"Левый технократ" #Кумин #КПРФ #РРП #выборы #выборы2018 #Мск #Москва #ВыборыСобянина #критика #фронт

Возможно, мне стоило написать это ещё до последних, на сегодня, «выборов мэра Москвы», — но, с другой стороны, это едва ли что-то изменило. А может быть, даже изменило бы к худшему: как я уже отмечал, складывается впечатление, что уже сама шумиха вокруг «выборов» (даже если общий её настрой состоит в том, что «выборы ничего не решают и нужны исключительно верхам») играет на руку антинародному режиму. Ну, в самом деле: вот займусь я, именно в «предвыборную пору», разоблачением «кандидата от КПРФ»... зюгановцам и всем, кто находится под их влиянием, непременно покажется, что я, таким образом, «работаю на режим», — и даже мои возможные разъяснения насчёт того, что я всё равно приглашаю голосовать за разоблачаемого, намереваясь поддержать его, как верёвка поддерживает повешенного, едва ли что-то изменят, потому что у Партии Зюганова иная природа, и с её узниками это не работает.

В общем, пришло, думается, время сказать несколько слов о «товарище» Кумине, «кандидате в мэры Москвы» от зюгановцев, которого столь решительно критически поддержала определённая часть столичной левой общественности. На днях один из застрельщиков этой «критической поддержки», революционный рабочий Сергей Биец, подвёл итоги «предвыборной кампании», в которой участвовал, статьёй с кричащим заглавием: «ВОЗДЕРЖАНИЕ ВРЕДНО».

К этому историческому документу можно подойти по-разному. Можно, например, сосредоточиться на последней фразе: «Всякое воздержание вредно», — и истолковать её, как второй (после «закона перманентной партийности») закон Биеца. Можно углубиться в содержание данного произведения и поразиться количеству несуразностей («Одновременно с избирательной кампанией начались массовые выступления граждан против пенсионной реформы (...) Практически каждый день в районах Москвы происходили агитационные и протестные митинги. Однако, несмотря на самоотверженность организаторов и участников, число оных было весьма невелико, и охват этих митингов был довольно мал, учитывая, что в Москве проживает 12 миллионов человек (...) Масса трудящихся, пришедшая к политической активности, однозначно продемонстрировала свою приверженность идеям коммунизма (...) Как и следовало ожидать, оппозиция потерпела поражение на прошедших выборах. Чрезвычайно низкая явка на выборах привела к тому, что к избирательным урнам пришли в основном сотрудники бюджетных учреждений, которых по разнарядке пригнали голосовать за начальство», — и так далее). Мне, однако, представляется более целесообразным сосредоточиться на тех фактах, относящихся к «предвыборной кампании» зюгановцев, которые Биец, худо-бедно, описывает. Они, эти факты, таковы:

«Избирательный закон, содержащий положение о муниципальном фильтре выдвижения кандидата, исключал возможность выдвижения кого бы то ни было, кроме как кандидата от КПРФ. Она, переживая внутренние дрязги, не смогла выдвинуть никого, кроме относительно нейтрального во внутренних конфликтах левого технократа Кумина, около 15 лет работающего с КПРФ и известного своей работой в качестве главы избирательного штаба Зюганова на президентских выборах. Имея весьма призрачные надежды не то что на победу, но хотя бы на второй тур, коммунисты исхитрились поругаться насчёт личности кандидата, словно это имело принципиальное значение. В качестве альтернативы предлагались Шувалова или Рашкин (...) Внутренние конфликты в КПРФ и общая деморализация организации привели к тому, что она почти не участвовала в агитации за собственного кандидата. В районной организации КПРФ не проводили мобилизации, и на всех митингах в основном было небольшое число активистов из "Надежды России" Нины Останиной; не обходилось и без депутата Зубрилина»

Итак, по свидетельству Биеца, кандидатура «левого технократа» Кумина не нашла поддержки среди массы столичных зюгановцев, — и поддержка у него отсутствовала настолько, что московские зюгановцы, по сути дела, массово отказались агитировать за него даже тогда, когда партия (их «Партия»!) официально его выдвинула. А теперь — самое любопытное. За те около 15 лет, что «левый технократ» работает с КПРФ, подобное происходит отнюдь не в первый раз. Девять лет назад этого Кумина уже двигали в «Московскую городскую думу», — и, в итоге, продвинули. Вот только продвижение это было не совсем обычным, поскольку в то время, осенью 2009 года, Зюганов с приспешниками вовсю готовили погром «левого» московского городского комитета партии, — и очередную «предвыборную кампанию» (важнейшее для зюгановцев политическое мероприятие) в Москве эта подготовка, ясное дело, не могла не затронуть...

Впрочем, чем пересказывать тогдашние события, — лучше дать слово непосредственным свидетелям и участникам. Вот, например, что по поводу той «предвыборной кампании» говорил мой покойны товарищ Олег Романов, к тому времени уже вышедший из рядов Партии Зюганова, но продолжавший поддерживать связь с некоторыми московскими «активистами»: «Кумин не имеет никакого отношения ни к МГО КПРФ, ни к КПРФ вообще. Откуда он взялся в первой тройке? Вопрос риторический» (09.10.2009). Позже, оценивая состав получившейся (в ходе взаимодействия погромщиков из окружения Зюганова с «мятежным» московским горкомом) фракции в «Мосгордуме», Олег добавил: «Из трех депутатов в МГД: Депутат Кумин - буржуй средней руки. Депутат Губенко - не платил партмаксимум, не отдал ставки помощников партии, поддерживает Лужкова. Депутат Клычков - протеже цека» (13.01.2010).

Такова, однако, была точка зрения наиболее решительных представителей «левого крыла КПРФ», уже в 2009 году готовых пойти на разрыв с зюгановцами. Может быть, отношение к Кумину массы представителей «левого крыла», всё ещё надеявшейся на возможность «модернизации» и «демократизации» партии, было совершенно иным? Чтобы ответить на этот вопрос, следует заглянуть на Интернет-сайт ленинградского отделения остатков «Объединенной Коммунистической партии»; в те далёкие уже времена он назывался «Сайтом коммунистов Санкт-Петербурга» и был, можно сказать, неформальным печатным органом «левого крыла». Одно из первых упоминаний о Кумине там относится к июлю 2009 года: «По свидетельству коммунистов, состоящих в партии долгое время, еще никогда ЦК так нагло не вел себя при формировании списков кандидатов в Мосгордуму. Никто, конечно, не ждал от «центра» полного неучастия в предвыборном процессе. Но то, что позволял себе «центр», переходило всякие рамки внутрипартийной этики (...) Ещё до начала Конференции МГК 14 июля делегаты получили информацию об том самом ставленнике ЦК в первой тройке. Им оказался крупный предприниматель В. Кумин. О нем выяснилось много интересного. Этот человек долгое время работал в команде не кого-нибудь, а А. Чубайса. Также стало известно, что Кумин уже баллотировался в депутаты Госдумы со второго места в списке, но не прошёл. А занявший первое место П. Свечников (персек Челябинского обкома) отказался отдавать мандат Кумину. Вспоминая недавнее выступление Зюганова на III Пленуме ЦК «О работе с кадрами в современных условиях», где он обрушился с жесткой критикой на Свечникова, всё становится на свои места. Кумина поставили на проходное место в Москве в счёт старых челябинских долгов. Так что рассчитывать на серьёзную финансовую помощь от него столичным коммунистам в предвыборной кампании не приходится. Эта информация вызвала бурю негодования со стороны делегатов Конференции. Как итог – 20 голосов против Кумина (больше только у Потапова, Родина и Святошенко)». Через несколько дней редакция ресурса, отметив, что «В интернете немало подробностей о работе Вадима Кумин под началом Анатолия Чубайса и прочих сомнительных обстоятельствах», предложила Кумину ответить на её «очень острые (!) вопросы», пригрозив, в случае отсутствия ответа на предложение в течение недели, «обнародовать эти вопросы без ваших ответов»; принято предложение, естественно, не было, — хотя, стоит отметить, «острые вопросы» тоже не были обнародованы. Сразу замечу, что информации о работе Вадима Кумина под началом Анатолия Чубайса в Интернете, в самом деле, полно: «С 1998 по 2001 год работал исполнительным директором Ассоциации энергетиков, объединяющую все энергетические компании страны. С 2000 года — первый заместитель руководителя Департамента технического перевооружения и совершенствования энергоремонта РАО «ЕЭС России», работал под началом Анатолия Чубайса».

Итак, навязывание «федеральным руководством» Партии Зюганова кандидатуры Кумина своим московским подчинённым произошло нынче не впервые, — и не впервые встретило среди московских зюгановцев сопротивление. Во время той, первой для себя «кампании» в Москве, «левый технократ» и подручный Чубайса отметился довольно откровенным высказыванием: «Сегодня КПРФ является единственной партией, из представленных в предвыборной борьбе, которая честно и открыто включила в первую тройку своего списка предпринимателя. Это было непростое решение для партии. Но оно знаковое, потому что в Москве около миллиона мелких и средних предпринимателей… На плечах именно этой категории людей сегодня держится основное производство в нашей стране, в том числе и в Москве… Коммунисты единственные, кто готов защищать права данной категории граждан… В свою очередь, обещаем, что в случае нашего избрания намерены работать в Московской городской думе в интересах всех этих людей».

Так или иначе, московским депутатским мандатом Кумин в 2009 году обзавёлся, — но останавливаться на этом не собирался. Спустя год, осенью 2010-го, «левого технократа» на «Сайте коммунистов Санкт-Петербурга» упомянули ещё раз, освещая события в Челябинске, где партийную организацию тоже потрепали, «зачистив» от «левого крыла», остатки которого позже влились в ОКП: «С марионеточным персеком Поклонновой и адвокатом Нациевским все предельно понятно. Главная их задача – обеспечить прохождение Кумина (сейчас – депутата Мосгордумы) в Госдуму в 2011 году». Весьма примечательно, что по итогам «выборов» 2011 года Кумин, в самом деле, получил мандат депутата «Государственной думы». Учитывая подробности, описанные выше (связанные с первой попыткой Кумина стать «федеральным» депутатом), можно сказать, что два «левых» региональных отделения Партии Зюганова, — московское и челябинское, — были разгромлены в том числе и ради этого. Перед тем, как «перейти на работу в Госдуму», Кумин успел ещё и поддержать буржуазный бюджет (именно подобные действия стали одним из официальных поводов для разгрома «левого крыла» в Ленинграде).

Весьма забавно, что среди тех, кто «критически поддержал» Кумина в нынешнем году, были не только некоторые активисты РРП (в московском отделении партии выходцев из «левого крыла КПРФ» почти нет), но и отдельные представители остатков ОКП, включая «главного неотроцкиста» Баранова, — московское (в значительной мере) и челябинское (почти полностью) представительства этих остатков партии состоят как раз из людей, которых громили, чтобы расчистить Кумину дорогу к месту в «Госдуме».

...Самое же непонятное во всей этой истории — это, пожалуй, то, как же Кумин дошёл до нынешней жизни. То есть, почему ради него разгромили два партийных отделения Партии Зюганова — это понятно; а вот как он, при таких исходных условиях, умудрился потерять место в «федеральном парламенте» и ввязаться в безнадёжную «московскую кампанию», — неясно. Многое, впрочем, может проясниться, если вспомнить, каково место «челябинских» в российской «элите»...

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded