September 24th, 2015

Межпартийная группа Октябрь-большевики, МПГ Октябрь-большевики, группа Октябрь, Октябрь-большевики

Кукрыниксы под запретом #путинизм #Россия #фашизм #антифашизм #ПересмотрИтогов #репрессии #террор

Во вторник судья Николай Арестов признал гражданскую активистку Юлию Усач виновной в демонстрации символов фашизма по статье 20.3 КоАП РФ. Женщина должна выплатить полторы тысячи рублей за публикацию в социальной сети трех исторических картинок. Одна из них – фотография с Парада Победы, где изображены брошенные советскими солдатами на брусчатку немецкие знамена. Другие две – карикатуры советских художников Кукрыниксов, высмеивающие нацизм. Сама Юлия Усач на заседание не смогла прийти из-за болезни; ее адвокат Александр Попков попросил перенести суд и предъявил больничный, но это не помогло. «Мы будем подавать апелляцию в Краснодарский краевой суд, но надежды на положительное решение практически нет, поэтому начнем готовить жалобу в ЕСПЧ, – сказал «НИ» Александр Попков. – Само преследование было абсурдным, не говоря уже о решении. Прокурор и судья не разбирались. Им важна формальность: изображение свастики есть, а значит – это пропаганда»
По этому поводу хочется написать длинный эмоциональный комментарий... но я этого делать не буду. По-моему, вполне достаточно простой констатации: в год семидесятилетия Победы СССР в Великой Отечественной войне и окончания Второй Мировой войны в путинской России, под предлогом "борьбы с демонстрацией нацистской символики в пропагандистских целях" (последнее важно, ибо, как разъяснил путинский Роскомнадзор, если нет "пропагандистских целей", то нет и "состава преступления"), начали запрещать антифашистскую пропаганду. Под фактическим запретом оказались как классические советские, так и "модернистские" западные образцы. "Правосудие" по случаям, связанным с этим запретом, пока носит избирательный характер (если, например, россиянин публикует в социальной сети тот или иной антифашистский плакат, - он может попасть под раздачу, а может и не попасть). А как к этому относиться, - пусть, в конце концов, каждый решает сам.
Межпартийная группа Октябрь-большевики, МПГ Октябрь-большевики, группа Октябрь, Октябрь-большевики

"Войковскую" без боя не сдадут #Войковская #Собянин #дипломатия #СССР #ООН #советскоенаследство

Сегодня московский сатрап Собянин высказал довольно неожиданные, на первый взгляд, соображения по поводу возможного переименования станции московского метро "Войковская":

Как заявил мэр Москвы Сергей Собянин, в настоящее время москвичи выступают против переименования станции московского метро "Войковская", сообщает "Интерфакс". "Мое отношение к переименованию вторично. Главное, чтобы жители сами были согласны, но пока они говорят: не трогайте нашу станцию, мы привыкли", — сказал он в эфире радиостанции "Москва ФМ" в четверг. Он уточнил, что прошедшие слушания по этому вопросу показали негативное отношение жителей к переименованию "Войковской"
Впрочем, если вдуматься, - всё логично. Петр Лазаревич Войков - он, конечно, "цареубийца", но... скажем так, сильно во вторую очередь. А в первую он, всё-таки, - один из основоположников советской дипломатии (чувствуется, что над соответствующей статьёй в "Википедии" долго работали как виртуальные "белогвардейцы", так и "красноармейцы"... тем лучше). А советская дипломатия, в свою очередь, оставила в "наследство" ельцинско-путинскому режиму по меньшей мере одну чрезвычайно полезную вещь - место постоянного члена Совета безопасности ООН, имеющего право "вето".

Поэтому в том, что люди, так или иначе связанные с "проектом" юридического восстановления монархии в России, делают всё, от них зависящее, для переименования "Войковской" и, вообще, уничтожения, стирания всякой памяти о достижениях советской дипломатии и о её основоположниках, - ничего удивительного нет (отказ от этой памяти вполне может стать первым шагом к отказу от помянутого права "вето" в Совбезе ООН, например... негоже ведь пользоваться "наследием цареубийц")... как нет ничего удивительного и в том, что путинские слуги, включая и московского сатрапа, время от времении поддакивая, уступают этому давлению лишь до строго определённой грани, за которой их сопротивление становится упорным и, можно даже сказать, ожесточённым.