боец "Октября" (octbol) wrote,
боец "Октября"
octbol

Categories:

#Иванников нашёл "третью силу" #ОКП #Компартия #коммунисты #идеология #Новороссия #Донбасс #ДНР #ЛНР

Секретарь ЦК Объединенной Коммунистической партии Иванников моим постоянным читателям известен уже достаточно давно и в особых представлениях, полагаю, не нуждается. Тем не менее, он - секретарь ЦК ОКП по идеологии, и уже поэтому его писанина представляет определённый интерес... и вот, значит, товарищ Иванников, секретарь ЦК ОКП по идеологии, выдал вчера очередной "идеологический" труд, озаглавленный: "О разногласиях". Посвящён этот труд войне на Донбассе, и Иванников в нём, как это нередко с ним бывает, делает массу "открытий" и достигает недостижимых прежде "идеологических" высот.

"В разборках между огрызками СССР наши левые с различным успехом определяют свое место*. Успех оказывается обратно пропорциональным усердию в этом определении, потому что место левых в этих разборках неизменно оказывается тупиком", - заявляет Иванников в начале своей статьи. Вычленим из этого набора слов ценную мысль: успех в определении левыми "своего места в разборках между огрызками СССР" обратно пропорционален усердию в этом определении (то есть, чем меньше усердия, тем больше успех), - запомним её, и двинемся дальше.

"Некоторые тоже-левые, для которых русский патриот роднее украинского коммуниста, изловчились расчленить внутреннюю и внешнюю политику властей РФ, не одобряя первую и одобряя вторую. Такая шизофрения превращает этих левых в агентов целостных «внешневнутренних» интересов российской буржуазии. Да и льстим мы властям РФ, приписывая им политику, стратегию и т.д. Нет стратегии, есть судьба. Стратегической является лишь задача держать карман как можно шире для ее даров и увертываться от ее оплеух. Впрочем, в природной смекалке в осуществлении этой «стратегии» властям РФ совсем уж отказать нельзя", - итак, согласно Иванникову, у российских капиталистов "нет стратегии", есть лишь "судьба" и "смекалка". Сразу напрашивается вопрос, почему же левые "мудрецы", вроде Иванникова, до сих пор не одолели "людей без стратегии" (у которых и "смекалка" такова, что им всего лишь "совсем уж отказать нельзя" в её наличии)... впрочем, не напрашивается, потому что и так всё ясно. В общем, согласно Иванникову, российские левые, поддерживающие внешнюю политику путинского режима, неправы, - то ли потому, что превращаются в путинских подстилок, то ли потому, что этой политики просто нет (и, стало быть, левые: "Да и льстим мы властям РФ, приписывая им политику", - превращаются в льстецов).

От критики то ли подстилок, то ли льстецов Путина, Иванников переходит к "другой стороне": "Другие товарищи настолько не любят российских империалистических выскочек, что поддерживают Киев во всех его противостояниях. С первоисточником их вдохновения трудно не согласиться: да, главный враг – в своей стране, главный враг сидит в Кремле. Большевики, как мы помним, были пораженцами в первой империалистической. Но с уточнением: они пребывали в интернациональной компании сторонников поражения всех правительств, развязавших войну. Не о военном поражении Российской империи мечтали большевики. Они желали жестокого поражения российскому самодержавию", - и здесь, как нетрудно заметить, скатывается на обычное враньё (особенно опасное, если учитывать, во-первых, его должность, во-вторых, высочайший уровень теоретической подготовки массы рядовых активистов ОКП).

Во-первых, Иванников идёт на хитрость и, не говоря об этом прямо, увязывает вопрос о желательности поражения "своего" правительства в реакционной войне с вопросом об "интернациональной компании", в которой-де пребывали большевики. На самом деле, размеры этой "интернациональной компании" и её сила, мягко говоря, сильно преувеличены; в известной статье "О поражении своего правительства в империалистской войне" Ленин отмечал, что революционно-пораженческая "агитация РСДРФракции — единственный образец в Интернационале не одной парламентской оппозиции, а действительно революционной агитации в массах против своего правительства" (ПСС, т. 26, с. 288), - в других странах были, разумеется, отдельные деятели (например, немец Карл Либкнехт, проголосовавший, - единственным из депутатов германского парламента, - против предоставления германскому правительству военных кредитов) и внутрипартийные (их оформление в самостоятельные коммунистические партии произошло, в основном, уже после Октябрьской революции в России) группы, выступавшие за превращение империалистической войны в гражданскую, но в целом тогдашнее "левое движение" Европы заняло социал-шовинистические позиции. Если уж на то пошло, это ОКП сейчас, - когда большая часть украинских левых (останки КПУ, "Боротьба" и так далее) выступает против "своего" правительства, а многие европейские левые даже, как признаёт сам Иванников ("В компании с этими нашими запатриотевшими левыми оказались и некоторые европейские леваки. Видимо, желая всяческого обострения межимпериалистических противоречий они уповают на московский свежачёк в противовес брюссельскому и вашингтонскому старью"), выражают поддержку России и Путину, - находится "в интернациональной компании сторонников поражения всех правительств, развязавших войну"... только замечать этого её секретарь по идеологии, почему-то, не хочет.

Во-вторых, - и это, во многом, поясняет, зачем нужно было вышеозначенное увязывание, - Иванников лжёт, говоря: "Не о военном поражении Российской империи мечтали большевики". Напиши Иванников, что Ленин не желал победы Германии над Россией, - это было бы правдой. Но Иванников написал то, что написал; и это - ложь, которая, к тому же, опровергается очень легко, - достаточно лишь привести полностью то предложение из помянутой статьи Ленина, отрывок из которого приведён выше: "И царское правительство было вполне право, что агитация РСДРФракции — единственный образец в Интернационале не одной парламентской оппозиции, а действительно революционной агитации в массах против своего правительства — что эта агитация ослабляла «военную мощь» России, содействовала ее поражению. Это факт. Неумно прятаться от него" (ПСС, т. 26, с. 288; выделено мною). Вот так. А чтобы было понятно, что речь идёт именно о военном поражении, - вот ещё: "Революция во время войны есть гражданская война, а превращение войны правительств в войну гражданскую, с одной стороны, облегчается военными неудачами («поражением») правительств, а с другой стороны, — невозможно на деле стремиться к такому превращению, не содействуя тем самым поражению" (ПСС, т. 26, с. 287; выделено мною).

"Патриотическому", - в том числе и "лево-патриотическому", - сознанию очень трудно понять логику, которой руководствовался Ленин... впрочем, эта трудность - кажущаяся. Ленинская позиция "несовместима с патриотизмом" лишь в том случае, если понимать под "патриотизмом" убеждение в том, что (в данном случае) "Россия всегда права" (или, как вариант, "Россия превыше всего"). Если же допустить, что действия российского руководства (увлекающего за собой всю страну) могут быть неправильными или даже преступными, - тогда придётся признать, что, по меньшей мере в некоторых случаях, только пораженческая позиция и будет по-настоящему патриотической (не станет же патриот, человек, по-настоящему любящий свою Родину, желать ей "успеха" в преступлениях, желать ей увязнуть в преступных действиях как можно глубже). Самое забавное, что люди, громче других проклинающие Ленина за его "антипатриотичную" позицию во время Первой Мировой войны, зачастую склонны... оправдывать власовцев и сотрудничавших с немецкими фашистами белоэмигрантов (по меньшей мере, представлять их "сложными, трагическими фигурами"), - именно потому, что считают "преступным" советский "режим" (и если охотников оправдывать Власова и Краснова находится, всё-таки, не так много, - то у белоэмигрантов, сотрудничавших с американскими и британскими спецслужбами, адвокатов находится гораздо больше... одного деятеля, на старости лет "лёгшего" под "тихих американцев", лет десять назад даже торжественно перезахоронили в России, видимо потому, что он советовал американцам брать Россию целиком, а не по кускам).

Оценка же того, "права" Россия (или любое другое государство) в каждом конкретном случае или "неправа", зависит от критериев того, что оценивающий считает "правым делом". Эти критерии, в свою очередь, прямо зависят от того, на точке зрения какого общественного класса оценивающий стоит. Нынешние поклонники белогвардейщины стоят на точке зрения класса российских капиталистов; поэтому, само собой, Ленин, желавший поражения феодально-буржуазной Российской империи во время Первой Мировой войны, для них - "изменник"; власовцы же, желавшие поражения рабоче-крестьянского Советского Союза во время Второй Мировой войны, для них - "трагически-сложные фигуры", если не "герои"; а белоэмигранты, желавшие поражения СССР в "Холодной войне", для этой публики - "герои" без всяких "если".

Иванникову, "зачем-то", нужно, чтобы читающие его коммунисты встали на точку зрения "Россия всегда права", - то есть, как уже показано выше, стали глупее власовцев. Для этого он и врёт, что большевики "не о военном поражении Российской империи мечтали", - ведь если признать, что что большевики желали именно этого поражения, тогда конструкция "Россия всегда права" начнёт разваливаться, тогда читателям Иванникова придётся думать... а Иванникову это надо? Долго ли он пробудет секретарём по идеологии, если его "подопечные" думать-то начнут? А если они ещё и работы классиков марксизма-ленинизма начнут изучать...

"Расправившись" со "сторонниками России" и "сторонниками Украины", Иванников берётся за "тех, кто остался": "Третьи же товарищи, уверенные, что в этой войне коммунистам делать нечего, что война не наша, отказываются смотреть в ту сторону, не желают тратить на эту тему то время и силы, которые следует отдать работе с трудовыми коллективами. Но, товарищи дорогие, повторю, что завод или фабрика – не монастырь, за стенами которого идет особенная жизнь, и за стены которого надо проникнуть с некоей благой вестью. Для рабочих заводов и фабрик важны не только их заводские проблемы. Их классовое самосознание вырабатывается не только проблемами их трудовой деятельности, но и общеполитической картиной дня, их отношение к той или иной партии формируется не только позицией партии, например, по забастовочному движению, но по вопросам, например, войны и мира. Противопоставления не уместны. Если партия будет только готовиться к будущим классовым битвам, брезгуя политической злобой дня, то она не дождется этих битв". Отыскать какой-либо смысл в этом наборе слов ещё труднее, чем во всех предыдущих. Впрочем, если постараться...

Прежде всего, нужно вспомнить, о чём Иванников говорил в самом начале: успех в определении левыми "своего места в разборках между огрызками СССР" обратно пропорционален усердию в этом определении. Исходя из этого, "товарищи, уверенные, что в этой войне коммунистам делать нечего, что война не наша", которые "отказываются смотреть в ту сторону, не желают тратить на эту тему то время и силы, которые следует отдать работе с трудовыми коллективами", - идут по пути, ведущему к наибольшему успеху (это - не моё мнение, это - вывод из слов самого Иванникова). Но Иванников, судя по всему, не хочет, чтобы действия коммунистов были успешными, - поэтому начинает бредить: "...завод или фабрика – не монастырь, за стенами которого идет особенная жизнь (...) Для рабочих заводов и фабрик важны не только их заводские проблемы. Их классовое самосознание вырабатывается не только проблемами их трудовой деятельности, но и общеполитической картиной дня". После "классового самосознания, вырабатываемого общеполитической картиной дня", можно было закончить, - но Иванников только начал. Дальше он объявляет, что "их отношение к той или иной партии формируется не только позицией партии, например, по забастовочному движению, но по вопросам, например, войны и мира", - и это прекрасно... но он же сам, ранее, сформулировал отношение "критикуемых" им товарищей по вопросам войны и мира ("в этой войне коммунистам делать нечего (...) война не наша"); если Иванников считает, что такая позиция коммунистов вызовет у рабочих отторжение, - то об этом ему и следовало писать... но поскольку аргументов в пользу своей позиции у Иванникова не нашлось, ему пришлось бредить. Заключительное предложение абзаца вообще лишено логики: "Если партия будет только готовиться к будущим классовым битвам, брезгуя политической злобой дня, то она не дождется этих битв", - поскольку если "классовые битвы" возникают независимо от воли партии, тогда и то, "дождется" эта партия их или нет, зависит не от действий партии, а от объективных исторических обстоятельств; если же возникновение "классовых битв", всё-таки, как-то зависит от действий партии, то ей, чтобы их "дождаться", следует-таки заниматься организацией этих самых классовых битв, а не "вопросами войны и мира".

Раздав всем сестрам по серьгам... то есть, всем известным ему левым по "идеологическому пинку", Иванников переходит к анализу обстановки на Донбассе, и выдаёт нечто совсем уж чудесное: "В войне на Донбассе и Луганщине участвуют по меньшей мере три силы: «самостийная» Украина, самостоятельно не годная ни к чему, «новая» Россия, где новизны полно, как в лавке старьевщика, и Советская власть". У читателей, разумеется, возникнет вопрос, что это за "Советская власть" такая воюет на Донбассе, - и Иванников поясняет: "Эта Советская власть – еще не настоящая власть над страной, но власть над настроениями немалого числа людей". То есть, в отличие от "Украины" и "России", представляющих собой какие-никакие реальные силы, "участвующая в войне" "Советская власть" - сила виртуальная; она "властвует" лишь над "настроениями немалого числа людей", - видимо, тех самых людей, которые ещё "при Стрелкове" требовали, чтобы над буржуазными (и находящимися во всесторонней зависимости от путинской России) ДНР и ЛНР было поднято Красное знамя.

"Именно эта власть выводит донецкое и луганское сопротивление за рамки «сопротивления» Москвы Киеву. И именно этот выход за рамки есть забота левых сил. Дело очень не легкое. Тяготы борьбы делятся легко (например, кто-то берет на себя груз многотонной гуманитарной помощи по линии МЧС). Но не лавры побед, которые всяк видит по-своему. Да, есть Чапаевы и Фурмановы, но нет Красной Армии и партии большевиков, а игры в народные республики не нужны ни Киеву, ни Москве", - говорит Иванников... о чём говорит? Раз "Именно эта власть", - значит, о той самой "власти над настроениями", которая не является реальной силой ("нет Красной Армии и партии большевиков", - и не надо... Иванников ведь не говорит, что нужно, хотя бы, приступить к их строительству). И... как удобно получается-то: прямо поддерживать российский империализм - "плохо", а вот если поддерживать его же через посредство "власти над настроениями" - это, вроде как, даже и "ничего". Иными словами: если люди просто сражаются за Путина - это неправильно, коммунисты так себя вести не должны; но вот если люди сражаются за Путина, думая, что они сражаются за Советскую власть - это, по Иванникову, вполне нормально, можно даже в этом поучаствовать.

Заканчивается же статья просто блестяще: "Не надо льстить себе разговорами об имеющемся размежевании в комдвижении, когда имеет место всего лишь раздробленность и разобщенность. До размежевания надо дорасти. А для этого нужно сначала потрудиться над объединением и постановкой совместной работы". Этим своим заявлением секретарь ЦК ОКП по идеологии Иванников окончательно рвёт с ленинизмом, поскольку Ленин учил совершенно иному порядку действий: "Прежде, чем объединяться, и для того, чтобы объединиться, мы должны сначала решительно и определенно размежеваться. Иначе наше объединение было бы лишь фикцией, прикрывающей существующий разброд и мешающей его радикальному устранению" (ПСС, т. 4, с. 358). Впрочем, если действительной задачей Иванникова является "прикрыть существующий разброд" и "помешать его радикальному устранению", - тогда почти всё понятно... непонятно лишь, что это чучело делает в должности секретаря ЦК ОКП по идеологии.
Tags: Иванников
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments