octbol

Categories:

Готовы списки #выборы #выборы2018 #Путин #итоги #голосование #наблюдатели #ЦИК #нарушения #оппозиция

На уходящей неделе российские "верхи" торжественно объявили об окончании "кампании по выборам президента России", ставшей, в одно и то же время, и самой скучной ("победитель", как обычно, был известен заранее, но в этот раз в его будущей "победе" не сомневался почти никто), и самой надрывной за четверть века. И поскольку полторы недели назад, пытаясь закрыть для себя "выборный" вопрос, я, по своему обыкновению, упустил кое-что важное, — за что прошу у Вас, товарищ Читатель, прощения, — то, пожалуй, самое время вернуться к нему и дополнить предшествующие рассуждения.

Начать, однако, стоит с официального мнения. Точнее, двух официальных мнений. Первое из них было высказано официальным "победителем" прошедшего мероприятия: "Владимир Путин на встрече с председателем Центризбиркома Эллой Памфиловой назвал прошедшие президентские выборы самыми чистыми и прозрачными за всю историю России". Его собеседница спорить не стало, но уже скоро её ведомство выступило с особым мнением: "Итоги голосования на выборах президента России отменены по 18 избирательным участкам в девяти регионах страны, сообщил член российского Центризбиркома Александр Клюкин. "Я думаю, что пять-шесть еще таких решений будет принято, но уже <…> не избирательными комиссиями, а судами, сейчас они находятся в судах", — сказал Клюкин в рамках круглого стола созданной в Совете Федерации временной комиссии по защите госсуверенитета и предотвращению вмешательства во внутренние дела России", — из содержания которого следует, что "президентские выборы" 2018 года были не менее чем в 9 раз более грязными, чем "президентские выборы" 2012 года, когда "итоги голосования" были официально отменены на двух участках ("За ночь отменены результаты голосования на двух участках - один в Дагестане, один в Москве, - сообщил председатель ЦИК").

А теперь, собственно, пора перейти к той важной стороне ельцинско-путинских "выборов", о которой я, топчась вокруг да около, так и не сказал главного. 3 апреля, в тот же самый день, когда "национальный лидер" встречался с Памфиловой, читатели "независимого народного" издания "Советская Россия" получили возможность ознакомиться с "отчётными" докладами главных надзирателей зюгановской партии-концлагеря. В объёме длиннющих выступлений Зюганова и Мельникова большую часть занимают пустейшие слова, сказанные исключительно для того, чтобы консервирование обстановки в концлагере прошло так, как нужно надзирателям. Между пустых слов, однако, встречаются примечательные статистические данные:

"В целях сохранения результата партии на выборах были сформированы команды наблюдателей. В совокупности для обеспечения контроля на избирательных участках КПРФ смогла мобилизовать 238 тысяч человек", — заявил Зюганов.

"Согласно нашим данным, 18 марта на 96 тысячах участков было 267 тысяч представителей КПРФ", — уточнил Мельников.

Разумеется, в конкретных цифрах оба, скорее всего, нагло врут: не даром же Зюганов тут же проговаривается о том, что: "Доказала свою необходимость наша система параллельного подсчета голосов. Всего в нее было введено 25 708 протоколов, или 27% от их общего числа" (если на каждом из 96 тысяч "избирательных участков", - а это общее их число, включая заграничные, - было по два-три представителя Партии Зюганова, то что им мешало получить копии если не всех протоколов, то хотя бы половины), — а Мельников и вовсе признаёт: "В то же время качество наблюдения было разным: не на всех участках по факту наши представители присутствовали, не везде были упорны".

Тем не менее, думается, порядка двух десятков тысяч человек Партия Зюганова, в самом деле, мобилизовала, так что Навальный, говоря: "...мы выставили 33 тысячи наблюдателей («кандидаты» выставили максимум несколько сотен)", — скорее всего, неправ. Даже с учётом того, что множества мобилизованных Партией Зюганова и мобилизованных Навальным пересекались (некоторых своих представителей "Штаб Навального" оформил в качестве "наблюдателей от Грудинина"), — свои полтора десятка тысяч (допустим, что "люди Навального" составляли четверть всех мобилизованных зюгановцами, хотя скорее всего таковых было меньше) "активных граждан" в зюгановском "активе" имеются. А в общей сложности, стало быть, получаются порядка 50 тысяч (33 тысячи от "Штаба Навального", 15 тысяч собственно от "Штаба Грудинина", у остальных "штабов", на круг, наберётся ещё пара тысяч) активистов. 

Будь я либералом, я бы, несомненно, назвал этих пятидесятитысячников "лучшими людьми страны" и пустился в рассуждения о "становлении гражданского общества" и "важном опыте", который-де пятидесятитысячники приобрели в ходе "электоральных мероприятий"... но я — не либерал. Полезность того опыта, который эти неплохие люди, в самом деле, приобрели (она, собственно говоря, ограничивается приобретением простейших навыков свободного взаимодействия с другими людьми, работы в коллективе... в советской школе, при всех её недостатках, такое умели уже октябрята, а пионеры умели гораздо больше), с лихвой перекрывается вредными последствиями. Основных вредных последствий два. 

Во-первых, "гражданские активисты", "поработав на выборах", укрепились в иллюзиях, что в ельцинско-путинской России существует какой-то "демократический процесс", что фальсификаторов, по крайней мере, можно мирно и цивилизованно "ловить за руку". На каждый случай, когда над наблюдателями совершалось насилие (в том числе физическое, вплоть до сломанных конечностей), приходятся несколько случаев, когда "активистам" (при ровно тех же возможностях у устроителей мероприятия) позволяли "работать" и даже "получать результат" (зюгановцев одарили "красным поясом", сторонников Навального - падением явки в Чечне), — и нужно быть очень наивным человеком, чтобы полагать, что российское буржуазное начальство тут "промахнулось", "что-то упустило" и так далее; "хозяева страны" действовали вполне расчётливо, и их расчёты, увы, во многом оправдались и продолжают оправдываться.

Ну, а во-вторых, теперь, благодаря "гражданской мобилизации", у путинских чиновников появились списки активных граждан, недовольных путинским порядком. Точнее, списки эти, разумеется, существовали и раньше ("гражданская мобилизация" проводится не в первый раз), — но после событий 18 марта они уточнены. И хотя порой может сложиться впечатление, что "наверху" плохо умеют считать, — тут, несомненно (поскольку речь, в конечном счёте, идёт о выживании нынешней "элиты"), посчитают всех, вплоть до совсем недалёких людей, решивших принять участие в предложенной "объединенным коммунистом" Барановым "операции по срыву явки". А у учителей из избирательных комиссий (в данном случае это собирательный образ), которым 18 марта портили кровь несогласные граждане, появится возможность нанести ответный удар.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded