octbol

Categories:

Подготовка ко взятию ответственности... #РРП #ММТ #коммунисты #троцкисты #КПРФ #Стабильность #печаль

С некоторым опозданием хотел бы сказать несколько слов о съезде Революционной рабочей партии, — той, которая совсем без Биеца. Он прошёл 3 — 4 мая нынешнего года и, собственно говоря, стал для этой части РРП первым съездом, который она провела после раскола с биецианцами.

По итогам съезда РРП решила слиться с троцкистской «Международной марксистской тенденцией». Само по себе это... скорее хорошо, чем плохо, — как потому, что объединяться вообще труднее, чем раскалываться, так и потому, что российской официальной буржуазно-государственной пропагандой и её как бы «независимыми» как бы «левыми» (и даже «коммунистическими») пособниками всё чаще и всё шире используется образ Сталина, поэтому не приходится удивляться тому, что среди некоторой части относительно сознательных угнетённых уже распространяются и будет всё шире распространяться «антисталинизм», а при таком раскладе (и учитывая, что персонификация этого «народного антисталинизма», видимо, неизбежна) лучше уж Троцкий, чем Гитлер. То, что вместе с образом Троцкого «на щит» уже поднимается и, похоже, будет подниматься в дальнейшем его (и других «левых оппозиционеров», противостоявших Сталину в 20-ые — 30-ые годы прошлого века) проигрышная тактика, — плохо, но поделать с этим, судя по всему, ничего нельзя. На том об «объединении троцкистов всех стран» я позволю себе закончить, и перейти к кое-чему более любопытному.

Раскол РРП на биецианское и не-биецианское крылья произошёл, что общеизвестно, в связи с вопросом о «критической поддержке» Партии Зюганова. У этого раскола было, разумеется, много разных причин, глубинных и поверхностных, но непосредственным поводом стали именно разногласия по поводу того, что же в «критической поддержке» главное, — поддержка или, всё-таки, критика. И вот, значит, XIII съезд РРП принял развёрнутое постановление по текущему моменту, где о гранях «критической поддержки» говорится подробно... вот только, к сожалению, сказанное отличается некоторой непоследовательностью. С одной стороны, съезд РРП вполне правильно отмечает:

«Не с лучшей стороны показывало себя в классовых битвах за прошедшие 25 лет и высшее руководство «официальной компартии», несмотря на имевшие место мощные выступления ее региональных отделений и низового актива. Это высшее руководство последовательно предавало рабочих, начиная с 1993 года, и дрейфовало все более вправо на протяжении своей истории. Если во множестве стран исторически сложились так называемые «традиционные партии рабочего класса» (то есть устойчивые лево-реформистские объединения), то в России КПРФ не стала таковой – ее руководство продемонстрировало полную неспособность к проведению даже очень умеренной реформистской политики, отличалось национал-державной риторикой, используя «левую риторику» чаще как прикрытие своей оппортунистической деятельности, чем как реальную программу. Рабочий класс и профсоюзные объединения не играли весомой роли в ее внутренней политической жизни»

К этому стоило бы добавить, что и Партия Зюганова, в свою очередь, никогда не играла весомой роли в жизни и борьбе российского рабочего класса, — рабочие, состоявшие в её рядах, в большинстве случаев являлись и являются «белыми воронами», оторванными от широкой пролетарской массы, не пользующимися влиянием среди рабочих и... вполне довольными таким своим положением.

Но, с другой стороны, едва доходит до дела, как настрой рабочих революционеров меняется:

«Исходя из задачи привлечения масс на нашу сторону, мы должны строить нашу политику в отношении крупнейшей левой партии – КПРФ. Отдавая себе отчет в реакционной сути руководства КПРФ и провозглашаемой ими политики, мы также понимаем, что именно на эту партию обратят свое внимание массы трудящихся в условиях политической нестабильности. Наша задача здесь – не оттолкнуть массы, а завоевать их доверие и донести до них нашу программу. По этой причине мы должны проводить курс на критическую поддержку КПРФ вплоть до агитационного участия в избирательных кампаниях ее кандидатов. При этом такая поддержка должна быть для нас не самоцелью, но инструментом для того, чтобы выйти к трудящимся и донести до них нашу программу и завоевать роль пролетарского авангарда. Говоря об участии в избирательной кампании конкретных кандидатов, мы должны исходить из того, насколько их классовый облик, их программа, их политическая и общественная деятельность и т.д. соответствуют основополагающим принципам политики РРП. Такие решения должны вырабатываться как местными органами РРП, так и Центральным комитетом, в том числе с учетом контекста местной специфики и политической целесообразности»

Вот оно как... На сегодня Партия Зюганова является «крупнейшей левой партией»; если ко времени наступления «политической нестабильности» всё останется так, как есть, массы трудящихся вполне могут «обратить внимание» на неё (хотя могут и не обратить), — в силу того, что она является «крупнейшей». Казалось бы, революционерам, пока времена «спокойные», следовало бы всячески разоблачать эту «крупнейшую левую партию», показывая её предательскую, враждебную рабочему классу, реакционную сущность, — а заодно, разумеется, всячески рекламировать себя, — с тем, чтобы ко времени «политической нестабильности» ложно-коммунистическая партия перестала быть «крупнейшей левой партией», а массы трудящихся, соответственно, обратили бы внимание на настоящих пролетарских революционеров. Но у РРП — логика своя: заранее признав себя неспособными лишить Партию Зюганова положения «крупнейшей левой», — рабочие революционеры решают «завоевывать доверие масс» путём поддержки Партии Зюганова вообще и особенно «приличных» её элементов... тех, то есть, которые и создают ложно-коммунистической партии её «коммунистическую» вывеску, которые делают её похожей на настоящую коммунистическую. 

В общем, РРП берёт курс на соучастие в обмане трудового народа, — по-другому это назвать нельзя. Но рассчитывает она при этом на то, что: «При условии очередного политического предательства со стороны высшего руководства именно мы должны взять на себя ответственность за то, чтобы направить и возглавить руководство политической борьбой рабочих», — то есть, что при условии, если зюгановцы в очередной раз предадут трудящихся после того, как рабочие революционеры убедят трудящихся ещё разок поверить зюгановцам, трудящиеся с радостью примут руководство тех, кто убеждал их довериться предателям. Почему трудящиеся должны повести себя подобным образом, не уточняется, — видимо, у Троцкого где-то что-то написано по этому поводу.

Помимо возможности «очередного политического предательства» со стороны зюгановцев, съезд РРП рассмотрел ещё и такую возможность: «Если КПРФ сможет вернуться на путь большевизма и стать настоящей пролетарской партией, то мы будем приветствовать это и займем место в рядах борющихся товарищей», — но это даже не смешно...

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded