octbol

Category:

Ненужная кровь #История #СССР #Африка #Эфиопия #ЦарскаяСемья #коммунисты #большевики #ритуалы #Китай

Сегодняшний мой текст Вам, товарищ Читатель, возможно, покажется несвоевременным... потому что сегодня — день рождения Ленина, и, вроде бы, нужно дать что-то в честь очередной "памятной даты", пусть и не имеющей никаких признаков "круглости". Такие мысли, не стану скрывать, полезли в голову и мне самому, — да так, что я уже подумал отложить обсуждение вопроса, который будет поднят нынче, на недельку-другую. Но когда эти мысли уже почти одолели меня, я спросил себя: а как бы действовал на моём месте сам Ленин? Как бы поступил он, если бы в очередной день рождения, допустим, Маркса, ему пришлось бы решать: осветить некий, пусть и не очень важный, но недостаточно хорошо освещённый до сих пор теоретический вопрос, — или написать что-нибудь ритуальное про именинника? Ответ на этот вопрос нашёлся сам собой, стоило только правильно его поставить, — и вот поэтому... вот поэтому, собственно говоря, про Ленина сегодня почти ничего не будет, а будет про отношение коммунистов к "царской крови".

Помимо всего прочего, дело в том, что несколько месяцев назад, высказываясь по этому вопросу, я допустил непростительную ошибку: разбирая случаи, когда коммунистам приходилась взаимодействовать с различными представителями "монарших фамилий", позабыл о самом недавнем по времени. Между тем, из общего ряда он, как может показаться, сильно выбивается, — и если его своевременно не разобрать, ущерб (хотя бы с чисто пропагандистской точки зрения) может получиться существенный.

В общем, помимо румына Михая I и болгарина Симеона II, в XX веке в руки коммунистических режимов попал ещё один православный правитель. И если в жилах Михая I, Симеона II и даже Николая II текла, в основном, "царская кровь" различных Гогенцоллернов, — то у этого, пережившего их всех, с "качеством крови" всё было в полном порядке... Рюриковичи бы позавидовали. И он, — Хайле Селассие I, рас Тэфэри, последний эфиопский "царь царей", - возможно, был убит... и его убийство, возможно, было жестоким и даже, может быть, имело некоторые признаки ритуала. А его убийцы, не исключено, сами себя считали коммунистами, — хотя правильнее будет сказать, что коммунистами их считали советские читателидействительном отношении к ним советских писателей и, тем более, "партийной номенклатуры", по заказу которой эти писатели работали, судить гораздо труднее). Впрочем, даже и в этом случае говорить о "большевистском ритуале по истреблению всех обладателей царской крови" нет решительно никаких оснований.

Теперь — обо всём по порядку. В начале XX века Эфиопия (Абиссиния) была одним из двух, — наряду с Либерией, - независимых государств на африканском континенте. Но если Либерия была, так сказать, "искусственным образованием", то Эфиопия имела древнюю государственность. В чём-то, — но именно в чём-то, многие напрашивающиеся аналогии будут ложными или крайне неточными, - она была похожа на Россию: большинство жителей исповедовало православие, главой государства был царь-самодержец... в прошлом у Абиссинии были и своя Хазария, и что-то похожее на монголо-татарское нашествие, к началу XX века страна, оставаясь независимой, попала в сильнейшую зависимость от западноевропейского (прежде всего — английского) капитала (случилось даже нечто отдалённо напоминающее Крымскую войну, по итогам которой, правда, "захватчики отступили"... но вот шальная мысль ущемить "инвесторов", пришедшая в голову царю Федору II, никого из его преемников не посещала, а сменивший его на престоле Иван IV погиб, помогая англичанам давить восстание суданских "махдистов"). Чего в истории Эфиопии не было, — так это какого-либо аналога Петровских реформ; то есть, в этом направлении предпринимали какие-то движения и вышеупомянутый Федор II, и победивший итальянских захватчиков Менелай II (он пошёл даже на перенос столицы), но... видимо, Петр Великий всё-таки был революционером на престоле, а эфиопские реформаторы не были. Сократить феодальные пережитки хотя бы до того состояния, до которого они были сокращены в Российской империи к началу XX века, им не удалось; ни единой эфиопской нации, ни даже чего-то похожего на триединый русский народ, не сложилось, — доминировавших в Эфиопской империи амхара можно сравнить (да и то очень условно!) не с русскими (в дореволюционном значении этого слова) или великороссами, а с... москвичами, как населением Московского княжества в начальный период его существования, наверное (соответственно, оромо - это, скажем, тверичи или новгородцы, а тиграи - допустим, рязанцы).

Предыстория изложена так подробно для того, чтобы была лучше понятна подоплёка событий, развернувшихся в Эфиопии в середине 70-ых годов прошлого века. Царь Хайле Селассие, в молодости отменивший в стране рабство и вообще подававший надежды, а в зрелости очень неплохо проявивший себя в качестве руководителя освободительной войны против итальянских фашистов (которую, впрочем, что немаловажно, эфиопы всё-таки проиграли, и в дальнейшем смогли освободить свою страну лишь при прямой военной помощи британцев), в старости стал терять хватку. Народ жил в нищете и частенько голодал (в 1972 году от голода погибло 600 тысяч эфиопов; проблема не была решена ни при "коммунистах", ни позже, но породили её отнюдь не "социалистические преобразования"), противоречия между амхара и другими эфиопскими народностями привели к началу междоусобной войны (она не прекратится после свержения царя и продлится вплоть до 1991 года). В 1960 году засидевшегося царя попытались свергнуть его собственные генералы, а 12 сентября 1974 года повторная попытка генералов отстранить самодержца увенчалась успехом. С этого дня начинается история "Социалистической Эфиопии", а бывший царь, будучи 82 лет от роду, движется навстречу собственной смерти.

И вот тут-то нам с Вами, товарищ Читатель, следует остановиться, и внимательно посмотреть на "Эфиопскую революцию". В русскоязычной "Википедии" говорится следующее: "В 1974 году меры по оздоровлению экономики вылились в резкое повышение цен и повлекли массовые демонстрации протеста. Ситуацию использовала группа офицеров, склонявшихся к марксизму, возникшая летом того же года, под названием «Дерг». Пошёл процесс демонтажа монархии, известный как «ползучий переворот». К середине осени «Дерг» подчинил себе все административные ресурсы и провозгласил курс на построение социализма", — и в данном случае авторы "Википедии", в общем-то, ничего не сочинили, а лишь изложили своими словами советскую версию событий. Новое эфиопское правительство, — "Дерг", — достаточно быстро захотело дружить с СССР; Брежнев и компания, в свою очередь, пошли навстречу... в связи с чем, собственно, и появилось утверждение о том, что эфиопские "революционеры" склонялись к марксизму. Позже, — по мере того, как "революционное правительство" добивалось очередных "выдающихся успехов", — это утверждение, разумеется, охотно подхватила и "западная" пропаганда.

Ну что же, давайте приглядимся к "поклонникам марксизма". Вот — старый генерал Андом: "Родился в деревне в Эритрее, учился в американской миссионерской школе в Хартуме (Судан)... был военным атташе Эфиопии во Франции, потом в США (с 1964). В 1965 году назначен сенатором. Учился в Университете Ховарда и британской военной академии в Сандхёрсте. В июле 1974 г. назначен министром обороны и начальником Генштаба Эфиопии. С сентября 1974 года — генерал-лейтенант". А вот — его более молодой сменщик Менгисту, "большой друг советского народа": "Воспитывался в аристократической семье в Аддис-Абебе. Окончил только начальную школу, но благодаря протекции дяди-министра в 1959 году без аттестата поступил в военную академию Холетта, которую окончил в 1966 году в звании второго лейтенанта; также прослушал курсы переподготовки офицеров в Эфиопии. Служил в императорском дворце начальником материальной части и квартирмейстером. Затем в 1967 году отправился на курсы переподготовки офицеров артиллерийско-технической службы в США, где проходил службу в Форт-Ливенворте (штат Канзас); проучился до 1970 года, получил звание майора. Изучал экономику в Мэрилендском университете и заочно в Аддис-Абебе". Да вот, в конце концов, "товарищ" Тэфэри Бенти: "С 1954 — командир 3-й дивизии в Огадене, затем переведён в императорскую гвардию. Работал в интендантстве, стал членом личного штаба императора Хайле Селассие I. C 1965 — военный атташе в США (сменил Амана Андома). После возвращения на родину в 1970 работал в генштабе. С 1972 — бригадный генерал. С весны 1974 — заместитель командира IV-й дивизии, потом директор войсковой академии в Харэре. С октября — командир II-й дивизии, дислоцированной в Эритрее". Как нетрудно заметить, ни один из "вождей революции" до переворота в каких-либо совещаниях коммунистических и рабочих партий не участвовал, — наоборот, все трое так или иначе прошли подготовку в США. В деятельности эфиопских подпольных марксистских партий, — ни ЭНРП (которая изначально выступила против "Дерга"), ни ВЭСД (она поначалу поддержала "Дерг"), — они не участвовали ни до, ни даже после "революции"; более того, как, опять же, нетрудно заметить, принадлежали все трое не к низшему (более-менее тесно связанному с солдатской массой и "простым народом"), а к высшему офицерству полуфеодального самодержавного государства (Андом вообще руководил его министерством обороны и генеральным штабом)... короче говоря, каким местом "вожди эфиопской революции" склонялись к марксизму, ведомо только брежневским пропагандистам.

Быть может, какая-то "склонность" к научному коммунизму у "вождей революции" появилась после того, как они оказались "у руля". Ну что же, кое-какие прогрессивные преобразования "Дерг" провёл: были приняты меры для повышения количества грамотных людей, увеличилось количество больниц... короче говоря, были проведены обычные буржуазные преобразования, которые в Эфиопии к середине 70-ых годов назрели и перезрели. Кроме того, "Дерг" осуществил земельную реформу: отобрал земли у помещиков и раздал крестьянам, а также попытался укрупнить крестьянские хозяйства. Это мало что дало: "Проведенная в стране земельная реформа освободила эфиопских крестьян от бесчисленных феодальных повинностей и создала, казалось бы, все условия для наращивания сельскохозяйственного производства. Однако Эфиопия не только не превратилась в "хлебную корзину Африки", но оказалась не в состоянии прокормить собственный народ. Дело в том, что земельная реформа разрушила механизм товарообмена между городом и деревней: ведь до этого основную массу поступавшего в город хлеба давали местные феодалы, получавшие от крестьян от одной до двух третей собранного ими урожая в качестве арендной платы за земельные наделы. Закрепив землю за теми, кто ее обрабатывает, и, сломав систему внеэкономического изъятия продукции из деревни, реформа не создала нового механизма, который стимулировал бы товарообмен с городом. Произошло это из-за отсутствия у государства свободных финансовых средств: правящий режим был вынужден тратить львиную долю бюджета на армию. Правда, у военных в те годы не было альтернативы: тяжелейшая война с Сомали поставила страну на грань краха (...) Политика военного режима вызывала недовольство, прежде всего крестьян, которые начали сокращать посевные площади и укрывать зерно. При существующей в стране хуторской системе властям было сложно насильно изымать произведенную сельскохозяйственную продукцию. Для того чтобы поставить сельское население под эффективный контроль властей, началась "эфиопская коллективизация" – кампания "укрупнения деревень". В ее ходе уничтожалась сложившаяся веками хуторская система, население концентрировалось в поселках, состоявших из нескольких сот одинаковых домов, строившихся в ряд согласно единому типовому проекту. За несколько лет было переселено 12,2 миллиона крестьян, то есть более 30 % сельского населения. Но кампания не привела к увеличению производства сельскохозяйственной продукции. Наоборот, с тех пор продовольственная проблема в Эфиопии приобрела хронический характер и раз в несколько лет страна переживает очередной массовый голод. В 1984 году от голода в Эфиопии умерло около миллиона человек", — и насладившись вдоволь этим либеральным словесным поносом (нарочно привожу его полностью), внимательный читатель, полагаю, без труда заметит, что эфиопские "радикальные социалисты" так и не пошли на введение продразвёрстки. В условиях "гражданской войны" и отсутствия и у государства "свободных денег" город и деревня в "Социалистической Эфиопии" продолжали взаимодействовать через "свободный рынок"; согнать крестьян в "большие" посёлки выученик Мэрилендского университета додумался, а вот создать в этих посёлках комитеты бедноты — нет. Какие там, впрочем, комитеты бедноты, если в "Социалистической Эфиопии" не было даже ничего, похожего на городские Советы рабочих и солдатских депутатов (и не могло быть, поскольку, повторюсь, "революцию" не солдатская масса делала, а высшее офицерство); был лишь "Дерг", всё больше переходивший в состояние "Менгисту и компания"... лишь под очень сильным давлением "Москвы" к этой очень нравившейся "национальному лидеру" конструкции добавилась, в конце концов, "массовая партия"; её "революционеры" организовали в добровольно-принудительном порядке, — после того, как обе "стихийно возникшие" марксистские партии Эфиопии (выше о них говорилось) были избиты и загнаны в подполье. Впрочем, даже в "социалистической конституции" Эфиопии были прописаны широчайшие полномочия "президента", — никаких признаков диктатуры пролетариата, короче говоря.

Возможно, "склонявшиеся к марксизму" эфиопские "революционеры" хотя бы вышибли из своей страны американских и западноевропейских империалистов? На сей счёт любопытные данные можно найти в Большой Советской Энциклопедии: "Значительную роль в развитии экономики играет иностранный капитал, но участие его в промышленности и торговле ограничивается правительством. На начало 1975 в сумме займов и кредитов, предоставляемых Э., на долю США приходится 55%, Италии 21%, ФРГ 10%. Значительно расширились экономические связи Э. с социалистическими странами". Да, статистика дана "на начало 1975", — но сама энциклопедическая статья была написана не ранее весны 1978 года (там упоминается, что "в феврале - марте 1978 вооруженные силы Э. отразили вторжение сомалийских агрессоров на Ю. и Ю.-В. страны и отстояли территориальную целостность Э."), когда "социалистические преобразования" уже шли вовсю; раз там приведены именно эти данные, — значит, за время "социалистических преобразований" никаких радикальных сдвигов не произошло (а можно было, например, отказаться от признания царских долгов), участие американских империалистов в промышленности и торговли Эфиопии было всего-навсего "ограничено". 

Таков, в общем, тот "коммунистический режим", в руках которого в 1974 году оказались жизни Хайле Селассие и членов его семьи. Стоит, пожалуй, добавить ещё лишь то, что когда у эфиопских "склонных к марксизму революционеров" дела пошли совсем плохо (об этом, возможно, когда-нибудь придётся поговорить отдельно, поскольку вопрос очень любопытный... дело в том, что Эфиопия стала в 80-ые годы своеобразным "Афганом" для Кубы, - примерно так же, как для Вьетнама  тогда же стала "Афганом" Камбоджа, а для СССР, собственно, Афганистан; СССР, Куба и Вьетнам - это, между тем, три государства "советского блока", в которых социалистические революции произошли без решающей военной помощи извне), американские империалисты неожиданно... "проявили гуманизм": "The United States embassy in Zimbabwe has confirmed the US was involved in finding a safe haven for the former Ethiopian dictator Mengistu Haile Mariam". Впрочем, повторюсь, рассмотрение "Эфиопского кризиса", — и его возможных связей с событиями в Афганистане и Камбодже, роли во всём этом США и Китая (прямо поддерживавшего и "красных кхмеров", и эфиопских "маоистов"... насколько мне известно, некая помощь от Китая поступала и афганским "моджахедам"; тут, впрочем, дело совсем запутывается, поскольку в Афганистане существовало собственное маоистское движение, которое помощи от Китая не получало, но советскими "специалистами" вполне могло восприниматься, как "китайская агентура"), — это отдельный вопрос.

Пока же следует взглянуть на то, как эфиопские "революционеры" обращались с обладателями "царской крови". Итак, царь Хайле Селассие был низложен. После этого "революционеры"... провозгласили "королем" его сына (что примечательно, взрослого). "Цесаревич", однако, свою "коронацию" не признал, — и только после этого "революционеры", наконец, отменили монархию. Свергнутого царя взяли под стражу, — и, как уже говорилось, предположительно, он был убит. Впрочем, даже местные "царебожники" (не путать с зарубежными, для которых рас Тэфэри стал "высшим существом" ещё до собственного восшествия на престол) признают, что: "Сейчас крайне трудно найти очевидцев и тех, кто участвовал в казни. Однако у нас есть свидетельства их родственников, а также тех, кто по тем или иным обстоятельствам был осведомлён, как был убит император. Конечно, с юридической точки зрения это ещё не доказательства. Но у нас есть и другие косвенные факты, подтверждающие, что Хайле-Селассие уничтожили", — в общем, доказательства даже самого факта убийства бывшего эфиопского царя отсутствуют. Соответственно, и все ритуальные подробности: "Менгисту и его заместитель Атнафу Абате лично приехали туда, чтобы удостовериться в исполнении приговора, и распорядились захоронить останки под полом туалета во дворце, ставшем канцелярией Менгисту", — тоже под большим вопросом; вроде бы, в указанном месте нашли чьи-то останки, но чьи именно и когда они туда попали — вопрос открытый.

"Цесаревич", пересидевший "революцию" в Лондоне, через некоторое время вознамерился посетить эфиопское посольство в Великобритании; посольство подчинялось "революционерам", но когда посол отправил в "Дерг" запрос, что ему следует делать, — из "Дерга" поступил приказ... принять "цесаревича", как простого гражданина Эфиопии; не "схватить и ритуально убить", а принять, как простого гражданина (что примечательно, сам "цесаревич", похоже, не боялся быть ритуально убитым, хотя о "большевистских ритуалах" должен был знать, хотя бы от отца: "Рас Тафари с большим интересом расспрашивал о нашей стране. Его интересовали в особенности революция, судьба императорского двора").

Несколько членов "царской семьи" (взрослых) были казнены вскоре после "революции", - в числе других высших чиновников режима Хайле Селассие. Большинство, однако, "революционеры" оставили в живых: некоторых (например, принцессу Тэнагневорк, дочь свергнутого царя) отправили в тюрьмы, кому-то позволили уехать. В 1989 году из тюрем освободили относящихся к "царской семье" женщин, в 1990 — и мужчин тоже. "Коммунистический режим" в Эфиопии держался до конца весны 1991 года, — у его функционеров была полная возможность исполнить "ритуал убийства царской семьи"... но даже и эти "большевики" его, почему-то, не исполнили, ни тогда, когда дела у них шли более-менее сносно, ни даже тогда, когда их дела пошли совсем плохо.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded