octbol

Categories:

Анти-ФКП. Выпуск 2. "Великолепный век" #кино #смыслы #ВеликолепныйВек #Турция #гламур #пропаганда

Некоторое время я находился в затруднительном положении, где бы поискать смысл после того, как он был отыскан в "Сумерках". Затруднение состояло вот в чём. Есть два сериала, оба исторические, оба могут быть отнесены в категорию "женских" (но могут и не быть туда отнесены, всё зависит от настроения); один - российский, другой - иностранный; примерно про одну и ту же эпоху; российский многое позаимствовал у зарубежного, - однако в российском главная героиня женщина, а в зарубежном мужчина. Вроде бы, женщин полагается пропускать вперёд, однако... короче говоря, в конце концов я решил, что правила этикета в данном случае неприменимы, поэтому "София" остаётся на потом, а сегодня...

"Великолепный век". Турецкий сериал, среди российских наёмных работниц (в том числе низкоквалифицированных) ещё более популярный, чем американские "Сумерки".

Собственно, "Великолепных веков" - их два... говорили, что ещё может появиться третий, но есть подозрение, что не появится, потому что телезрители (прежде всего турецкие) устали. Оба пропагандируют "османский гламур" и оба посвящены временам "Женского султаната", - первый рассказывает о начале этой эпохи, второй о её расцвете; Османская империя тогда находилась на пике своего могущества, её армия была одной из сильнейших в мире, европейцы не без оснований опасались турецкого вторжения. Просто от настроения османского султана зависело очень многое, - и поэтому события, происходившие при его дворе, были объектом самого пристального внимания не только местных чиновников, но и европейских дипломатов. Поэтому, хотя от времён, когда происходили события первого "Великолепного века", нас отделяют около пятисот лет (второго - порядка четырёхсот), - мы достаточно хорошо знаем, что там происходило: и история отношений Сулеймана I Кануни с Хюррем-"Роксоланой", и история отношений Ахмеда I c Кёсем не просто описаны во всех подробностях, - они, в значительной мере, запротоколированы... И даже если в каких-то случаях различные источники врали согласованно (а такое могло быть), — у авторов сериала другой версии истории не было.

От большинства российских "исторических" фильмов и сериалов последних двух-трёх десятилетий "Великолепный век", прежде всего, отличается тем, что создатели проекта относятся к истории своей страны с любовью, и это чувствуется. Одних её персонажей они явно любят сильнее, других почти ненавидят, - но все они, включая самых отвратительных и ненавистных, показаны достойно. Турецкая история в целом, показанная в "Великолепном веке", не вызывает отвращения. Тем более показательно то, что от реальной истории, - которая, повторю, запротоколирована; мы вообще не так уж много знаем о событиях 16 - 17 веков, но "Великолепный век" рассказывает именно про те из них, о которых известно почти всё, во многих подробностях, - в первом "Великолепном веке" осталось мало что, а во втором и вовсе почти ничего (он, второй "Великолепный век", представляет собой очень качественно сделанную политическую агитку... а о том, за что она агитирует, будет рассказано в дальнейшем).

Реальный Сулейман I со времени встречи с Хюррем и до самой её смерти на других женщин не смотрел; для того времени и места это было крайне необычно, разумеется возникли слухи о "колдовстве" и так далее... однако создатели "Великолепного века", для большего драматизма, превратили султана в бабника, "сведя" его даже с испанской королевой Изабеллой, которая была... мягко говоря, существенно старше (и, разумеется, в действительности они никогда не пересекались). Причём, эта его сильная слабость к слабому полу порой ставит под угрозу государственную безопасность всей империи (в третьем сезоне Сулеймана "случили" с персидской шпионкой Фирузе... которая знак своей принадлежности к враждебной державе носит чуть ниже шеи, но этого долго никто не мог понять).

Впрочем, хотя кинематографический Сулейман Кануни и выглядит более слабым, чем он был в жизни, - по сравнению с остальными героями "Великолепных веков" ему ещё, пожалуй, повезло. К тому же, Халит Эргенч, исполнитель его роли, играл если не гениально, то, во всяком случае, блестяще, - это выдающийся артист. Его потомка Ахмеда I создатели проекта не пощадили совсем... тут достаточно сравнить описание его коронации, составленное на основе воспоминаний очевидцев: "С первых дней правления Ахмед проявил решительность и самостоятельность. Во время церемониии джулюс (принесение присяги знатью) он не стал ждать, пока визири усадят его на трон, а сел на него сам без малейших колебаний. Во время таклиди сеиф — опоясывания мечом (аналог европейской коронации) — он лично опоясал себя мечом своего предка султана Османа I Гази (обычно это делал высокопоставленный священнослужитель). Одним из первых решений молодого султана было отстранение от власти своей бабушки Сафие-султан и в итоге она была сослана в Старый дворец, расположенный в Эдирне, в январе 1604 года", - с тем, как то же самое событие показано в сериале, где молодой султан даже не сразу решается выйти к народу.

Недостаточно сильным мужчинам, правящим "Великолепной Империей", оказывают поддержку сильные женщины. Тут стоит сказать, что Хюррем и Кёсем - это, пожалуй, самые известные деятельницы эпохи "Женского султаната"... обе они прожили, мягко говоря, интересные жизни, - но в качестве основы для "женского сериала" ничуть не хуже подошли бы, например, биографии Нурбану и Сафие. Тем не менее, кино сняли именно про Хюррем и Кёсем. Полагаю, дело, помимо прочего, вот в чём: Хюррем и Кёсем остались в памяти турецкого народа, как выдающиеся благотворительницы; Хюррем и Кёсем помогали людям, а Нурбану и Сафие тратили на себя, - вот поэтому-то отдельного сериала и "не заслужили".

Если османские султаны в "Великолепном веке" представлены людьми менее решительными, чем они были в жизни, - то их женщинам, напротив, приписывается гораздо более сильное влияние, чем то, которым они обладали в действительности. И если в первом "Великолепном веке" не без преувеличений, но более-менее точно отражена реальная политическая деятельность Хюррем, - то во втором "Великолепном веке", повторюсь, выдумано почти всё (реальны только имена исторических деятелей). И Хюррем, и Кёсем, с определённого времени, действительно "делали политику" Османской империи; но Хюррем "делала политику" в составе "триумвирата", вместе с великим визирем (главой имперского "совета министров") Рустемом-пашой и верховным судьёй Эбуссуудом-эфенди (в общем-то, оба присутствуют в сериале, но... у второго довольно-таки немного экранного времени, - да, к тому же, игравший его актёр умер по ходу съёмок, поэтому с какого-то момента верховный судья превратился в голос за кадром, - а роль второго сколь велика, столь и невнятна, большую часть времени персонаж является достаточно безвольным орудием чужих интриг), - а у реальной Кёсем значительное политическое влияние появилось значительно позже, чем у её кинематографического образа. Дело в том, что при жизни Ахмеда I Кёсем была любимой, но отнюдь не единственной женщиной в жизни султана; создатели "Великолепного века" достаточно быстро "убили" Махфируз, мать старшего сына Ахмеда (а будущий Осман II был ими и вовсе превращён в не только единокровного, но и молочного брата Мехмеда, Мурада, Ибрагима и других детей Кёсем), - меж тем как в действительности эта султанская наложница прожила существенно дольше, и, предположительно, даже пережила Ахмеда I... так или иначе, после рождения Османа Ахмед I продолжал общение с Махфируз, у них родилось ещё несколько детей. Кёсем не имела отношения к воспитанию будущего Османа II; взойдя на трон, старший сын Ахмеда I попытался сломать устоявшийся порядок формирования османской "элиты", при котором она пополнялась, главным образом, за счёт обращённых в ислам славян и греков, а важнейшим "социальным лифтом" империи был армейский корпус янычар, - он собирался опереться на, собственно, турецкое население империи, набрать вместо янычар армию из турок и перенести столицу в азиатскую часть страны (таким образом, в каком-то смысле Осман II предвосхищал не только позднейших османских реформаторов, но и "самого" Ататюрка). Широкой поддержки среди османской "элиты" реформы Османа II, естественно, не получили, и в ходе бунта янычар молодой (в момент смерти ему не было и 18 лет) правитель был убит, а на трон (второй раз) был возведён его дядя, Мустафа I, имевший своеобразно устроенное сознание. Тем не менее, сторонники среди "элиты" у Османа II были, и через непродолжительное время после переворота "турецкая часть" империи, по сути дела, перестала подчиняться Стамбулу. В самой столице, разумеется, возник политический кризис, по итогам которого разные "элитные" группировки, в конце концов, пришли к решению возвести на престол Мурада, сына Ахмеда I и Кёсем; вот тут-то, получив из рук "элиты" должность регента при малолетнем (на момент коронации ему было 11 лет) сыне, Кёсем и начала постепенно строить "свою империю". Реальная политическая деятельность молодой Кёсем в "Великолепном веке", таким образом, показана где-то между концовкой (самой концовкой; её "месть за Османа" — художественный вымысел, переходящий в художественный свист, в действительности за Османа, как уже сказано, мстили совсем другие люди) последней серии первого сезона и началом первой серии второго.

Кстати, реформаторские шаги Османа II в сериале представлены чуть ли не как некое личное самодурство, без особых исторических предпосылок. И вообще, османские султаны, - включая Сулеймана I, - в сериале показаны хоть и с любовью, но... в конечном счёте получается так, что они были излишне деспотичными. "Благородными героями" в первом "Великолепном веке" выставлены те, кого Сулейман репрессировал, - великий визирь Ибрагим-паша и султанские сыновья Мустафа и Баязид. Правда, чтобы их итоговые проигрыши в политической борьбе выглядели объяснимыми, создателям проекта пришлось выставить их... глуповатыми (Мустафа, например, становится жертвой ложного обвинения в заговоре... вот только заговор против султана в пользу его старшего сына, по сериалу, был, и о нём было известно даже его матери, но сам "благородный герой" умудрился так ни о чём и не узнать, - сразу видно, что из него получился бы "отличный" правитель). В общем, получается так, что благородство политика неразрывно связано с глуповатостью, - и если Вам, товарищ Читатель, такой посыл покажется знакомым, то, скорее всего, Вы всё правильно поняли. Между прочим, в турецкой "Игре престолов" имеется и своя Санса Старк (персонаж, разумные действия которого выставляются в таком свете, что у зрителей должно возникать отвращение), - это почётное место занимает султанский сын Селим, будущий султан Селим II. Этот деятель заслуживает того, чтобы рассказать о нём чуть подробнее: при нём случилась первая русско-турецкая война, - одной из её причин, между прочим, стало желание османской администрации построить канал, соединяющий Волгу и Дон, - и был заключён первый русско-турецкий договор (с нашей стороны его подписал Иван Грозный). Бытует мнение, что именно при Селиме II начался упадок Османской империи, но... это не так: потерпев поражения под Астраханью и при Лепанто, османское войско всё равно оставалось сильнейшим в Европе, империя расширялась (в годы его правления был завоёван Кипр), а миф о непобедимости османов был развеян ещё при Сулеймане I, когда его армия не смогла взять Вену. Алкоголиком султан, вошедший в историю, как "Селим Пьяница", тоже не был: просто он пил вино, не делая из этого особой тайны, в то время как исламскими канонами употребление алкоголя запрещено... общественное мнение в Османской империи тогда формировали исламские фанатики из ордена "Бекташи", являвшегося ядром корпуса янычар, почему, собственно, в этом общественном мнении султан и стал "Пьяницей". Каким был Селим II, как человек, сказать трудно, но факт: после казни его уже помянутого единокровного брата, Мустафы, мать казнённого, Махидевран, была лишена всех государственных выплат и жила впроголодь, - Селим же, взойдя на престол, выплатил все её долги, купил ей дом и назначил государственную пенсию. Создатели "Великолепного века" на Селиме, что называется, оттянулись по полной, "повесив" на него убийство брата Баязида (в действительности он был казнён посланниками Сулеймана I на персидской территории, по личному приказу султана и после долгих, сопровождавшихся обильной дипломатической перепиской, переговоров с персидской администрацией, в конце концов официально разрешившей казнь)... естественно, он был выставлен законченным алкоголиком, - и всё было бы совсем плохо, если бы актёр Энгин Озтюрк не сыграл лучше, чем следовало.

О том, насколько сильно та версия истории, которая рассказана в "Великолепных веках", отличается от реальности, можно говорить ещё долго, но уже и сказанного, полагаю, достаточно для того, чтобы сделать важный вывод: "Великолепный век" приписывает женщинам эпохи "Женского султаната" ещё большее влияние, чем то, которое они имели в действительности; при этом, поначалу это влияние является благотворным (Хюррем "спасает страну", разоблачая персидскую шпионку Махфируз; Кёсем занимается примерно тем же на протяжении практически всего первого сезона второго "Великолепного века"), - но постепенно, становясь всё сильнее и влиятельнее, "великие женщины" чернеют. Помимо неблаговидных и показываемых, как неблаговидные, поступков (в первом "Великолепном веке" во всех подробностях показывается, как Хюррем "сживала со свету" старшего сына Сулеймана I, "образцово благородного героя" Мустафу), этот эффект усиливается заменой актрис, играющих главные женские роли; причём, если в первом "Великолепном веке" всё выглядит так, что замена Мерьем Узерли  на Вахиде Перчин связана, главным образом, со старением героини, то во втором смысл появления Берен Саат вместо Анастасии Тсилимпиу не сразу и поймёшь... лишь в последней серии второго сезона (Кёсем там играет уже третья актриса, Нургюль Ешилчай , но она воссоздаёт тот же образ, который создавала Берен Саат) выясняется, что у героини появляется вторая, "политическая" личность, которую зрители и видят на протяжении большей части сериала (и, соответственно, все её действия, показанные на экране, продиктованы исключительно "политической" логикой, никаких сантиментов).

Вот тут самое время перейти к тому, за что первый "Великолепный век" агитирует потихоньку, а второй - открыто и, местами, даже грубовато. Не является большой тайной, что буржуазная группировка, правящая ныне в Турции, - возглавляемая действующим президентом Эрдоганом, - пытается "восстановить Османскую империю" на новой основе. Нужда в новой основе объясняется тем, что, - в этом Эрдоган похож на российских Ельцина и Путина, кстати, - "законных прав на имперский престол" у нынешних "хозяев Турции" нет. Потому им нужна Турецкая республика, - и если в ельцинско-путинской России под "республиканской" одёжкой восстановлено самодержавие, то в Турции такой вариант, по ряду причин, невозможен (во всяком случае, в настоящее время), поэтому Эрдогану и компании нужна именно республика, но такая, где избиратели будут раз за разом выбирать именно их. Турецких граждан, в целом, они исподволь убеждают в том, что в Османской империи было "много хорошего", "гламурного", но были и слишком существенные недостатки, - а, в частности, турецких домохозяек стараются сориентировать на то, что место женщины на кухне, но прежде, чем его занять, женщине неплохо бы поучаствовать в политике, проголосовав за "Партию справедливости и развития". "Великолепный век" османскую действительность преподносит именно так: всё там очень красиво, "гламурно", но правители (включая и Сулеймана I, являющегося в Турции культовой фигурой) слабоваты и склонны к тирании (помимо благотворительной деятельности, кстати, Хюррем и Кёсем объединяет ещё и то, что обе, прежде чем попасть в султанский гарем, были украдены из дома, угнаны в рабство... этому угону, как явлению общественной жизни, в обоих «Великолепных веках» уделено достаточно много внимания, и нет и намёка на то, что в этом есть «что-то хорошее», хотя, казалось бы, для героинь-то похищение стало «социальным лифтом», и авторы могли бы развернуться, если бы захотели); некоторое участие женщин в политике, - если они не идут против "конституционного строя", конечно же, - является благом, но чрезмерное увлечение государственными делами их "развращает". Стоит, правда, отметить, что сам Эрдоган от "Великолепного века" решительно отмежевался, - но это и понятно: "Великолепный век" рассчитан вовсе не на его "ядерный электорат", он предназначен для работы с молодёжью (это — «кино для домохозяек», но не столько нынешних, сколько будущих), среди которой "Партия справедливости и развития" не особо-то популярна.

И, судя по всему, эта работа с молодёжью приносит плоды. Второй "Великолепный век" по количеству зрителей сильно уступал первому ("средняя" серия первого собирала в Турции 9 - 10 миллионов зрителей, второго - порядка 2 миллионов; в России, к слову, первый "Великолепный век" несколько раз прокрутили по телеканалу "Домашний" целиком, а вот второй при повторном показе пришлось убирать "в ночь", рейтинги, судя по всему, оказались неприемлемо низкими... второй сезон второго "Великолепного века" российские телезрители пока не увидели и, есть подозрение, могут не увидеть вообще), но... вот это показали по турецкому телевидению 24 декабря 2015 года:

И если вспомнить, что произошло в Турции через несколько месяцев, — то можно предположить, что послание нашло тех, кому было предназначено. 

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded