Межпартийная Группа Октябрь-Большевики (octbol) wrote,
Межпартийная Группа Октябрь-Большевики
octbol

Вопросы Мельникову - неожиданное продолжение

Товарищ sergeev_c оставил уточняющий комментарий к нашему давнишнему материалу о "тёмном советском прошлом" Мельникова Ивана Ивановича, "кандидата" от КПРФ на "выборах" Собянина. Поднятый вопрос был изучен несколько более подробно, и вот что выяснилось.

А) На XXVIII съезде КПСС (1990 год), последнем партийном съезде перед запретом деятельности Компартии и распадом Советского Союза, Иван Иванович Мельников занимался весьма ответственной работой: "Поскольку товарищи в рабочей группе комиссии по Уставу очень подробно проходили четырежды все поправки, все предложения наших делегатов, я просил бы сейчас пять человек из этой рабочей группы сесть сюда, в первый ряд. Они будут нам отвечать на вопросы, чтобы не было недоразумений. Кто это такие? Я предложил бы пригласить туда товарища Андреянову Наталью Михайловну - Москва, товарища Игнатова Владимира Георгиевича - Ростов, товарища Калашникова Владимира Валерьяновича - Ленинград, товарища Чаусова Алексея Егоровича из Челябинска и секретаря парткома МГУ товарища Мельникова Ивана Ивановича, которые непосредственно просматривали всю массу предложений, которая шла от делегатов" (XXVIII съезд Коммунистической партии Советского Союза. 2-13 июля 1990 года. Стенографический отчет - М.: Политиздат, 1991; т. 2, с. 403). Мельников, таким образом, принимал самое непосредственное участие в работе над последней редакцией Устава КПСС. Что такое партийный устав, насколько важен этот документ, как он влияет на жизнь партии (в частности, на её работоспособность) - пояснять, думается, не нужно. Достаточно вспомнить, что одной из причин раскола РСДРП на большевиков и меньшевиков были именно разногласия по формулировкам, которые должны были присутствовать в партийном уставе.

Б) После XXVIII съезда КПСС Мельников не стал секретарём ЦК КПСС, - он был "всего лишь" избран в состав Секретариата. Однако, на Пленуме ЦК КПСС 25 - 26 июля 1991 года (последний пленум ЦК КПСС перед запретом партии, менее чем за месяц до "Августовского путча"), Мельников был избран секретарём ЦК КПСС.

Ну, а что было дальше... многие помнят, но не все отдают себе отчёт. 19 - 22 августа в Москве было разыграно представление под названием "путч": группа высших руководителей Советского государства, включая вице-президента Янаева, совместно с "просто авторитетными людьми" (Стародубцев, Тизяков), создала (якобы во имя спасения СССР) "Государственный комитет по чрезвычайному положению в СССР"; никакими советскими законами создание подобной структуры не предусматривалось (что "путчисты" знали, поэтому ни на какие законы и не ссылались: "Для управления страной и эффективного осуществления режима чрезвычайного положения образовать Государственный комитет по чрезвычайному положению в СССР (ГКЧП СССР)..."). То есть, по сути дела, в СССР был совершён государственный переворот. Этому воспротивились законные органы власти в лице (внимание) Верховного Совета РСФСР, Московского городского Совета народных депутатов и Ленинградского городского Совета народных депутатов, - в поддержку которых в Москве и Ленинграде стали выходить на улицы трудящиеся. И, собственно говоря, разыгралось помянутое представление: "Коммуно-фашистская хунта против народа, демократии и законности", - через три дня закончившееся "поражением хунты", "победой демократии"... и сосредоточением всех реальных рычагов государственного управления в России в руках Ельцина и его приспешников. После чего последовали "роспуск СССР" в декабре 1991 года (когда органы Советской власти в России, Белоруссии, Украине и других союзных республиках, а вместе с ними и всё население Союза, были поставлены перед фактом Беловежского сговора), а потом и свержение Советской власти в России (октябрь 1993 года) и других республиках, ранее входивших в состав СССР.

Как нетрудно догадаться, сорвать представление и, тем самым, помешать уничтожению Советского Союза, могла только КПСС, - иных сил, которые могли бы в то время организовать и возглавить сторонников сохранения Союза, не просматривается. И, как говорят знающие люди, партийный "секретариат заседал практически непрерывно в течение и 19, и 20, и первой половины 21 августа. Эти заседания отличались от обычных. Они проходили в самом узком, то есть собственно секретарском составе. Обычной практикой еще со сталинских времен было участие в заседаниях секретариата заведующих отделами ЦК - весьма влиятельной в партийной иерархии группы функционеров... На этот раз они не были допущены. Отсечены от влияния на выработку отношения к путчу и документов, которых ждали провинциальные центры, оказались конечно, не только собственно заведующие. Вместе с ними был отсечен и весь аппарат ЦК...". Заседал-заседал, и "К исходу дня 20 августа ведущих функционеров ознакомили с проектом заявления ЦК, которое было вымучено самим Секретариатом. Предполагалось, что оно прозвучит в программе "Время". Заявление носило крайне аморфный характер, обнаруживая полную бесхребетность и отсутствие политической воли. В нем "принималась к сведению" информация ГКЧП о том, что с генсеком ничего непоправимого не случилось и давалось обставленное оговорками обещание поддержки путчистам, если ГКЧП будет "выражать чаяния народа". Натиск среднего звена на руководство оказался столь настойчивым, что партийные бонзы дрогнули и отозвали заявление. По свидетельству одного из работников телевидения, его буквально вынули из рук диктора главной политической телепрограммы (...) Как удалось установить, утром 19-го известие о пленуме получили почти все члены ЦК. Многие из них, бросив все, поехали в Москву. Утром 20 августа в отделе, ведавшем оргработой, циркулировали данные о прибытии в Москву 110-115 иногородних членов ЦК. А еще почти половина членов пленума ЦК - это представители московской политической элиты. Другими словами, 20 августа в Москве находилось примерно две трети членов ЦК. Собрать их на заседание труда не представляло. Однако секретариат, ссылаясь на то, что в Москве вводится чрезвычайное положение, от проведения пленума отказался".

А вот - другое свидетельство: "Утром 19-го было много звонков с мест. Образование ГКЧП в основном поддерживали, но вызывала настороженность версия, будто Горбачев болен. В нее не верили. Если бы объявили, что ему предъявлено обвинение в государственной измене, и на время следствия он изолирован, это было бы принято без сомнений и с одобрением. Между сотрудниками прошел слух, будто бы состоялось заседание Секретариата ЦК под председательством Шенина, но что "они" решили — неизвестно. Потом новый слух, будто на места ушла шифровка с указанием поддержать ГКЧП. Позже выяснилось, что Шенин действительно разослал за своей подписью шифровку: "В связи с введением чрезвычайного положения примите меры по участию коммунистов в содействии ГКЧП". После разгрома она оказалась в руках прокуроров, по сути, единственным материальным свидетельством причастности партии к делам ГКЧП. Ближе к обеду прошелестел новый слух, на этот раз о созыве Пленума ЦК. И потом вдруг, как отрезало, полная тишина. Со временем я узнал, что во второй половине дня в ЦК приехал из Барвихи Ивашко, отодвинул Шенина и взял ручку управления на себя. Сразу стало тихо, как в детской игре в "замри". Никто ничего толком не мог объяснить. Кругом роились только слухи", - от работника аппарата ЦК КПСС В.Легостаева.

Как бы там ни было, а единственное, что Секретариат ЦК КПСС, в итоге, смог из себя выдавить, было это: "«Секретариат ЦК КПСС, как и все общество, был поставлен в чрезвычайные условия», заявил 21 августа на пресс-конференции в Москве член Политбюро, секретарь ЦК КПСС А.Дзасохов. Партии пришлось давать оценку случившемуся «постфактум». Дзасохов зачитал заявление Секретариата ЦК КПСС, в котором отмечается «недопустимость использования чрезвычайного положения какой бы то ни было политической силой или лицом». Секретариат ЦК выступает за немедленное рассмотрение сложившего­ся положения Верховным Советом или Съездом народных депутатов СССР, а также за скорейший созыв Пленума ЦК КПСС с участием М.Горбачева. «Мы оказались заложниками войны союзных и российских зако­нов», — сказал принявший участие в Пресс-конференции секретарь ЦК КПСС В.Калашников, объясняя причину того, что оценка путча со стороны КПСС была дана лишь на третий день, «Могли ли мы сразу однозначно дезавуировать эту акцию? Нужно было время, чтобы разобраться». На вопрос корреспондента РИА, не вызвано ли появле­ние официальной позиции Секретариата ЦК КПСС информацией о провале путча, В.Калашников ответил отрицательно".

И вот теперь, собственно, вопросы "кандидату в мэры Москвы" Мельникову Ивану Ивановичу.

1) Как Иван Иванович оценивает свою работу в преддверии XXVIII съезда КПСС и непосредственно на съезде?

2) Как, по мнению Ивана Ивановича, изменения в Уставе КПСС, внесённые при его непосредственном участии и одобренные XXVIII съездом, повлияли на работоспособность Коммунистической партии Советского Союза в целом и отдельных партийных организаций?

3) За какие заслуги Ивана Ивановича 26 июля 1991 года избрали секретарём ЦК КПСС?

4) Правда ли, что 19 - 21 августа 1991 года Секретариат ЦК КПСС заседал, как сообщает С. Кара-Мурза, "практически непрерывно"? Участвовал ли Иван Иванович в том заседании (если нет, то почему)? Почему Секретариатом так и не был созван Пленум ЦК КПСС?

5) Было ли известно в Секретариате ЦК КПСС (в частности, лично секретарю ЦК КПСС Мельникову) о шифровке, разосланной по партийным организациям секретарём ЦК КПСС Шениным О.С.? Если да, - то действовал ли Шенин сам по себе, или существовало некое общее решение о поддержке действий ГКЧП?

6) Было ли известно в Секретариате ЦК КПСС о таком "симпатичном" положении "программы" ГКЧП, как: "Развивая многоукладный характер народного хозяйства мы будем поддерживать и частное предпринимательство, предоставляя ему необходимые возможности для развития производства и сферы услуг". Знали ли в Секретариате об этих положениях из Постановления № 1 ГКЧП СССР: "7. (...) Проведение митингов, уличных шествий, демонстраций, а также забастовок не допускается (...) 9. Органам власти и управления, руководителям учреждений и предприятий (...) Создать благоприятные условия для увеличения реального вклада всех видов предпринимательской деятельности, осуществляемых в соответствии с законами Союза ССР в экономический потенциал страны и обеспечение насущных потребностей населения"?

7) Как Иван Иванович оценивает лично свою роль в событиях 19 - 21 августа 1991 года?

8) Учитывая, что агитирующие за Мельникова особо упирают на то, что он уже давно живёт в Москве (в отличие, например, от Собянина), - не боится ли Иван Иванович, что, в случае его избрания мэром Москвы, российская столица повторит судьбу Советского Союза?

9) Наперсный дружок Ивана Ивановича, известный журналист и публицист Александр Фролов, по собственному признанию, давно и весьма близко знаком с Кургиняном; а сам Иван Иванович?
Tags: ГКЧП, КПРФ, КПСС, Мельников, выборы, выборы Собянина, выборы мэра Москвы 2013, классовая борьба в СССР
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments