octbol

Categories:

Учение о нерушимом Томосе #РПЦ #Константинополь #православие #церковь #раскол #Украина #автокефалия

Мне, — уж поверьте, товарищ Читатель, — не хотелось говорить по этому вопросу вообще ничего. Но раз уж высказаться посчитали нужным все, — вплоть до, извините, Баранова, — то, собственно говоря, чем я хуже. Тем более, что речь-то, если приглядеться, идёт о формировании в путинской России новой государственной идеологии; разумеется, неофициальной, — ельцинская «конституция» существование государственной идеологии запрещает, — но действующей. Итак...

15 октября синод Русской православной церкви принял решение о разрыве церковного общения с Константинопольским патриархатом: «Отныне и впредь до отказа Константинопольского Патриархата от принятых им антиканонических решений для всех священнослужителей Русской Православной Церкви невозможно сослужение с клириками Константинопольской Церкви, а для мирян — участие в таинствах, совершаемых в ее храмах». Решение это, разумеется, было всячески поддержано путинским официозом (16 октября буржуазно-государственное телевидение надрывалось весь день, с ночи до ночи, в выпуске от 17 октября «единственно верную позицию» изложила и правительственная «Российская газета»).

Предлогом для вышеозначенных действий послужило ранее принятое решение «Фанара» об отмене передачи Киевской митрополии в подчинение Московскому патриархату. Их, эти действия «Константинополя», в Москве сочли «неканоническими». Что можно сказать по этому поводу... я — не знаток церковных правил, однако про саму церковь кое-что знаю, и даже моих скудных познаний достаточно для простого вывода: в «Фанаре» заседают деятели, знающие каноническое церковное право ничуть не хуже, чем знают его в Московской патриархии; на каждый пункт правил, обосновывающий «московские» претензии, они без труда найдут два, лишающие эти претензии всяких оснований. Кроме того, главным положением, которое «Москве» требовалось обосновать, было положение о невозможности возвращения Киевской митрополии «под Константинополь» (в том случае, если такое возвращение возможно, все остальные «неканонические» действия «Фанара» сами собой превращаются в «канонические»)... и даже знания правил не требуется, чтобы понять, что именно оно-то и «обосновано» кое-как: «Акт 1686 года, подтверждающий пребывание Киевской митрополии в составе Московского Патриархата и подписанный Святейшим Константинопольским Патриархом Дионисием IV и Священным Синодом Константинопольской Церкви, пересмотру не подлежит. Решение об его «отзыве» канонически ничтожно. В противном случае было бы возможно аннулирование любого документа, определяющего каноническую территорию и статус Поместной Церкви — вне зависимости от его древности, авторитетности и общецерковного признания». Иными словами, если переводить с необычного (видимо церковно-славянского, хотя память настойчиво подсказывает, что этот язык звучит иначе) языка на обычный русский: Акт («томос») 1686 года пересмотру не подлежит, ведь в противном случае окажется, что он подлежит пересмотру. Дальше «москвичи» ссылаются на «дух священных канонов Православной Церкви», тем самым как бы признавая, что не могут обосновать свою точку зрения «буквой» этих канонов. Ссылка же на соборное правило: «Если кто… обратил какое место к кафолическому единению и в продолжение трех лет имел оное в своем ведении, и никто оного не требовал от него, то после да не будет оное от него взыскуемо, если, притом, в сие трехлетие существовал епископ, долженствующий взыскать, и молчал», — и вовсе «играет» против «Москвы», поскольку, насколько известно из истории, Киев обратил к кафолическому единению именно Константинопольский патриархат... как и саму Москву, в общем-то.

Путинская пропаганда, между тем, вовсю рассуждает о «политической подоплеке» решений «Фанара» по «украинскому вопросу». И если её официальная, государственная составляющая ещё как-то сдерживает себя, то «патриотическая общественность» рубит, ничего не стесняясь: «Уверен, однако, что одного разрыва евхаристического общения с Константинопольским патриархатом мало. Варфоломей действует на Украине, руководствуясь политическим соображениями, политическим заказом враждебных России и русским держав», — тем самым признавая, что в этом вопросе есть собственный «интерес» и у «российской стороны». Раз константинопольский патриарх «действует на Украине, руководствуясь политическим соображениями, политическим заказом враждебных России и русским держав», инициируя решение о восстановлении «своей» Киевской митрополии, — то, стало быть, сохранение Киевской митрополии «под Москвой» соответствует политическим интересам России и русских. В чём заключаются эти «интересы России», догадаться нетрудно: в том, чтобы использовать подчинение Киевской митрополии и всей Украинской православной церкви Московскому патриархату для осуществления «мудрой» путинской политики на «украинском направлении», использовать церковь как орудие этой «мудрой внешней политики». Что представляет собой эта «мудрая внешняя политика», можно было в полной мере оценить хотя бы за последние пять лет: суть её, если совсем кратко, заключается в стравливании русских и украинцев, разжигании ненависти между ними, культивировании среди русских представлений о «неполноценности» украинцев и «исторических правах» путинского государства на Украину (которые, однако, ни в коем случае нельзя осуществлять в полной мере, потому что иначе начнётся Третья мировая война), — и всё, разумеется, ради того, чтобы, под прикрытием «освобождения Крыма», «борьбы с бандеровщиной» и «заботы о братском народе», как можно выше поднять прибыли «хозяев» России и истинных носителей «национальных интересов», российских капиталистов.

Ныне же, судя по всему, ради обоснования «мудрой внешней политики Путина» создаётся (и при, повторюсь, всяческой поддержке буржуазно-государственной пропагандистской машины) новое религиозное учение, краеугольным камнем коего является вера в то, что «Акт 1686 года, подтверждающий пребывание Киевской митрополии в составе Московского Патриархата и подписанный Святейшим Константинопольским Патриархом Дионисием IV и Священным Синодом Константинопольской Церкви, пересмотру не подлежит» ни при каких обстоятельствах, — учение о нерушимом Томосе. Ради утверждения этого учения Московский патриархат пошёл на разрыв церковного тела. Насколько это соответствует канонам православия — судить не могу, однако... вот — православный символ веры. На официальном Интернет-сайте Московской патриархии текста его, в отдельном виде (хоть в церковно-славянской редакции, хоть на современном русском языке), не найти, — но он с лёгкостью отыскивается на ресурсах отдельных приходов, да и на том же сайте патриархии, всё-таки, упоминается. И там говорится: «Веруем (...) Во Едину Святую Соборную и Апостольскую Церковь», — а про «неприкосновенность канонических территорий» или «нерушимость Акта 1686 года» нет ни слова (каждый, если желает, может проверить). А у нового российского религиозного учения, похоже, появилась уже и собственная эсхатология: «Россия готова применить ядерное оружие только после того, как убедится, что потенциальный агрессор наносит по ней удар, в концепции РФ о ядерном оружии нет превентивного удара. Как передает телеканал "Россия 24", об этом мировую общественность проинформировал российский президент Владимир Путин, выступая на ежегодном заседании клуба "Валдай" в Сочи. Он подчеркнул, что ядерная концепция России состоит в том, что страна первой не наносит ядерный удар, но обязательно нанесет ответный и уничтожит любого агрессора. "А мы как жертва агрессии, мы как мученики попадем в рай, а они просто сдохнут", — отметил Путин, вызвав смех в зале. "Потому что они даже раскаяться не успеют", — добавил президент Российской Федерации» (откровение Владимира Пустослова).

Вышеописанное учение имеет все шансы стать составной частью путинской государственной идеологии, — и освятить, во всех смыслах этого слова, (окончательное?) превращение России в карибское захолустье...

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded