боец "Октября" (octbol) wrote,
боец "Октября"
octbol

Category:

Наши архивы. Сергей Лундин про СОРВАННЫЙ МИТИНГ Трудовой России

Контекст


Сергей Лундин


ТОРГОВЕЦ ИСПАНСКОЙ МЕБЕЛЬЮ Ю. ХУДЯКОВ ИЗБИЛ НА МИТИНГЕ «ТРУДОВОЙ РОССИИ» ПРОЛЕТАРСКОГО ПОЭТА – ИНВАЛИДА II ГРУППЫ


В воскресенье, 28 января с.г. часть личного состава имени товарища Сталина межпартийной группы «Октябрь-большевики» воспользовалась любезным приглашением администратора сайта «Трудовой России» «Субкоманданте Маркоса», и вместе с сочувствующими в количестве 3-х человек прибыла на ежевоскресный митинг «ТР». Никаких акций «прямого действия» не планировалось. За десять минут до начала митинга я вполне мирно беседовал с анпиловской молодежью, сошлись на том, что предоставят слово Марии Донченко.
Митинг начался. Первым в 11.05 начал выступать руководитель московского отделения «ТР» Ю. Худяков. Выступал он долго, около 40 минут, содержание его речи к делу не относится. Во время его выступления мы ничем себя не проявляли – стояли и слушали, иногда негромко, почти шепотом перебрасывались между собой несколькими словами. То есть, мы не мешали ему выступать, не прерывали его речь свистом, выкриками, скандированием и т.п.

После Худякова микрофон взял Анпилов. Мы знали, что после его выступления слово уже не предоставляют никому, на митингах «ТР» он выступает последним, после чего анпиловцы следуют на Красную площадь возлагать цветы к Мавзолею В.И. Ленина. Потому мы вполне корректно напомнили о договоренности предоставить на 3-5 минут слово Марии Донченко.

Стоявшие «у руля» (у микрофона) сделали вид, что не видят и не слышат нас, Анпилов повернулся спиной. Худяков стал демонстративно смотреть в другую сторону. Аверина спряталась за колонну. Тогда мы напомнили о себе скандированием. Речевка специально была выбрана нейтральная: «Долой оранжевую чуму!». Как известно, «оранжевыми» называют капиталистов проамериканской ориентации (Немцова, Хакамаду, Гайдара, Чубайса и т. п.). Таким образом, в речевке не было ничего обидного и оскорбительного для анпиловцев, как не было ничего чисто «октябрьского» (как известно, основу идеологии «Октября» составляет идея приоритетности борьбы с оппортунизмом). И вот, только услышав про «оранжевую чуму», Худяков стремглав сбежал с «трибуны» (ступенек Музея) и вместе со «штатным» анпиловским «палачом» Юрием Лесиным (бывший водитель «анпиломобиля», с 2005 г. по указанию Анпилова оказывает морально-психологическое давление или избивает не угодных Анпилову людей) набросился на сочувствующего «Октябрю» поэта М. Советского. Худяков сбил его с ног несколькими ударами руками и ногами, сел на него сверху и начал методично наносить удары кулаками в грудь. О. Романов «перехватил» рвавшегося к лежащему Михаилу Лесина, умело отразил его удар в корпус, причем Лесин бил свинчаткой или яварой (короткая деревянная палочка для рукопашного боя). Удар не прошел благодаря умело поставленному блоку. «Октябрец» Дэн свалил с Михаила Худякова. Я, зажатый вопящими анпиловскими старушками, как мог отбивался еще от двух нападавших, правда, довольно пожилого возраста. Романов, обученный применению спецсредств, воспользовался газовым баллончиком, хорошо достав Лесина и частично (боясь задеть М. Советского) – Худякова. Вмешались дежурные сотрудники милиции – один из них оттащил от М. Советского Худякова и одновременно оттолкнул от Худякова Дэна, второй заблокировал Романова и отобрал у него баллончик. Удивительно, но в этой суматохе Худяков ухитрился стащить у милиционера радиостанцию (вот что значит настоящий коммерсант! Украсть у задержавшего тебя милиционера рацию – это ж надо умудриться!). Вырвавшись от сотрудника милиции, которого специально затолкали анпиловские бабушки, Худяков, как-то по-медвежьи виляя задом, убежал на ступени музея и спрятался за спины истошно вопившего в мегафон Анпилова и Авериной.

М. Советского, меня и Романова доставили в ОВД «Китай-город». Милиционеры вели себя по отношению к нам вполне корректно, обошлось даже без «обезьянника». Уже в отделе выяснилось, что я и Романов вообще не доставлены, а «приглашены как свидетели», а М. Советский – как потерпевший. Через 30 минут милиционеры доставили таки изловленного «радиостанционного вора» Худякова, а еще минут через 20 самостоятельно, своим ходом, прибыли анпиловский «джелдет» - Лесин и один совершенно непричастный к драке человек.
Вытирая грязной, как портянка окопного солдата ветошью слезящиеся глаза, Лесин вполне правдоподобно скулили о том, что его «отравили нервно-паралитическим газом». Удивительно, что милиционеры ему не поверили – паралича у него, правда, не наблюдалось, а вот с нервами было явно что-то не то. Впрочем, палачи вообще сильно нервничают, когда им оказывают сопротивление – они как-то больше привыкли иметь дело с безоружным, да ещё и связанным «противником». Баллончик, изъятый у Романова ещё во время драки был осмотрен и признан обыкновенной «слезоточивкой», поэтому «нервно-паралитическая сказка» Андерсена-Лесина тут же накрылась медным тазом, после чего и. о. носового платка – кусок портянки был спрятан Лесиным в карман.

По моему мнению, следует отметить, что:

1) Подлый анпиловский прихвостень, владелец фирмы по торговле испанской мебелью Юрка Худяков «навалился» на М. Советского вовсе не случайно. Он, не будь дурак, полез не на меня – бывшего старшину парашютно-десантной разведроты с «афганским» прошлым, не на хорошо подготовленного во всех отношениях Романова, не на 185-ти сантиметрового, весовой категории «сильно свыше 90 килограмм», одетого в десантную куртку Дэна, а на инвалида II группы М. Советского вполне осознанно.

М. Советский страдает очень сильной формой астмы. Вплоть до того, что ходьба даже средним шагом вызывает у него мучительные приступы удушья. Проще говоря, Михаил еле ходит и вообще не может совершать резких движений. Как поэт, Михаил хорошо известен московской оппозиции. Хорошо известно и наличие у него инвалидности и ее причины. Худяков хорошо знал, что по состоянию здоровья Михаил не сможет оказать сопротивления. Подлючий торгашина молотил ему кулаками в грудь с особым умыслом: по общему правилу, такие удары не считаются опасными, но именно у Михаила они могли вызвать сильнейший приступ удушья, возможно – потерю сознания. Но Худяков не только выбирал себе удобного противника, но и мстил Михаилу за одно довольно давно написанное стихотворение, в котором Анпилов вполне заслуженно назван «лживым вождем». А подонок Лесин пытался достать Михаила ногами в голову (жаль, что газ действительно не был нервно-паралитическим).

2) Свидетельствую, что парень, зависающий на Большом Форуме под ником Redterror, несмотря на свое эпатажную манеру общения и несколько неудачный ник, оказался единственным нормальным человеком в анпиловской своре. Я разговаривал с ним за несколько минут до начала митинга, он вполне адекватный, и кажется, неглупый человек. Он – единственный, пытавшийся, хоть и словом, остановить Худякова. Думаю, что увиденного им хватит ему, чтобы прозреть. Я не имею морального права упрекать его за то, что он сейчас в рядах анпиловцев – ведь я и сам был с Анпиловым с 1991 по 2003 год, и «прозрел» далеко не сразу, только после того как «отбарабанил» по его милости 7 лет 9 месяцев в «местах не столь отдаленных».

С уважением ко всем Достойным Форумчанам
Командир имени товарища Сталина Межпартийной группы "Октябрь-большевики"

P.S. Сначала я сам сомневался в достоверности того, что Худяков во время своего задержания спер у милиционера рацию. Однако известная на Форуме Кэтрин свидетельствует, что уже после того, как меня, Романова и Михаила увезли в ОВД, Анпилов минут пять орал в мегафон, требуя «вернуть ментам рацию», и описывал, как она выглядит. Какая-то старушка при всех подошла к стоявшим вместе с задержанным Худяковым милиционерам и протянула рацию, которую Худяков до этого успел ей незаметно «сбросить».

(Впервые опубликовано Олегом Романовым на "Большом Форуме": http://bolshoyforum.org/forum/index.php?topic=3086.msg107726#msg107726)
Tags: Анпилов, Лесин, Сергей Лундин, Трудовая Россия, Худяков
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments