octbol

Categories:

Ещё раз про #ТекущийМомент и ошибки товарищей троцкистов #РРП #революция #Россия #ленинизм #сегодня

Мой текст о последнем, на сегодняшний день, партийном съезде той части РРП, которая порвала с Биецем, вызвал отклик члена ЦК РРП товарища Булаева. Состоявшийся между нами обмен мнениями воспроизвожу здесь с некоторыми пояснениями, — как для того, чтобы Вам, товарищ Читатель, стала более ясна нынешняя точка зрения активистов РРП, так и для того, чтобы ещё раз попытаться разъяснить и обосновать мою собственную позицию. Итак...

Комментарий Олега Булаева:

Благодарим за оценку и критику. Однако, не могу не заметить, что в том же постановлении достаточно четко прописано, что на всяком этапе РРП оставляет за собой право на свободу критики даже поддерживаемых кандидатов и свободы собственной агитации. Смысл тут как раз в том, чтоб при случае тех самых оппортунистов поддержать "как веревка поддерживает повешенного", чтобы на деле показать их непоследовательность и предательство в первую очередь тем людям, которые видят политику "здесь и сейчас", не помнят или не знают в полной мере политической истории левого движения в России (и от того вполне искренне могут верить тем, кто ранее предавал). Тут дело во многом в том, что как относительно небольшая и небогатая организация, мы еще не на столько сильны чтобы разворачивать крупномасштабную пропаганду и сходу вовлечь в ореол своего влияния все большинство трудящихся. Потому и необходимо вести тактическую борьбу. Сами были бы рады, завтра же кинуться на баррикадные бои и призвать туда рабочих, только вот думается, пока что мало кто на этот клич откликнется, а те кто откликнется, на следующий день окажутся либо в гробах, либо в тюрьме. А от такого исхода для дела революции толку мало, разве что в полку мучеников за идею прибыло бы пополнение...

Ответ на него:

Спасибо и Вам, за то, что реагируете на критику.

Тут всё дело, однако, в том, что свобода критики вам (партии), на мой взгляд, не особо поможет, потому что (опять же, на мой взгляд) вы не вполне верно оцениваете обстановку в целом. Ленинская схема, которую он предлагал британским коммунистам (а РРП приняла за основу), была составлена, исходя из следующих условий:

1) мировой революционный подъём, материально выразившийся в возникновении большого (немаловажное обстоятельство, 1/6 часть земной суши, всё-таки) рабочего государства (Советская Россия / СССР);

2) наличие в Великобритании "традиционной партии рабочего класса" (Лейбористской), за которой шла масса рабочих, на которую ориентировались ведущие профсоюзные центры и т.д.;

3) наличие в Великобритании нескольких СРАВНИТЕЛЬНО (!) слабых, но, в то же время, уже имеющих достаточно мощную опору в пролетарской среде, коммунистических организаций (за ними, конечно, не шло большинство британского пролетариата, - даже если брать лишь "собственно пролетариат", исключая рабочую аристократию и совсем низкоквалифицированных полу-люмпенов, - но, в то же время, они уже были в состоянии проводить общенациональные кампании [ https://ru.wikipedia.org/w/index.php?oldid=89665030 ], и в Великобритании было "ничтожное число абсолютно надежных округов", от которых коммунисты могли сами, без всяких коалиций, пройти в парламент);

4) наличие в Великобритании многовековой парламентской традиции и желания народных масс участвовать в парламенте ("чартистское" движение за всеобщее избирательное право и т.д.).

Что имеется на текущий момент (2019 г.):

1) Мировой революционный подъём 2011 года сошёл, новый если уже и начался, то только-только (пока свален лишь реакционный режим в Судане);

2) "традиционной партии рабочего класса" в России нет, - что КПРФ не такова, констатировал (правильно) съезд РРП, - и, в целом (при наличии стихийной склонности к коммунизму), коммунистические идеи среди широкой массы рабочих (и трудящихся вообще, особенно молодых и боеспособных) В НАСТОЯЩЕЕ ВРЕМЯ не особо-то популярны (жива память о предательстве КПСС и сотрудников "Института марксизма-ленинизма", на которую слой за слоем накладываются особо скандальные случаи предательства КПРФ. как наиболее заметной "коммунистической" силы);

3) никаких "надежных округов" у той же РРП нет вообще, даже сколь-нибудь крупные экономические забастовки она (как партия... чтобы, например, тот или иной партийный орган мог вступать в переговоры с "работодателями" или чиновниками от имени рабочих, принимать решение о прекращении забастовки или изменении формата протестных действий и т.д.), В НАСТОЯЩЕЕ ВРЕМЯ, организовать не в состоянии (в лучшем случае есть отдельные партийцы-организаторы, вроде Сивачева, которым партия, при случае, может оказать некоторую информационно-психологическую поддержку);

4) про "парламентскую традицию" в России могу разъяснить подробно, - но, думаю, нужды в этом нет.

"Ну, и куда вы лезете?" (с)... Как бы вы ни изворачивались, - при работе с массами, если вы будете добросовестно пытаться работать именно с массами (а не исключительно с ушибленными на голову поклонниками Зю... на которых ваша критика не подействует, по причине их ушибленности на голову и сопутствующей ненависти к "сионо-троцкизму"), вам придётся рекламировать КПРФ среди тех, кто за неё голосовать не желает, кому она отвратительна. В "борьбе с политической апатией" вы, хотите того или нет, будете вынуждены убеждать "обывателей" в том, что КПРФ "не так уж и плоха", что она представляет собой "партию красного флага", а отдельные её представители и вовсе являются "честными коммунистами". Разъяснения ваших активистов на счёт того, что "за них надо проголосовать, но вообще-то они сволочи", будут порождать у "обывателей" ощущение "шизофреничности" вашей агитации, - поэтому, в конце концов, критику вам придётся-таки приглушить, и выстраивать линию агитации "за коммунизм и КПРФ", будто между коммунизмом и КПРФ имеется-таки что-то общее.

Теперь, собственно говоря, пояснения.

- Мировая революция, в общем-то, к нынешнему времени свалила "национального лидера" не только в Судане, но и в Алжире. Об этом я просто забыл, но есть ещё одно обстоятельство: если в Судане, помимо "национального лидера", который (несмотря на старость) был ещё вполне "на ходу", убрали и некоторых его соратников, так что можно говорить о распаде режима, - то в Алжире отстранили лишь старика, который "управлял государством, не приходя в сознание" (в прямом смысле слов), все его соратники пока остаются "у руля".

- Утверждение о малой популярности коммунистических идей среди российских трудящихся в настоящее время можно оспорить, ссылаясь на данные многочисленных опросов, говорящих о популярности СССР, идеи "восстановления СССР" и отдельных советских деятелей (Сталина и других). Беда - в том, что в настоящее время (важно, речь идёт именно о текущем моменте) про-советские настроения народа ОТРАВЛЕНЫ "государственным началом". В настоящее время в Советском Союзе видят "сильное", "уважаемое в мире" и пусть даже "заботящееся о людях, о трудящихся", - но, прежде всего и главным образом, ГОСУДАРСТВО; в советских деятелях (в порядке убывания популярности), - Сталине (пояснения, думаю, не нужны), Ленине ("спаситель России", "собиратель земель после февральского развала"), Дзержинском ("борец с коррупцией", "строитель спецслужб"), даже Троцком ("создатель Красной Армии"!), - в настоящее время видят, прежде всего, именно "государственных деятелей", которые УКРЕПЛЯЛИ ГОСУДАРСТВО. То обстоятельство, что СССР, даже в самые "застойные" годы, был не совсем государством*, - САМОСТОЯТЕЛЬНОЕ ТВОРЧЕСТВО, самодеятельность, хозяйничанье советского народа, подвижки к действительному обобществлению средств производства, - это, СЕЙЧАС, отодвигается подальше, на задний край... в народе, вообще-то, живёт память и об этом, и на неё можно (и нужно!) воздействовать, использовать её для революционной, коммунистической пропаганды, разъяснять, что социальные (а зачастую и не только социальные, но и чисто политические) достижения Советского Союза были плодом именно этой государственной неполноценности, — но В НАСТОЯЩЕЕ ВРЕМЯ как всяческая буржуазная пропаганда, так и её добровольные помощники "снизу" (сознательные и несознательные, которых больше), именно данную составляющую "светлого советского прошлого" старательно задвигают и затемняют. Кроме того, особо сильно против распространения коммунистических идей работает именно предательство работников советских "институтов марксизма-ленинизма": не только представители старшего поколения, но и люди помоложе если не помнят, то знают из рассказов старших (или по разнообразной хронике, находящейся в широком доступе), как советские профессора, разглагольствовавшие о "классовой борьбе", "верности идеалам революции" и "неизбежности коммунизма", в "перестроечную" пору "переобулись на ходу", начав "научно обосновывать" "несостоятельность марксизма"; это подорвало доверие к "профессуре", - но наложило отпечаток и на восприятие тех идей, которые "профессура" проповедовала изначально ("Они всегда врут"). Стоит заметить, что, поскольку руководство КПСС и руководство ВЦСПС были «в одной упряжке», — всё это влияет и на отношение массы трудящихся к профсоюзам (профсоюзной борьбе как таковой). Вообще, среди массы рабочих сейчас, к сожалению, распространено неверие в собственные силы, — и это нужно учитывать. При этом, в той же массе по-прежнему распространены советские поведенческие установки, сочетающиеся со стихийным стремлением к обобществлению собственности (и объективной заинтересованностью в нём), — прозрение народа может наступить очень быстро и резко, даже без помощи коммунистической пропаганды (но рассчитывать на это коммунисты, ясное дело, не могут и не должны).

- Вообще-то, в недавней истории России имеется сравнительно удачный пример "критической поддержки КПРФ". Это было как раз в 2011 году: тогда, в условиях мирового революционного подъёма и назревания революционных событий в России, наиболее дальновидная (при этом, вполне возможно, и наиболее подлая) часть недовольных ельцинско-путинским режимом кинула клич: "Голосуй за любую партию, кроме "Единой России"!"  (включая Партию Зюганова), - и это сработало, масса боеспособных (по крайней мере, способных выйти на уличное мероприятие зимой) "рассерженных горожан", проголосовав "против ЕР" (прежде всего за Партию Зюганова), на улице пошла не за Партией Зюганова, а за "критически поддержавшими" (куда они её привели, это вопрос другой), Партия Зюганова "оседлать" то движение не смогла, хотя и пыталась. Изменение одного важного обстоятельства (мировой революционный подъём вместо "спокойного времени") уже сделало успешное применение "критической поддержки" возможным, - вот только левая общественность тогда, увы, всё проспала, либо выступая за "бойкот", либо поддерживая Партию Зюганова не критически, выдавая себя за её подразделение ("альтернативный МГК КПРФ"  и прочее подобное). Нельзя исключать, что и в будущем среди российского "простонародья" возникнет настроение в пользу "голосования за других сволочей", и это смогут использовать революционеры, - нужно внимательно отслеживать и учитывать изменение окружающих условий.


* Тут, кстати, появилось в Интернете воспоминание небезызвестного Юрия Мухина о «застойных» временах: 

...все депутаты Верховного Совета после своего избрания продолжали работать на своих старых рабочих местах, строго говоря, им не нужно было «встречаться с избирателями», чтобы узнать, «как там народ живет». По меньшей мере, половина депутатов и была этим самым народом рабочими и крестянами. Не могу сказать, получали ли депутаты и какую-то доплату, если и получали, то это на их благосостоянии сказывалось незаметно, знаю только, что проезд в общественном транспорте у них был бесплатным, а в Москву на сессии Верховного Совета они ездили за казенный счет, как в командировку, хотя и с определенной помпой. Моего знакомого депутата Верховного Совета Виктора Кризского, простого рабочего цеха (правда, хорошего – орденоносца), в котором я работал, не только везла в аэропорт казенная «Волга», но и впереди ее шла машина ГАИ. Во! Но это только когда он ехал в Москву на сессию, в остальных случаях он ходил пешком и ездил на общественном транспорте, «как все». Цех был маленький, все друг друга хорошо знали, мы с Виктором и выпивали вместе, и на рыбалку ездили. Мужик, как мужик. По-моему, раз в неделю он обязан был принимать избирателей, в горисполкоме у него был для этого кабинет. Мне этот депутат за все время никак не понадобился, как депутат (да и остальные депутаты тоже), так уж получилось, но я всегда вопросы решал по линии исполнительной власти. Решал потому, что вопросы производства все равно никакой депутат сам не решил бы, а личные вопросы я решал самостоятельно, никому не жалуясь – не было необходимости. Но люди к Виктору шли, прежде всего, шли те, кто «не мог добиться правды» в других инстанциях. Если Виктор, да и любой другой депутат, видел, что перед ним не профессиональный кляузник, и рациональное зерно в его жалобе есть, то депутат запрашивал обидевшую избирателя инстанцию, в чем дело?? И, поверьте, если у этой инстанции было не 110, а всего лишь 100% правоты, то она всё равно удовлетворяла жалобщика, поскольку для местного бюрократа было очень опасно связываться с депутатом Верховного Совета - инстанцией, имеющей прямую связь с московскими бюрократами. А депутат Верховного Совета был именно такой инстанцией - он был постоянно действующей на месте «рукой Москвы». Конечно, жалоба гражданина на секретаря обкома вряд ли имела бы успех и у депутата, но сделать секретарю обкома депутатский запрос, депутат был обязан, и, поверьте, и секретарю обкома лучше было как-то жалобу гражданина депутату удовлетворить, а не отказывать начисто. Да, депутат-то человек проверенный секретарем обкома «на преданность партии», но и депутату нужно отчитываться перед Президиумом Верховного Совета в своей работе, и где гарантия, что депутату не попадет шлея под хвост и он не перешлет жалобу на секретаря обкома в Президиум Верховного Совета? А там секретарь обкома не более, чем простая пешка… Тут невольно задумаешься, исполнять запрос депутата или проигнорировать? (...) А депутат был доступен, и ему можно было высказать все, что считаешь нужным, по отношению к любому закону. Депутат все эти замечания к законам пересылал в Президиум (в своей работе и ему, повторю, нужно было отчитываться), в результате авторы закона в Москве были исключительно информированы обо всех тех неожиданностях, которые могли возникнуть в связи с принятием закона. И закон получался идеальным из всех возможных вариантов. Точно так же хозяйственники через депутатов могли еще раз заставить задуматься начальство по поводу чисел в законах о намечаемых планах

Ценно оно, между прочим, и тем, что идеалам (во всяком случае, провозглашаемым) самого Мухина такой порядок соответствует не вполне: хоть Юрий Игнатьевич и описал его сочувственно, — сам-то он выступает за «суд народа над государственными деятелями» в рамках полноценного государства, контроль над депутатами в его построениях осуществляется не за счёт их «растворения в народе», а за счёт всё того же «суда народа» (когда, оценивая «профессиональную» депутатскую работу, избиратели посредством голосования высказывают своё мнение о том, улучшилась народная жизнь за отчётный период или ухудшилась).

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded