octbol

Categories:

"Передовая часть" #РРП #КПРФ #пролетариат #рабочие #выборы #выборы2018 #РабочийКласс #оппортунизм

До сих пор, рассказывая о расколе в рядах РРП, я говорил, в основном, о последователях Биеца. Теперь, думается, самое время присмотреться к другой стороне противостояния, — тем более, что именно она, на сегодня, имеет большинство в ЦК партии (организационное размежевание двух «фракций» только началось, поэтому пока их, думается, ещё можно рассматривать, как части одного партийного целого)... а возможно и объединяет большинство партийцев вообще.

Особого внимания заслуживает, понятное дело, отношение «РРП(б)» (поскольку у них большинство в ЦК, противников Биеца логично обозначить именно так) к вопросу о «критической поддержке» Партии Зюганова, — из-за которого, собственно, в Революционной рабочей партии и случился раскол. 

Ещё в июне нынешнего года в «контактной» группе «Рабочая демократия», посвящённой преимущественно рассмотрению теоретических вопросов, появилась статья активиста РРП А.Клеща «Некритическая критика». В ней товарищ Клещ подверг критике построения другого активиста РРП, И.Антохина... в конце июня это была, можно сказать, товарищеская дискуссия, — а ныне товарищи Клещ и Антохин оказались по разные стороны партийных баррикад: последний всячески поддерживает «линию Биеца», а первый стал одним из главных её противников. Уже в июне обозначилось различное понимание сторонниками и противниками Биеца «критической поддержки КПРФ» (о «необходимости» такой поддержки говорили решения 12-го партийного съезда): сторонники Биеца, устами Антохина, выступали за то, чтобы не «анализировать предательство вождей КПРФ», сосредоточившись на агитации за «прогрессивных» кандидатов-зюгановцев, — противники же его, устами Клеща, выступали за то, чтобы уделять собственно критике предательских действий зюгановцев больше внимания. Примечательно, однако... не это. Примечательно то, каким образом противники Биеца обосновывали саму необходимость «критической поддержки КПРФ». Цитирую:

«В свою очередь, из данных статистики голосующих за КПРФ мы видим следующую картину: [5] на выборах в Думу в 2011 году из профессиональной группы «рабочие» за КПРФ (красная полоса на диаграмме 1) голосовали 20%, ниже Единой России (жёлтая полоса, 2-е место) и ЛДПР (оранжевая полоса, 1-е место). (...) тезис товарища Антохина о том, что в подавляющем большинстве голоса за КПРФ – это голоса рабочего класса – попросту не верен. И, казалось бы, аргументы Соловьёва камня на камне не оставляют от достаточно топорной, надо признать, аргументации Антохина. Если бы не одно «но!» Как мы видим из данных статистики, часть рабочих идёт за буржуазными партиями ЛДПР и Единой Россией. Но при этом за КПРФ, голосуя за абстрактное «красное знамя», идёт передовая часть рабочего класса, и именно поэтому нам интересна именно она. Стоит ли нам это доказывать? Одно то, что рабочие идут за КПРФ, как за красным знаменем, и прогрессивность программы КПРФ относительно всех остальных массовых партий, уже говорит нам о том, что та часть рабочих, что идёт за КПРФ, является именно передовой частью класса»

Вот так... даже и противникам Биеца, оказывается, не стоит доказывать, что «за КПРФ идёт передовая часть рабочего класса». Потому что, мол, «рабочие идут за КПРФ, как за красным знаменем», а ещё у неё-де «прогрессивная программа».

Ну что же... давайте, товарищ Читатель, будем считать, что «относительно всех остальных массовых партий» у Партии Зюганова программа, в самом деле, «самая прогрессивная» (это сомнительно, но пусть будет так). Однако «программа», пусть и сколь угодно прогрессивная, и «знамя», пусть даже сколь угодно красное, — это внешний вид. Помимо него есть ещё содержание, и в данном случае оно таково: в отличие от даже самых гнилых «западных» оппортунистических («социал-демократических») партий (с которыми «КПРФ» часто безосновательно сравнивают... что показательно, такое сравнение не только лишено оснований само по себе, но и, зачастую, вообще никак не обосновывается теми, кто пытается его проводить), Партия Зюганова вообще не является самостоятельной политической силой. И она... сама открыто признала это в 2016 году, отметив: «В России полностью отлажена не избирательная, а распределительная система формирования органов власти. Выборы окончательно превращены в фарс. Речь уже идет даже не об искажении итогов голосования, а о получении заранее предопределенных результатов» (а значит, места в «парламенте», занимаемые депутатами-зюгановцами, они получили по распределению, а позже им выделили ещё и места в «парламентских комитетах»). Партия Зюганова является составной частью сложившегося в России буржуазного политического порядка, и её активисты даже не скрывают, что их организация является важным элементом стабильности «путинизма»; можно даже сказать, что она является составной частью правящей партии (если под ней понимать не формально единую организацию, а совокупность согласованно действующих организаций, единых на деле). Если даже наиболее оппортунистические из «западных» реформистских партий на деле борются за возможность участия в буржуазных органах управления, за расширение своего представительства в них, за полное или частичное осуществление своих программных требований (какими бы умеренными и предательскими по отношению к коренным интересам пролетариата они ни были), — то Партия Зюганова просто-напросто довольствуется тем, что ей дают.

Учитывая не только символы, которыми пользуются зюгановцы, но и дела Партии Зюганова, её материальное положение в рамках «путинизма», немногочисленных (масса российских рабочих, напомню, порвала с тем, «наследницей» чего выступила Партия Зюганова, ещё в конце 80-ых годов прошлого века) рабочих, всё ещё идущих за «КПРФ», можно разделить на три сравнительно больших группы. Первая — сознательные сторонники курса (не «программы» и «знамени», а именно курса, выраженного в делах) Зюганова, которых вполне устраивает и существующий в России ныне порядок, и место в нём «коммунистов»... с достаточным основанием их, учитывая конкретные особенности зюгановской партийной пропаганды, можно классифицировать, как сознательных российских национал-социалистов (впрочем, степень их «идейной убежденности», разумеется, не стоит преувеличивать; такие люди хотят не установления в России нацистского порядка, — убеждённые нацисты в Партии Зюганова, конечно, тоже есть, в том числе и нацисты-рабочие, но там их очень мало, — а собственного продвижения по «карьерной лестнице» в рамках порядка существующего, в чём «пролетарское происхождение», коль скоро речь идёт о «Коммунистической партии», может существенно помочь). Вторая — более-менее разумные коммунисты (сторонники общественной собственности), всё (в силу собственной разумности) понимающие о Партии Зюганова, но сознательно прибегающие к самообману, дабы не видеть вопиющего несоответствия между «прогрессивной программой» и делами (среди рабочих таких, однако, совсем мало, в основном подобными упражнениями занимаются, всё-таки, интеллигенты). И, наконец, третья группа рабочих, идущих за Партией Зюганова — это коммунисты безумные (если «коммунистами» вообще можно называть безумных людей), которые совершенно неспособны понять разницу между внешним видом и сутью, постоянно принимают внешний вид за суть (а проявления сути, выражающиеся в конкретных политических действиях «Партии», соответственно, за нечто «случайное»).

Думается, не стоит доказывать, что все три группы «зюгановских рабочих» не очень похожи на передовую часть рабочего класса.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded