octbol

Categories:

Почему #ГКЧП - не ГКО #Август #АвгустовскийПутч #СССР #ИсторияРоссии #Август91 #память #история

27 лет назад трудящиеся Москвы и Ленинграда сорвали попытку фашистского государственного переворота в СССР. Попытка эта была предпринята под лживыми, демагогическими лозунгами «спасения Союза» и «восстановления социалистической законности», а сами трудящиеся, увы, не вполне понимали даже смысл собственных действий, зачастую вполне искренне полагая, что противодействуют «коммунистическому реваншу»... потому нет ничего удивительного, что всеми плодами народной победы воспользовались силы, не менее реакционные, чем те, что стояли за попыткой государственного переворота. Тем не менее, августовские события 1991 года сыграли относительно прогрессивную роль: контрреволюция, начавшаяся в Советском Союзе ещё в 1953 году и одержавшая основные свои победы уже в «эпоху застоя», теперь проходила не под красным знаменем, а с Коммунистической партии (деятельность которой вскоре была запрещена) и, соответственно, с коммунистов вообще была снята моральная ответственность за её окончательное торжество и неизбежные последствия этого торжества (резкое сокращение ставших «избыточными» производительных сил, обнищание народа, ухудшение качества образования, обострение межнациональных отношений и так далее).

О месте и роли в российской и мировой истории самозваного «Государственного комитета по чрезвычайному положению в СССР» я говорил уже не раз, в том числе и подробно. Остаётся лишь, закрепления ради, повторить ещё раз, что установление государственного порядка, который «создает благоприятные условия для увеличения реального вклада всех видов предпринимательской деятельности, осуществляемых в соответствии с законами Союза ССР в экономический потенциал страны и обеспечение насущных потребностей населения» и, при этом, «проведения митингов, уличных шествий, демонстраций, а также забастовок не допускает», — и всё это поддерживается посредством «эффективного взаимодействия правоохранительных органов и Вооруженных Сил по обеспечению охраны общественного порядка и безопасности государства, общества и граждан», — означало именно введение на территории Советского Союза фашистской диктатуры, опирающегося на прямое и открытое насилие правления представителей наиболее реакционных (а судя по накалу «антиамериканизма» и «антисионизма» в разнообразных «группах поддержки» самозванцев, там и с шовинизмом всё было «в порядке») кругов новоявленного советского капитала (финансового в том числе, не даром же к «патриотам-государственникам», тесно связанным с оборонно-промышленным комплексом, примкнул «либеральный финансист» Павлов). То, что российские коммунисты в течение более чем четверти века предпочитают закрывать на это глаза, является личным несчастьем этих коммунистов... и ничем более. События «Августовского путча» показали не только полный провал Коммунистической партии Советского Союза, которая обязана была неустанно вести работу по научному осмыслению общественной действительности и, на её основе, просвещать широкие массы народа (и имела для этого все средства, однако... не справилась), но и совершенно восхитительное качество «лучшей в мире» советской системы образования, которая до того хорошо разъясняла подрастающим поколениям советских людей природу советского общественного порядка и общие закономерности общественного развития, что в ответственный час подавляющее большинство жителей СССР просто не смогло понять, с чем имеет дело. Одни пошли «противостоять коммунистическому реваншу», другие стали с надеждой ждать этого «реванша», а то, что государственный переворот попытались осуществить не коммунистические а, по направленности их действий, антикоммунистические силы, никому и в голову не пришло... вот так прекрасно «просвещала» поздняя советская школа.

Всё вышесказанное было необходимой присказкой, а сегодня поговорить хотелось бы вот о чём. Про то, что с ГКЧП не всё было так просто, в последние годы стало догадываться всё большее число людей, в том числе и среди левой общественности. «Патриоты Советской Державы» в связи с этим стали вести себя потише, и в августовские годовщины ограничивались, в основном, дежурным набором слов, без которого нельзя. В этом году, однако, их почему-то «прорвало». И вот уже в «Советской России» провалившийся путч сравнивают с созданием в начале Великой Отечественной войны Государственного комитета обороны: «Также справедливо поставил Полозков вопрос о том, что ГКЧП не сумел выдвинуть лидера. За полвека до ГКЧП в стране был создан орган чрезвычайного управления – Государственный комитет обороны СССР, который возглавил Сталин. В отличие от Сталина, к августу 1991 года многие еще не успели даже запомнить фамилию Янаева. А если бы ГКЧП возглавил генеральный секретарь ЦК КПСС Горбачев, это лишь уронило бы авторитет этого органа», — а вслед за этим такое же сравнение всплывает и на «ФОРУМе.мск»: «За прошедшие 27 лет со дня «победы над «путчистами» страна пришла к печальному итогу. Это предвидели руководители государства, создавшие ГКЧП. Это был орган высшей власти в стране наподобие Государственного комитета обороны СССР, созданного 30 июня 1941 года. Тогда никому не пришло в голову обвинять членов ГКО в перевороте и обзывать их путчистами. Вся разница в том, что тогда Генеральный секретарь ЦК Коммунистической партии И.В. Сталин встал во главе этого комитета. Потому и победили Гитлера. Через полвека Генеральный секретарь ЦК КПСС М.С. Горбачев не возглавил Государственный комитет, хотя сам его и создавал еще в марте 1991 года».

Итак, у ГКО был фюрер... то есть, извиняюсь, лидер (Сталин), а у ГКЧП такового не нашлось — вот, мол, и вся разница; такую нехитрую мысль вбивают теперь в читательские головы «патриоты Советской Державы». Новейшее изобретение «советской патриотической пропаганды» представляет собой, разумеется, подлую клевету на Сталина и его соратников: дело изображается так, будто «в чрезвычайных обстоятельствах» Сталин создал некий самозваный орган, который начал распоряжаться судьбой Советской страны (и, видно, только по недомыслию Сталина не стал «поддерживать и частное предпринимательство, предоставляя ему необходимые возможности для развития производства и сферы услуг»). В действительности, разумеется, всё было совершенно иначе: Государственный комитет обороны СССР был образован 30 июня 1941 года совместным решением Президиума Верховного Совета СССР, Центрального комитета (не Политбюро, обратите внимание, а именно всего ЦК... даже в чрезвычайных условиях Сталин и его соратники не пожалели времени на созыв заседания ЦК) ВКП(б) и Совета народных комиссаров СССР; ЦК ВКП(б) был полномочен отдавать распоряжения всем партийным и комсомольским органам, а Совнарком и Президиум ВС СССР имели полное право высказаться от имени Советской власти (и, соответственно, от имени граждан СССР, которые её выбирали). 

Соответственно, в июне 1941 года произошло законное наделение группы советских деятелей чрезвычайными полномочиями. Можно, разумеется, отметить, что передача этих полномочий на совместном чрезвычайном заседании Верховного Совета СССР и съезда ВКП(б) выглядела бы ещё красивее, - но решение о создании ГКО, тем не менее, было принято теми, кто имел на это право. И поскольку люди, принимавшие решение о создании ГКО, сознавали, что их действия совершенно законы, — им не было никакой нужды прикрываться лицемерными «ссылками на законы». В соответствующем Постановлении говорится просто: «Президиум Верховного Совета СССР, Центральный Комитет ВКП(б) и Совет Народных Комиссаров СССР признали необходимым: создать Государственный Комитет Обороны», — и всё. Сравним теперь с «порядком» образования «ГКЧП». О его создании заявило некое... «советское руководство» в составе трёх лиц (Г. ЯНАЕВ, В.ПАВЛОВ, О. БАКЛАНОВ). При этом, свои действия эти лица (которые даже постеснялись, подписываясь, указать свои должности в «советском руководстве») пытались обосновать ссылкой на Закон СССР "О правовом режиме чрезвычайного положения", в котором... ни про какой «ГКЧП» нет ни единого слова. О том, чтобы создание «нового ГКО» было одобрено хотя бы Советом министров СССР, само собой, не было и речи. Короче говоря, в августе 1991 года самозваное «советское руководство» просто-напросто присвоило себе чрезвычайные полномочия, в целях «создания благоприятных условий для увеличения реального вклада всех видов предпринимательской деятельности, осуществляемых в соответствии с законами Союза ССР в экономический потенциал страны». Какими бы красивыми словами это ни прикрывалось, по сути дела была осуществлена попытка буржуазного контрреволюционного переворота, сорванная московскими и ленинградскими тружениками, объединившимися вокруг законных органов Советской власти (Верховного Совета РСФСР, Московского и Ленинградского Советов народных депутатов).

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded