисом жанра", - и открыв дорогу марксистскому этапу, а вместе с ним и XX веку) совершенно нетактичную картину "Утро стрелецкой казни".

PetrI-MoskalivNaNozhi
Первый российский император реализует лозунг: "Москалей - на ножи!"

Чтобы было понятно. Преобразования Петра Великого я считаю, в целом, прогрессивными. Пострадавшие от него "широкие массы стрелцов" были, по сути дела, привилегированным сословием, опорой тиранов-царей и постоянным источником карателей, которых эти тираны в течение всего Бунташного века бросали против восстававшего народа, - хоть на Дону, а хоть и в самой Москве. Более того, раз уж об этом зашла речь... Петр Великий был единственный царём из династии Романовых, который боролся, и довольно последовательно, с ордынским наследием; одним из прочно забытых ныне лозунгов петровских преобразований был: "Да будет отныне в России все русское!", - а о "европейском векторе" император с присущим ему мужицким демократизмом говорил: "Европа нам нужна на несколько десятков лет, а потом мы повернемся к ней задом". Но Москва, с её старым боярством, не особо желающим развития купечеством и склонными к мятежу стрельцами, была для Петра этаким воплощением всего ордынского на Руси. И, начиная строительство империи, Петр, не выдвигая такого лозунга в явном виде, очень даже поднял "Москалей на ножи". К слову, москали не забыли, - о Пушкине и Сурикове уже говорилось, а в "лихие девяностые" в Москве появился ещё и небезызвестный памятник Петру работы Церетели, тоже вполне выражающий отношение москалей к этому русскому царю. А в созданной Петром империи Москва стала своеобразным внутренним узлом противоречий, - противоречия, свойственные Российской империи с первых дней её существования (сперва передовая промышленность - и рядом с ней крепостничество; а потом, и вплоть до самого 1917 года, "самое отсталое землевладение, самая дикая деревня — самый передовой промышленный и финансовый капитализм"), в Москве, как ни странно, проявлялись (и чувствовались местной интеллигенцией) даже острее, чем в Петербурге... отсюда, собственно, и Декабрьское восстание 1905 года, и малая гражданская война в октябре 1917 года, и даже, наверное, "Московская паника", как отдалённое последствие того же. Ну, а в советские годы Москва стала управляющим центром в механизме единого народно-хозяйственного комплекса (Петербург в Российской империи, основу которой составляли крупная частная собственность на землю и частная собственность на основные средства производства в промышленности, такого места не занимал), поэтому, особенно по мере усиления контрреволюционных элементов и продвижения к восстановлению капитализма, она всё больше превращалась в новый узел противоречий.

Что же до деятельности Петра Великого и его наследия, чтобы закончить разговор, то петровские преобразования были своеобразной буржуазной "революцией сверху". Поскольку она была "сверху", то трудовой народ от неё, собственно, почти ничего и не получил (кроме исторического опыта), а гнёт помещиков и укрепившихся при Петре буржуев стал только сильнее. Петр Великий оставил россиянам в наследство идею "Новой России"... и бело-сине-красный триколор как символ борьбы за неё, а также опыт преобразования гнилой системы изнутри, - соответствующая идея с тех пор имела и имеет множество последователей, от Сперанского до пресловутой Ксюши включительно, каждый из которых, однако, почему-то забывает, что Петр был не просто частью системы, но и, волею судеб, её главой с неограниченными полномочиями. Но, конечно, даже спустя несколько веков у Петра всё равно есть, чему поучиться: "Пока в Германии революция еще медлит "разродиться", наша задача — учиться го­сударственному капитализму немцев, всеми силами перенимать его, не жалеть дикта­торских приемов для того, чтобы ускорить это перенимание еще больше, чем Петр ус­корял перенимание западничества варварской Русью, не останавливаясь перед варвар­скими средствами борьбы против варварства" (Ленин, ПСС, т. 36, с. 301; вновь не удержусь, и немножко "поправлю" вождя: "варварство" - это понятие из более древней истории, а Русь ко времени начала петровских преобразований была-таки, скорее, ордынской, отягощённой ордынскими пережитками).

4. Нет нации без языка, Сталин не даст соврать. Становление и русского, и украинского языков в качестве литературных и национальных, в основном завершилось, в лучшем случае, во второй половине XVIII века. Григорий Сковорода писал по-русски (если украинцам больше нравится называть тот язык "давньоукраїнська мова", - это их дело... собственно, почитайте Тредиаковского, это тоже что угодно, только не современный русский язык), - по-украински начал писать Котляревский (а украинская языковая норма устанавливалась ещё долго после него, даже Шевченко писал, например, "На Вкраїні", - что, собственно... нынешние украинцы совершенно зря обижаются на русское "на Украине", поскольку в современном русском языке по той же норме говорится и "на Руси", а в более давние времена говорилось и "на Литве", например, это отголосок старорусской нормы), а на более-менее современном русском писал Державин. Это я к тому, что в XVII - XVIII веках русской и украинской наций, как таковых, не было, - были великорусская и малоросская народности.
Tags: Москва, революция
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments