Межпартийная Группа Октябрь-Большевики (octbol) wrote,
Межпартийная Группа Октябрь-Большевики
octbol

Category:

#Иванников что-то сказал про Мозгового... #ОКП #Компартия #коммунисты #фашизм #антифашизм #Мозговой

Как уже говорилось, трагическая гибель командира бригады "Призрак" Мозгового не оставила равнодушными российских коммунистов. Вызвало это событие отклик и в сердце секретаря ЦК ОКП по идеологии товарища Иванникова, - в связи с чем товарищ Иванников... что-то сказал. Высказывания этого секретаря ЦК ОКП по идеологии нередко представляют собой лишённый всякого смысла набор слов, - но "идеологический материал", озаглавленный "50 оттенков коричневого", выделяется даже на фоне остальных произведений главного идеологического работника Объединенной Коммунистической партии.

"Мне уже приходилось замечать, что на языке наших левых слово «фашизм» приобрело столь же универсальный характер, как слово «простуда» на языке деревенского знахаря. Однако, чтобы убивать мирных жителей вовсе не обязательно заранее становиться фашистом. Заботясь о воздействии на публику нашей пропаганды, агитации, публицистики, мы вполне естественно вкладываем очевидное для нас крайне негативное содержание в слово «фашизм», вобравшее в себя по нашему мнению едва ли не все нехорошее", - заявляет Иванников в начале очередного своего труда. По идее, далее должно бы идти разъяснение того, что же такое есть этот самый "фашизм", но... не тут-то было. "Крайне негативное содержание" этого слова для Иванникова "очевидно", - поэтому, видимо, никаких разъяснений не следует.

Зато Иванников делает "открытие", что "Фашизм имеет место в любом буржуазном обществе", а не является продуктом только высшего, империалистического этапа развития капитализма, как склонны были полагать исследователи-марксисты до сих пор ("Империалистические круги пытаются переложить всю тяжесть кризиса на плечи трудящихся. Для этого им нужен фашизм (...) Фашизм у власти есть, товарищи, как правильно его охарактеризовал XIII пленум Исполкома Коммунистического Интернационала, открытая террористическая диктатура наиболее реакционных, наиболее шовинистических, наиболее империалистических элементов финансового капитала", - Г. Димитров "Наступление фашизма и задачи Коммунистического Интернационала в борьбе за единство рабочего класса, против фашизма" // VII конгресс Коммунистического Интернационала и борьба против фашизма и войны. (Сборник документов) - М.: Политиздат, 1975. - 527 с.; с. 119 - 120). Что ж, видимо, через некоторое время товарищ Иванников разовьёт это "открытие", рассказав общественности про фашизм во времена Великой Французской революции или Гражданской войны в США...

Пока же остаётся довольствоваться общими рассуждениями: "Фашизм на свой манер антибуржуазен, он является попыткой приостановить развитие капитализма, противостоять вызываемому им распаду социальных связей, разобщенности и взаимному отчуждению людей. Правда, покончить заодно и с классовой борьбой, причем буржуазия всегда готова к «классовому миру» ради «общего блага». В своей правоконсервативной как-бы-антибуржуазности фашизм может быть и сверхреволюционным. Фашизм способен проявляться в виде личного мировоззрения людей, в виде идеологий, движений, партий и организаций, в виде, наконец, государств", - из которых вытекает, что "главный идеолог" ОКП отождествляет фашизм и реакцию вообще. То, что описано Иванниковым: "...попытка приостановить развитие капитализма, противостоять вызываемому им распаду социальных связей, разобщенности и взаимному отчуждению людей", - это не фашизм, а всего-навсего (любой) буржуазный консерватизм... в котором, разумеется, тоже нет ничего хорошего, но отождествление фашизма и буржуазного консерватизма не может привести ни к чему, кроме того самого печального положения, о котором Иванников говорил в самом начале своего текста ("...на языке наших левых слово «фашизм» приобрело столь же универсальный характер, как слово «простуда» на языке деревенского знахаря").

Отдельно следует обратить внимание на то, что фашизм, если верить Иванникову, на самом деле "кончает с классовой борьбой" и "устанавливает классовый мир". То есть, установление открытой террористической диктатуры капиталистов - это, оказывается, не проявление классовой борьбы; создание концентрационных лагерей (куда первыми, ещё до представителей "неполноценных народов", отправляются "заниматься общественно полезным трудом", то есть подвергаться жесточайшей эксплуатации, коммунисты и профсоюзные активисты "своей" для фашистов нации) - это, по Иванникову, примета наступления "классового мира".

"Против самоназвания «национал-социализм» нам также нет нужды сильно возражать, поскольку социализм как строй и как доктрина, направленная на общественное благо, может иметь не только классовое, марксистское понимание, он может оказаться вполне реакционным", - продолжает Иванников; и насчёт существования, наряду с научным, ещё и реакционного социализма он, конечно, прав, вот только непонятно, зачем ему нужно столь решительно рвать с существующей антифашистской (я имею в виду именно коммунистический антифашизм) традицией. Всё тот же Димитров на всё том же VII конгрессе Коминтерна говорил: "Самая реакционная разновидность фашизма — это фашизм германского типа. Он нагло именует себя национал-социализмом, не имея ничего общего с социализмом" (указанный источник, с. 120), - а секретарю ЦК ОКП по идеологии, получается, всё равно... пусть, мол, фашисты и дальше обманывают народ, прикрывая свои крайне реакционные устремления "социалистическими" вывесками.

"Известные нам разновидности фашизма различаются по свирепости нрава, по отношению к государству, к нации, к расе, к религии, к мировому господству. Это затрудняет классификацию нынешних явлений человеческой природы и подталкивает к обзыванию фашизмом - на всякий случай, для простоты, - всего, что сильно не похоже ни на коммунизм, ни на либеральную демократию, хотя вполне людоедские наклонности этой самой демократии ни для кого не секрет. А уж рассеянские типа-либералы, поднявшиеся в своем «либеразме» до пещерных высот социал-дарвинизма и пиночетофилии, вполне вышли на финишную прямую к фашизму", - рассуждает Иванников. Понять, что один из руководителей ОКП хотел этим сказать, - мягко говоря, затруднительно; вначале сказано, что существует тенденция "обзывать фашизмом" всё, что "сильно не похоже ни на коммунизм, ни на либеральную демократию", - и, вроде бы, автор намекает на то, что эта тенденция неправильна... а затем следуют рассуждения о том, что некоторые российские либералы "вышли на финишную прямую к фашизму", мысль же про "обзывание фашизмом" оказывается просто-напросто брошенной.

А вот дальше, собственно, Иванников что-то говорит про Мозгового: "Размытость признаков фашизма размывает и признаки антифашизма. Сегодня уже не в диковинку и вполне коричневый, антикоммунистический «антифашизм». Не совсем уж не прав был А.Б.Мозговой, не записываясь в борцы с фашизмом, хотя и был им по факту борьбы против олигархии любого раскраса. Его гибель, имеющая свои плюсы для главных сторон конфликта, побуждает заподозрить, что более-менее общая борьба «против фашизма» уже начинает уступать место не столь единой борьбе «за…». За что? Без ответа на этот вопрос даже искренний антифашизм остается тыканьем пальцем в небо. Антифашизм перестает быть всего лишь мемом, медиавирусом, лишь когда борьба с фашизмом подчинена борьбе с буржуазией, за социализм и коммунизм". Логика здесь уже начисто отсутствует ("Не совсем уж не прав был А.Б.Мозговой, не записываясь в борцы с фашизмом, хотя и был им по факту борьбы против олигархии любого раскраса", - то есть, по Иванникову, всякая борьба против олигархии является борьбой против фашизма... или не является, и Мозговой тогда был не совсем уж не прав, говоря, что никакого фашизма нет), зато присутствует упоминание о Мозговом.

"И фашизм, и коммунизм порождены капитализмом: один является порождением его страхов, другой – надежд. Наша забота – не избавление капитализма от его страхов, а осуществление порожденных им и переросших его надежд", - заканчивает Иванников свою статью. Прочитав это, я задумался... пожалуй, главной надеждой, которая порождается капитализмом у подавляющего большинства обитателей буржуазного общества, является надежда разбогатеть; в самом деле: сословий (к которым люди принадлежали от рождения до смерти, без особых шансов на переход в другой социальный слой) нет, "труд свободен", "все пути открыты"... разбогатеть, правда, получается далеко не у всех, а с развитием капиталистических отношений границы между классами становятся всё более похожими на те самые сословные (и если родившийся "наверху" имеет все шансы обнищать, то у родившегося "внизу" шансов "подняться" оказывается совсем немного), - но надежда-то всё равно остаётся. И вот, стало быть, секретарь ЦК ОКП по идеологии провозглашает "заботой" своих подопечных "осуществление порожденных капитализмом надежд"... не подразумевается ли под этим порождённая капитализмом надежда Иванникова на личное обогащение, ради которой следует "напрячься" всей партии?..
Tags: Иванников
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments