octbol

Category:

Топтание #КПРФ на крови защитников Дома Советов. #4октября 2018 г. ФОТОРЕПОРТАЖ #РРП #ЛБ #ЛФ #память

Как это часто бывает после очередных годовщин расстрела Дома Советов, у меня нет никакого желания рассказывать о вчерашнем «мемориальном» мероприятии... но, в то же время, есть чёткое понимание, что рассказать надо. Заранее прошу у Вас, товарищ Читатель, прощения за то, что наиболее тошнотворные подробности «памятного митинга» останутся без моего пересказа... это всё нужно, конечно, сохранять для истории, но я - не железный.

Направляясь на вчерашнее мероприятие, я полагал, что оно будет скучным... и ошибся. Первая неожиданность подстерегла меня уже на выходе из метро «Улица 1905 года»: площадка у памятника борцам Революции 1905 года была наглухо перекрыта, а само мероприятие, в отличие от прошлых лет, «переехало» в Парк Декабрьского восстания. Предполагаю, это антинародный режим так «репрессировал» Партию Зюганова, чтобы показать всем недовольным, как он «ненавидит» и «боится» эту «непримиримой оппозиционной силы».

На трибуне ничего неожиданного не наблюдалось; когда я добрался до места событий, Зюганов уже солировал. Говорил он очень долго, однако изобилием мыслей его речь не отличалось; суть: все «громкие» протестные акции 1992 — 1993 годов («Народное вече» на Манежной площади 17 марта 1992-го, «Осада телецентра Останкино» летом 1992-го и так далее), оказывается, устраивали «мы», то есть, подразумевается, Зюганов с приспешниками. Тут я даже пояснять ничего не буду: в Интернете, пока ещё, к счастью, можно найти много материалов, описывающих, как всё было на самом деле; отмечу лишь, что лет через пять «Коммунист № 1», видимо, расскажет с трибуны, как самолично руководил обороной Дома Советов (но какая-нибудь «избирательная комиссия», — или, возможно, счётная комиссия Верховного Совета, — как обычно, «все сфальсифицировала» и не дала ему «спасти Россию»), — если доживёт, конечно.

Отдельно стоит сказать разве что о «подвиге Альфы»... «Коммунист № 1» вчера в очередной раз поведал своим слушателям о том, как «героически» вело себя осенью 1993 года спецподразделение «Альфа». Мнение о том, что данное вооружённое формирование, в целом, и его командир Зайцев, в частности, совершили тогда «подвиг», увы, широко распространено среди лево-патриотической общественности... потому считаю своим долгом внести ясность. 21 сентября 1993 года, издав «Указ № 1400», президент Российской Федерации Ельцин Б.Н. совершил должностное преступление, грубейшим образом нарушив Конституцию, — и, согласно всё тому же основному закону, немедленно прекратил быть президентом России, превратившись в самозванца. Тогда же, 21 сентября 1993 года, совершение Ельциным государственного преступления было установлено Конституционным судом РФ, — и с этого времени любой служитель закона в России знал, что Ельцин Б.Н. является не президентом, а государственным преступником. 22 сентября 1993 года Верховный Совет РФ констатировал прекращение полномочий Ельцина Б.Н. как президента РФ и назначил исполняющим обязанности президента РФ Руцкого А.В. Не предоставив себя в распоряжение законного президента России Руцкого А.В. и продолжая выполнять распоряжения государственного преступника Ельцина Б.Н. и его соучастников Зайцев Г.Н. и весь тогдашний личный состав «Альфы» сами превратились в соучастников совершаемого Ельциным Б.Н. государственного преступления (соучастников совершенно сознательных, ибо, как они сами признавали, «мы обладали обширной информацией (...) разве к нам можно было предъявить средние требования»). Что же касается «героического» поведения этих «выдающихся русских мужиков», то имеется любопытное свидетельство народного депутата России Андронова И.И., ценное тем, что означенный деятель, во-первых, был непосредственным свидетелем «подвига», во-вторых, сам к «Альфе» относился, скорее, положительно (это будет видно по ходу его рассказа):

Опять внизу на лестничной площадке второго этажа возникли двое офицеров. Один из них держал кусок проволоки с прикрепленной белой тряпкой. К визитерам приблизились наши генералы Баранников, Ачалов, Макашов. Присоединившись быстро к ним, я услышал, как темноволосый офицер в зеленой бронекольчуге с наплечниками отчетливо говорит:
– Я командую антитеррористической спецгруппой «Альфа». Нам приказано штурмовать Белый дом. Приказ вести по вам огонь на поражение. Значит, почти все вы будете убиты. Поэтому лучше сдавайтесь.
– Кто вами командует? – спросил генерал Баранников.
– Начальник президентской охраны генерал Михаил Барсуков.
– Хорошо его знаю, – сказал Баранников. – Передайте ему, что хотел бы с ним встретиться и обсудить ситуацию.
– Поздно. До штурма «Альфы» – двадцать минут. Сдавайтесь или погибнете.
– Прошу военных прервать полемику, – вмешался я. – И предоставить, наконец, право на решение парламенту. Готовы ли командиры «Альфы» пойти со мной в зал Палаты Национальностей и обратиться там к депутатам? В любом случае перед штурмом надлежит вывести отсюда женщин и всех безоружных.
– Поддерживаю это, – кивнул Баранников.
– Мы согласны обратиться к депутатам, – сказал старший парламентер «Альфы».
– Как вас зовут? – спросил я.
– Можете звать меня условно Володей.
В Палате Национальностей вдоль стола президиума мы встали перед залом четверо – Баранников, офицеры «Альфы» и я. Первым взял слово Баранников, порекомендовав выслушать парламентеров и одобрить их предложение о нашей капитуляции. Зал оцепенел в безмолвии. Заговорил «Володя»:
– Мы должны выполнить приказ – начать против вас штурм. Наша спецгруппа «Альфа» штурмовала в Кабуле дворец президента Амина, где почти все погибли. Но мы не хотим убивать соотечественников... Глядя сейчас на вас, я вижу, что многие здесь подобны моему отцу и матери. Мы не хотим вас убивать! Но все равно вас теперь атакуют. Расстреляют из танков и ракетами вызванных уже сюда боевых вертолетов. Поэтому прошу – скорее сдавайтесь.
– Каковы гарантии, – сказал я, – безопасности для сдавшихся?
– Бойцы «Альфы» выведут вас из Белого дома на набережную. Остальные войска прекратят огонь. Если на вас все-таки нападут, то мы дадим отпор. С набережной вас развезут на автобусах по безопасным местам города. И отпустят домой
(...)
Между тем орудийный обстрел Белого дома прекратился: офицеры «Альфы» известили по мини-рации командиров паливших танков о готовности парламента капитулировать. Более не опасаясь стрельбы, я с Баранниковым и парламентерами поднялся на пятый штабной этаж. Там в меблированной по-домашнему комнате сидели в креслах Хасбулатов, Руцкой, Ачалов, Дунаев, Воронин. Офицеры «Альфы» предложили руководителям обороны Белого дома во избежание гибели отдать всем приказ сложить оружие (...) В комнату стремительно вошел генерал Макашов и с ходу принялся убеждать офицеров «Альфы» в незаконности полученного ими приказа штурмовать парламент. Хасбулатов охладил генерала (...) Старший парламентер сказал:
– Нам пора в штаб командования. Мы вернемся сюда через полчаса. И тогда вы должны сложить оружие. До этого артобстрела не будет
(...)
Через пять минут после ухода офицеров «Альфы» новый шквал огня танков и пулеметов прервал дискуссию о посольствах и опять уложил всех на пол. Стреляли с дьявольской силой, на поражение. Уверен, что командиры «Альфы» не были причастны к возобновлению штурма парламента. Кто-то другой снова жаждал нашей крови и срыва неугодной поэтому капитуляции. Изрешеченное снарядами и горящее здание, казалось, вот-вот обрушится изнутри и раздавит нас своими руинами. Однако строят у нас все же, к счастью, не хуже, чем делают танки. Они утюжили нас минут пятнадцать подряд. И как только унялись, я спустился на третий этаж к парадной лестнице, где ополченцы поднимались с пола, усыпанного гильзами и битым стеклом. Вдруг все обернулись на грозный выкрик:
– Бросай оружие!
Из темного жерла ведущего к Палате Национальностей коридора вышли с карабинами наперевес роботоподобные фигуры в зеленых бронепанцирях и шлемах космонавтов с прозрачными пулезащитными намордниками. Это были штурмовики «Альфы». Вскинув карабины и держа пальцы на курках, они выжидающе глядели на застывших наших стрелков

Как нетрудно заметить, боевики «Альфы» были готовы убивать защитников Дома Советов, — и не убили никого лишь потому, что последние защитники Советской власти бросили оружие. Командование «Альфы» обмануло руководителей обороны «Белого дома», пообещав им «полчаса на размышления», — и не имеет никакого значения, лгало оно потому, что не собиралось выполнять данное обещание (цена слову среднего бывшего советского офицера хорошо известна и равняется 0,5 копейки) или потому, что обещало то, чего вообще не могло выполнить... да и непричастность руководства «Альфы» к возобновлению штурма вызывает огромные сомнения. Пожелав остаться чистенькими, Зайцев и компания повели себя ещё более непорядочно, чем расстреливавшие Дом Советов танкисты (эти, по крайней мере, не лицемерили)... и что же, можно признать, что на руках Зайцева и компании нет крови защитников «Белого дома», — зато эти руки густо заляпаны кровью миллионов россиян, погубленных ельцинским режимом в с 4 октября 1993-го по 31 декабря 1999-го включительно.

Это было необходимое отступление, — хотел покороче, да не получилось, — а теперь продолжу про вчерашнее.

Народу вчерашнее мероприятие собрало немного, — за что отдельное «спасибо» устроителям, назначившим начало на 16-00, в рабочий-то день, — и, в общем-то, рассказать о нём нечего... оно было чрезвычайно пустым, даже по меркам обычных октябрьских «памятных митингов»; и это выделяло вчерашний митинг... даже я, ко многому уже привыкший, не ожидал столкнуться с такой пустотой. Под конец зюгановский конферансье, зачитывая «итоговую резолюцию», оговорился, сказав: «коррумпированного человечества» вместо «коррумпированного чиновничества», — и этим (даже не самой оговоркой, а тем, что стал за неё извиняться) немного оживил происходящее... вот, собственно, и всё. Остаётся лишь понаблюдать за тем, кто пришёл, — учитывая неудобное время и весьма неблагоприятную погоду, это особенно любопытно.

Удальцов. Ничего необычного.

Биец. Ничего необычного, если не считать того, что он меня заметил, а я его — нет...

Лакеев. Вот это уже «странно», — вроде, порвали с КПРФ... но не порвали.

Слева от зрителя — Улас (кто-нибудь ещё помнит, кто это?), справа — наглядная иллюстрация к тому, что такое раскол РРП.

Десять лет назад вот это всё стояло на трибуне аналогичного мероприятия, представляете?

Одна из двух РРП имеет растяжку с названием партии, вторая пока не обзавелась...

Зато у неё уже тоже есть большое знамя.

Ох уже этот постоянный гнёт фашин... Даже разделив силы, Революционная рабочая партия пока так и не смогла с ним покончить.


Василий Кузьмин. Уже, кажется, даже без хвостика.

Остатки ОКП решили поднять знамёна... зачем-то.

Противники Биеца пристроились к «Левому блоку»...

...а сторонники Биеца пристроились к «Левому фронту». Учитывая, что «Левый блок» возник из «Левой платформы Левого фронта» (пока Удальцов сидел в тюрьме), — выглядит довольно-таки забавно.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded