octbol

Categories:

Профнепригодность #официоз #оппозиция #пресса #Маркс #русофобия #Андреев #Вахитов #РоссийскаяГазета

Как и следовало ожидать, статья журналиста Андреева о том, как Маркс хотел сжечь Одессу и разрушить Севастополь, не осталась без внимания российской "лево-патриотической" общественности. Собственно, 5 мая я ограничился концептуальным ответом на неё в том числе и потому, что надеялся, что ответ "по фактам" дадут те, кому за это деньги из государственного бюджета платят. Надежды эти мои, увы, оправдались не вполне.

Тут ведь дело всё вот в чём... Маркс, — в одиночку и вместе с Энгельсом, — за свою жизнь очень много чего написал. С фундаментальными теоретическими работами в собрании его сочинений соседствуют публицистические статьи-"однодневки", а уж если ко всему этому добавить переписку... В общем, имея перед собой электронные варианты томов собрания сочинений Маркса и Энгельса, надёргать оттуда можно цитат, "обосновывающих" почти всё, что угодно. Если дёргающий поставит перед собой задачу представить Маркса "воинствующим русофобом", — он, при должном старании, наверняка с ней справится; если дёргающий поставит перед собой задачу доказать, что Маркс, несмотря ни на что, очень любил Россию и желал ей процветания, то... он тоже, при должном старании, сможет справиться с ней. Поэтому в составлении "тематических цитатников" особого смысла нет; самое лёгкое, но и самое худшее, что может предпринять "защитник Маркса", который пожелает ответить на статьи, подобные статье Андреева, — это выписать из произведений Маркса "русофильские" цитаты и противопоставить их "русофобским".

Естественно, российская "лево-патриотическая" общественность двинулась именно по вышеописанному пути, самому лёгкому и самому худшему. В сравнительно свежем выпуске "Советской России" явилась статья широко известного в узких кругах философа Вахитова: "В ШАГЕ ОТ ФАШИЗМА". На её основе, пожалуй, можно было бы составить брошюру: "Как не нужно "защищать" Маркса". На написание такой брошюры у меня, однако, времени нет, — потому я сделаю по-другому: постараюсь показать, как должна бы была выглядеть соответствующая статья в "независимом народном издании"... чтобы я, ознакомившись с ней, посчитал, что зюгановцы, в кои-то веки, сделали хоть что-то полезное.

Концептуального ответа на обвинения Маркса в "русофобии" от зюгановцев ждать было бы нелепо. Они — важный элемент стабильности ельцинско-путинского антинародного режима, и было бы странно, если бы они начали бороться против самих себя. Стало быть, остаётся им "мочить" ненавистника Маркса. И Вахитов, в общем-то, пытается "замочить" Андреева, — но вот то, как он пытается это делать, ничего, кроме смеха, не вызывает.

Позволю себе не обосновывать цитатами и ссылками утверждение, что в Партии Зюганова очень любят нынешний "Социалистический Китай". Зюгановцы постоянно трясут "китайским опытом" где нужно и где не нужно. Но вот "проблемная ситуация": путинская пропаганда представляет Китай "стратегическим союзников" России (что зюгановцы всячески одобряют), в Китае тамошние "коммунисты" широко отмечают юбилей Маркса, — а в путинском официозе в это юбилейное время появляется статья, проникнутая ненавистью к нему. Ну как, казалось бы, "левые патриоты" могут не потоптаться на этом?! Однако "наши" — могут (прошу прощения за длинную цитату, но она нужна для того, чтобы стали излишними всякие пояснения): 

"В этом году европейская и мировая общественность широко празднует 200-летие со дня рождения Карла Маркса. На его малой родине, в Трире, с речью, посвященной историческому значению Маркса, выступил глава Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер. В городе прошла масштабная выставка «Карл Маркс. Жизнь. Дело. Время», был установлен памятник знаменитому «жителю Рейнской провинции». Трудно было найти немецкую газету, которая в мае не написала бы о Марксе. В европейских и американских университетах прошли конференции и круглые столы, посвященные его наследию. Увидели свет новые фильмы, сериалы и книги о нем, его семье, его друге и соратнике Фридрихе Энгельсе. В частности, вышел франко-бельгийский сериал режиссера Рауля Пека «Молодой Карл Маркс» с весьма сочувственным прочтением фактов молодости гения. Сериал сразу же получил специальный приз Берлинского кинофестиваля. В Евросоюзе выпустили символическую купюру номиналом «0 евро» с портретом основоположника марксизма. Газета «Гардиан» объявила конкурс шаржей на Карла Маркса, конечно, не ради того, чтобы высмеять великого философа и экономиста, а чтобы в этой оригинальной форме «…вновь обратиться к идеям Маркса и Энгельса в свете сегодняшнего кризиса капитализма как модели глобального развития». В США «Манифест Коммунистической партии» занял 4-е место в списке рекомендуемой учебной литературы, а «Капитал» Маркса незадолго до этого был внесен в реестр духовного наследия ЮНЕСКО. Я специально обошел стороной чествования Маркса в кругах европейских и мировых левых движений и партий. Отечественный философ Эвальд Васильевич Ильенков сказал однажды: «Маркс – такой же «сын Запада», как Платон и Аристотель, как Декарт и Спиноза, как Руссо или Гегель, как Гете или Бетховен». Именно так его и воспринимают на Западе – как одного из великих представителей европейской культуры, наследие которого нужно ценить независимо от восприятия его политических взглядов. Именно поэтому Жан-Клод Юнкер, которого трудно заподозрить в симпатии к марксизму, согласился стать официальным представителем руководства Евросоюза на торжествах в Трире, а бывший глава Европейского банка реконструкции и развития Жак Аттали несколько лет назад написал биографию Маркса"

"Маркс - великий сын Запада". Занавес!..

Далее. Раз уж взялись "мочить" журналиста Андреева, — то неплохо бы рассмотреть вопрос о его профессиональной пригодности. Один из авторов "Родины", исторического (!!!) приложения к "Российской газете", стоит отметить, подставился просто шикарно. Как я уже отмечал неделю назад, некоторые "цитаты Маркса" он переписал у "известного русского историка Николая Ивановича Ульянова". Но если бы он у него только цитаты переписывал, — это ещё можно было бы списать на то, что оба исследователя работали с одними и теми же первоисточниками. Переписыванием цитат, однако, дело не обходится. Вот Ульянов образца 1968 года: "Никто никогда не говорил о России с такой проникновенной ненавистью, как Маркс; разве что его русские ученики, считавшие эту ненависть одной из самых святых и правых. «Оплот мировой реакции», «угроза свободному человечеству», «единственная причина существования милитаризма в Европе», «последний резерв и становой хребет объединенного деспотизма в Европе» - вот излюбленные его выражения". А вот — Андреев, 2018 год: "Мало кто даже из современных западных политиков говорит о России с такой проникновенной ненавистью, как это делал Карл Маркс (...) Россия по Марксу - "оплот мировой реакции", "угроза свободному человечеству", "единственная причина существования милитаризма в Европе", "последний резерв и становой хребет объединенного деспотизма в Европе", "враги революции сконцентрированы в России"". Даже переставлять слова местами Андрееву порой было лень... а о том, что в его "научной" статье нет никакой ссылки на Ульянова, я, пожалуй, промолчу.

И ладно бы, коли дело ограничивалось недобросовестным (вдвойне недобросовестным, поскольку Андреев обнёс своего единомышленника) заимствованием. В конце концов, Вахитов упоминает о том, что: "Достаточно зайти в интернет, как обнаружится множество статей и заметок, которые претендуют на то, чтобы открыть глаза русским людям (часто эти два слова пишутся с заглавных букв) на то, «каким же русофобом был немецкий ученый и политик, которому в России ставят памятники». Как правило, в них содержится тот же самый набор цитат (в основном из статей Маркса и Энгельса времен революции 1848 года и Крымской войны), который мы находим и в статье Андреева (что еще раз заставляет усомниться в том, что он прочитал все работы Маркса по русскому вопросу, и заставляет предположить, что, скорее всего, он прочел лишь несколько подобных «разоблачительных» статей в интернете)", — и отсутствие ссылок на конкретные материалы можно объяснить нежеланием лишний раз "рекламировать антисоветчину". Андреев, желая посильнее "укусить" Маркса, перешёл все границы разумного: "Молодой Маркс уделял много внимания Крымской войне, в которой переплелись разные интересы многих государств. Но одно в этой войне было бесспорным: агрессором выступала Турция, которую поддержали Англия и Франция. И именно их сторону безоговорочно принял человек, полный "самой радужной веры в русскую революцию"".

Напоминаю: статья про "сожжение Марксом Одессы" обнародована была не просто в официозе, а в официальном "историческом" издании, входящем в "список ВАК". И, стало быть, такие новости... Советские оценки причин Крымской войны я приводить не буду. Ограничусь "постсоветскими": "Назревала новая русско-турецкая война. Формальным поводом к ней послужило нарушение турецким правительством прав православной церкви в Палестине. По наущению Франции ключи от Вифлеемского храма, где молились как католики, так и православные, были переданы католическим священникам. Николай I, покровительствовавший христианско-православным народам Османской империи, сделал попытку принудить Турцию к повиновению и в 1853 году оккупировал автономные дунайские княжества Молдавию и Валахию. В ответ Турция объявила России войну", — и... дореволюционными: "Непосредственным поводом к войне послужил спор о святых местах в Иерусалиме. Когда, в 1853 г., Порта ответила отказом на требование русского посла, князя Меньшикова, о признании прав греческой церкви относительно святых мест, а также и привилегий православных христиан в Турции, император Николай I приказал русским войскам (80 тыс.) занять подчиненные султану дунайские княжества Молдавию и Валахию "в залог, доколе Турция не удовлетворит справедливым требованиям России". Этим вызван был протест Порты, который, в свою очередь, привел к тому, что в Вене собрана была конференция уполномоченных Англии, Франции, Австрии и Пруссии. Результатом конференции была нота, посланная в Петербург и, к общему удивлению искателей войны, принятая императором Николаем безусловно. Тогда, по настоянию английского посла в Константинополе, Стратфорда-Редклифа, Порта предложила разные изменения в упомянутой ноте. На изменения эти согласия со стороны русского государя не последовало, вследствие чего Англия и Франция заключили между собой союз, с обязательством "защищать Константинополь, либо всякую местность Турции, в Европе и Азии, подвергнувшуюся нападению". 14 сентября Турция решила объявить войну России, а 27 октября 1853 г. французский и английский флоты, стоявшие в заливе Безик, прибыли в Босфор". Как можно заметить, "постсоветские" источники стыдливо замалчивают, от кого именно были автономны Дунайские княжества, а в дореволюционных не скрывается, что подчинялись эти румынские автономии именно турецкому султану, но одно обстоятельство, касающееся этой войны, не вызывает споров: какие бы события этому ни предшествовали, именно царская Россия в 1853 году первой начала военные действия, именно её войска вторглись на чужую территорию.

Вот тут-то, пожалуй, и заключается самое важное. В 1853 году Россия выступила агрессором, — какой бы демагогией это ни прикрывалось (а "защита прав православной церкви" в исполнении Николая I не могла быть ничем, кроме демагогии; это очень легко доказать, достаточно лишь внимательно посмотреть на портрет царя, сравнить с портретами его бородатых потомков, — первого, второго, третьего, - которых, действительно, отличал весьма своеобразный "религиозный фанатизм"... и вспомнить, как безбородые российские правители, начиная с самого Петра I, относились к "правам церкви"; при Николае I церковь стала получать от правительства больше денег, но и только). Россия была неправа. Страшно такое даже выговорить, не правда ли? Тем более применительно к той же Крымской войне, которая закончилась-то на нашей территории, неудачной, но героической защитой Севастополя. Есть все основания полагать, что широкие массы тогдашнего русского народа поддерживали царя в его попытке "защитить православных", — а уж сочувствие защитникам Севастополя и вовсе не подлежит никакому сомнению.

Однако умение признавать собственную неправоту - это именно то, что отличает по-настоящему великие, жизнеспособные (выражение Энгельса, кстати) народы от обитателей карибского захолустья. Даже самое примитивное, на грани выпадения из истории находящееся, племя способно думать о себе: "Мы - самые лучшие и всегда во всем правы", — но лишь великие народы способны взглянуть на себя, своё прошлое и настоящее трезво. Это, кстати, справедливо и в обратную сторону: если в самом глухом захолустье пробуждается мысль, - то захолустье перестаёт быть захолустьем. От "лево-патриотической" публики, видимо, не стоит и ждать, что она когда-нибудь сможет разглядеть в народной жизни классовую борьбу и связанные с нею интересы, — но вот это-то (что свой народ может быть неправ, и, если он неправ, ему следует признать свою неправоту) должно быть доступно её пониманию (в конце концов, первое масштабное признание неправоты предков у русских произошло тысячу лет назад, когда ещё даже газет не было)!.. Увы. Пока тут всё глухо, — вот и Вахитов ударяется в рассуждения о "славянофобии" Маркса и Энгельса: "Отношение Маркса и Энгельса к славянам было сложным и неоднозначным (хотя со временем оно менялось в лучшую сторону). Об этом нужно заявить прямо и открыто, если мы хотим по-настоящему отразить нападки на классиков. Однако дело было вовсе не в личных предубеждениях Маркса и Энгельса. Дело в том, что основоположники марксизма выросли и жили в обществе, где была распространена славянофобия и, без сомнений, они впитали с детства соответствующие стереотипы. Немцы, особенно южные, всегда отличались нелюбовью к славянам". Ну вспомнил бы хоть, ёлки-палки, о том, что и славяне (включая великороссов), до XIX века включительно, тоже не отличались любовью к немцам... но всё глухо. "Россия не может быть неправой потому что не может быть неправой никогда", — проносится нехитрая мысль в гаснущем национальном самосознании, превращающемся из национального в захолустное. Путь возвращения в историю известен давно: "Если бы славяне в какую-нибудь эпоху своего угнетения начали новую революционную историю, они уже этим одним доказали бы свою жизнеспособность. Революция с этого самого момента была бы заинтересована в их освобождении, и частные интересы немцев и мадьяр отступили бы перед более важными интересами европейской революции" (Маркс и Энгельс, Соч., 2-ое изд., т. 6, с. 299), — но, видно, желающих пройти по нему среди "патриотической" общественности не слишком много.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded