octbol

Categories:

"Всё предрешено" #выборы #выборы2018 #СутьВремени #кризис #кампания #агитация #ТВ #телевизор #18мар

Вчера в России официально начался "агитационный период предвыборной кампании", предшествующей намеченным на 18 марта "президентским выборам", — но это (начало "агитационного периода") вряд ли кто-то заметил, поскольку шумная "кампания" в буржуазных СМИ идёт уже достаточно давно... и думаю, любой, кто хоть сколько-нибудь осведомлён о том, как в России проходили "выборы" (хоть "парламентские", хоть "президентские") в последние лет пятнадцать, согласится со мной в том, что нынешняя "кампания" — самая надрывная за многие годы.

В стране, уже, казалось бы, привыкшей к "европейским показателям", все вдруг озаботились вопросом явки, и "70 на 70" (70% голосов за "национального лидера" при 70% "явившихся") уже не является пределом мечтаний: "ВЦИОМ: Более 80% россиян собираются на президентские выборы". "Центральная избирательная комиссия" с невиданным прежде усердием изображает "объективность" ("Глава ЦИК Элла Памфилова сделала замечание пресс-секретарю главы государства Дмитрию Пескову за агитационное высказывание в пользу одного из кандидатов в президенты", "Первый канал получил постановление Центризбиркома с просьбой отложить показ фильма Оливера Стоуна о Владимире Путине до конца президентских выборов", "Председатель Центризбиркома Элла Памфилова раскритиковала недавнее заявление гендиректора ВЦИОМ Валерия Федорова о том, что в результате президентских выборов «сомневаться не приходится»"), — и, в то же время, с тоже невиданной доселе откровенностью подыгрывает одному из кандидатов (в городах и сёлах от имени "ЦИК" развешаны плакаты "Наша страна, наш президент, наш выбор", - а кто уже 18 лет, с небольшим перерывом, является "нашим президентом", россиянам разъяснять не нужно; напиши "ЦИК" про "наших кандидатов", всё выглядело бы гораздо более прилично, но написали то, что написали). Партия Зюганова, будучи "Главной оппозиционной силой страны", пошла навстречу собственным "низам" и выдвинула кандидатом не Зюганова. Некоторая часть левой общественности, осознав себя как главную оппозиционную силу по отношению к Партии Зюганова, начала "мочить" зюгановское "новое лицо", (потихоньку выводя из-под своей критики саму партию-концлагерь, которую "принципиальным критикам" уже чуть ли не жалко) вознамерившись, в то же время, "организовать альтернативный подсчет голосов и явки", — то есть, тоже поучаствовать в "судьбоносном" событии 18 марта. И так далее и тому подобное, вплоть до "похода Лисицыной".

Из всех этих разнонаправленных (по видимости) движений, из всей сопровождающей их разноголосицы, в итоге, получается "теоретический и практический вывод", что 18 марта нынешнего года — некий судьбоносный день, когда так или иначе "решится судьба страны" (то ли на многие годы, то ли вообще навсегда). Именно к такому выводу все более-менее заметные агитаторы, — и которые "за кандидатов", и которые "за явку", и даже которые "за неявку", — дружно подводят российский народ. Ответ на вопрос, зачем это делается, представляется простым: именно ко дню "президентских выборов", по плану, будут приведены в полную боевую готовность все "правоохранительные" структуры путинского режима. То есть, они в любом случае будут приведены в полную боевую готовность ко дню "выборов", — дабы "обеспечить соблюдение законов и общественное спокойствие во время народного волеизъявления", — и, естественно, антинародному режиму было бы удобнее, чтобы все возможные вспышки народного возмущения были так или иначе "привязаны" ко "дню выборов" ("единые дни голосования", по всей видимости, были введены по той же причине, чтобы полицаи не перенапрягались).

Однако, если вдуматься, не так тут всё просто. Правящая "питерская" шайка, разумеется, не боится "победы оппозиционного кандидата", — её, в случае чего, просто не признают, по телевизору объявят "70 на 70", то же самое нарисуют в "ГАС Выборы", на улицы крупных городов выйдет бронетехника... и, собственно, всё. Ещё меньше она боится "низкой явки", — даже если "70 на 70", по неким причинам, не удастся нарисовать, сколь угодно низкий итоговый показатель просто будет объявлен "среднеевропейским", как обычно. Что же касается возможности народного восстания, то...

Шесть лет назад расклад сил был для "питерских" гораздо более неприятным, чем сейчас. К концу "нулевых" достигли совершеннолетия люди, родившиеся в последние советские (отличавшиеся, ко всему прочему, сравнительно высокой рождаемостью) и первые "постсоветские" годы, — те, у кого советские установки (включая трепетное отношение к целостности витрин) были, по понятным причинам, ослаблены; среди этой молодёжи было достаточно людей, которые хотели смены общественного строя и готовы были действовать ради этого, готовы были применять силу... вспоминать о том, чем кончилась та (настоящая) "Русская весна", очень горько, — но и забывать нельзя; посему напоминаю вкратце. Наиболее сознательных из "постсоветского поколения", — тех, кто мог организовать и возглавить, — заманили в зюгановский концлагерь (не для того ли понадобилась "борьба с семигинщиной"?!) и, в конце концов, втянули в безнадёжную "борьбу за оздоровление КПРФ", из которой те, кому повезло всё это пережить, более-менее выбрались только в 2013 — 2014 годах. В то время, пока наиболее сознательная часть "постсоветского поколения" (включая и лично меня, свою вину за всё случившееся я как признавал, так и признаю) "оздоравливала КПРФ", — наиболее деятельной его части был подсунут (буржуазным телевидением, посредством телепрограммы "Суд времени") политолог Кургинян; воспользовавшись тем, что коммунистам тогда, по существу, предложить народу было нечего, кроме "вступления в левое КПРФ" (об "альтернативе" в виде "Российского объединенного трудового фронта" я тут не говорю, поскольку в своё время сказал о данном "проекте" всё, что считал нужным; упомяну лишь о том, что нарочитое пренебрежение "высокой теорией" в пользу "экономической борьбы" на выходе давало ну совершенно не то, чего хотели деятельные молодые люди, склонные к размышлениям о смысле жизни и сектантству... то есть, даже у "левого крыла КПРФ" был для этой молодёжи какой-то "товар", у "трудовых фронтовиков" же не было никакого), — он создал почти правильную коммунистическую партию (в ячейках которой вдумчиво читали Маркса, Ленина и прочую классику, собирали сведения о происходящем в стране и всерьёз обдумывали их, разрабатывали приёмы практической работы с использованием полученных знаний), но... заточенную на сохранение "Стабильности". Зацепившись за представление о том, что ельцинско-путинское государство является "нашей страной" (у "постсоветской" молодёжи оно было, разумеется, менее выраженным, чем у людей постарше, но тоже присутствовало), Кургинян смог убедить своих поднадзорных в том, что "ленинский путь устарел", а приближающаяся революция будет всем чем угодно, только не настоящей революцией, и эта "оранжевая проказа" может-де "погубить Россию". Добиться успеха Кургиняну помогли хорошее владение техниками психологического воздействия и полный провал коммунистической пропагандистской работы в "лихие девяностые" и "сытые нулевые". Итогом усилий "красного политолога" стало создание партии ленинского типа, надёжно закованной в форму поддерживающей правительство секты.

В общем, когда, в декабре 2011 года, в России народ вышел на улицы, — наиболее сознательная его часть уже была приведена в такое состояние, что не могла выступить в возникшем движении ничем, кроме хвоста, а наиболее деятельная и вовсе оказалась массе недовольных противопоставлена. "Болотная" закономерно была "оседлана" либералами и столь же закономерно кончилась ничем, а через некоторое время был запущен "проект Новороссия", по итогам которого наиболее боеспособные из российских коммунистов либо погибли, либо психологически сломались. Волна, поднимавшаяся в начале десятых годов нынешнего века (не только в России), к сегодняшнему дню "верхами" и их охраной успешно разрезана, остатки организованных сил народа либо разбиты, либо крепко обузданы (если Вам, товарищ Читатель, показалось, что в моих рассуждениях учтён "фактор Навального", то вот Вам про Навального, и про других "либеральных вождей", заодно; а если пожелаете вспомнить о русских националистах, то и я напомню, что боевитых русских националистов в донецкую землю легло в 2014 — 2015 годах не меньше, чем боеспособных коммунистов, а может даже и больше), — и, по всей видимости, сейчас их благополучию ничего не угрожает. Тем не менее, "верхи", как говорилось выше, пребывают в истерике, — и что-то мне подсказывает, что как раз кажущаяся безопасность сложившейся обстановки их и пугает. За 2011 — 2018 годы российские "верхи" разгромили, раздавили и подчинили всё, что виделось им представляющим какую-то угрозу "снизу", и теперь они не видят источников опасности для себя, чувствуют, что, тем не менее, исходящая "снизу" опасность существует и, в добавок ко всему, осознают это своё опасное неведение. И это состояние российских "верхов" всем людям доброй воли неплохо бы взять в расчёт.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded