Межпартийная Группа Октябрь-Большевики (octbol) wrote,
Межпартийная Группа Октябрь-Большевики
octbol

Categories:

Как запрещали российских коммунистов #коммунисты #провокаторы #октябрь1993 #конституция #путч

Богатый на юбилеи 2013 год заканчивается юбилейным декабрём: 12 декабря 20 лет исполнится российскому как бы парламенту, а до того будет вторая годовщина начала "Болотной революции", которую непонятно, когда отмечать, - то ли 4 декабря (когда состоялись очередные выборы в "парламент" и первые, но ещё не массовые, протестные выступления против этого безобразия), то ли 5-го (когда протесты, наконец, начали становиться массовыми), то ли 10-го (когда начавшееся движение стало, наконец, "Болотным")... поэтому отмечать, видимо, придётся все три раза.

Оба декабрьских юбилея, как нетрудно догадаться, находятся в многообразных связях между собой... поэтому начинать "юбилейные торжества" нужно загодя. Что мы, собственно, и сделаем.

Для начала перенесёмся мысленно в... 1991 год. "Августовский путч" был выступлением настолько контрреволюционным, антисоветским, беззаконным, - что поначалу даже Ельцин с Хасбулатовым, как мы помним, объявили о "правом, реакционном антиконституционном перевороте". Но... в состав ГКЧП входили члены руководящих органов КПСС, а в общественном сознании "путч" отчасти стихийно, а отчасти и благодаря вполне себе направленным усилиям вполне определённых кругов, тысячами нитей связался с Коммунистической партией, коммунистами, "коммунистическим реваншем".

И вот "путч", усилиями трудящихся Москвы и Ленинграда, руководимых соответствующими городскими Советами народных депутатов и Верховным Советом РСФСР, подавлен. Ликующие народные толпы сносят памятник Дзержинскому, а президент-победитель Ельцин подписывает вполне логичные в такой обстановке указы: № 79 от 23 августа "О приостановлении деятельности Коммунистической партии РСФСР" и № 90 от 25 августа "Об имуществе КПСС и Коммунистической партии РСФСР". "До окончательного разрешения в судебном порядке вопроса о неконституционности действий Компартии РСФСР приостановить деятельность органов и организаций Коммунистической партии РСФСР", "Объявить государственной собственностью РСФСР все принадлежащее КПСС и Коммунистической партии РСФСР недвижимое и движимое имущество, включая денежные средства в рублях и иностранной валюте, помещенные в банках, страховых, акционерных обществах, совместных предприятиях и иных учреждениях и организациях, расположенных на территории РСФСР и за границей", - в общем, горе побеждённым. 6 ноября продолжением этих указов становится указ № 169 "О деятельности КПСС и КП РСФСР": "Прекратить на территории РСФСР деятельность КПСС, КП РСФСР, а их организационные структуры распустить (...) Имущество КПСС и КП РСФСР на территории РСФСР передать в собственность государства. Совету Министров РСФСР обеспечить передачу и принятие в ведение органов государственного управления РСФСР и республик в составе РСФСР имущества КПСС и КП РСФСР на территории РСФСР". КПСС и Коммунистическая партия РСФСР, как её структурное подразделение, распущены, их деятельность запрещена, имущество изъято; в обществе с конца августа царит антикоммунистическая истерия, ветераны Афганистана (большая часть которых тогда горой стояла за Ельцина) и разгорячённая "демократами" молодёжь готовы формировать "эскадроны смерти" для окончательного исключения всякой возможности "красного реванша"... Всё?

Да нет, не всё. И о том, что не всё, в общем-то, хорошо известно, - только рассказывающие о происходивших тогда событиях очень не любят рассказывать о них во взаимосвязи. А зря. Итак, 7 ноября 1991 года, на следующий день после объявления о фактическом запрете КПСС, около 60 тысяч человек (по оценкам "милиции") выходят в Москве на традиционную демонстрацию в честь Дня Октябрьской революции, проходят шествием от Октябрьской площади до Красной и митингуют недалеко от Мавзолея; всё проходит мирно, - ни "милиция", ни "эскадроны смерти" не мешают "великому поэту" Гунько и прочим будущим завсегдатаям таких митингов ругать новоявленное буржуазное начальство. Но, с другой стороны, и никакого намёка на "штурм Кремля" нет, - не в последнюю очередь потому, что перед тем рядовым коммунистам много было рассказано новоявленными вождями про "антикоммунистическую истерию" и "эскадроны смерти как в Чили", а тут ещё и указ ельцинский подоспел весьма кстати.

Дальше события несутся галопом. Ещё раз отмечаем: в стране с августа - разгул антикоммунистической истерии, а 6 ноября окончательно запрещена Коммунистическая партия. И тем не менее, "Всесоюзная Коммунистическая партия большевиков ВКПБ была учреждена 8 ноября 1991 года в разгар антикоммунистической истерии. Съезд проходил в Ленинграде полулегально. Учредители партии заявили о наследовании революционных традиций и полном разрыве с антинародной политикой оппортунистического руководства КПСС, положившего начало разрушению социалистического строя, развалу страны и ликвидация партии, созданной Лениным". Съезд проходит полулегально, - тем не менее, уже 11 ноября в № 43 (87) газеты "Коммерсантъ", ставшей одним из наиболее влиятельных изданий "Новой России" и тогда не особо скрывавшей, интересам какого общественного класса она служит (даже название подобралось соответствующее, да ещё и, чтобы уж совсем ни у кого никаких сомнений не было, в дореволюционной орфографии), появляется ироничное сообщение: "За последнее время правопреемниками компартии уже успели объявить себя Народная партия "Свободная Россия" и Социалистическая партия трудящихся. В ближайшее время в клуб наследников должны были войти Большевистская партия (будет провозглашена на съезде общества сталинистов "Единство" в Санкт-Петербурге 9—10 ноября)...". Что такое "общество сталинистов "Единство"" и кто его возглавляет, всем (и буржуазному начальству, и рядовым "демократам") было к тому времени уже хорошо известно (не даром тот же "Коммерсантъ" ещё в апреле 1990 года писал о "знаменитой Нине Андреевой"), - тем не менее, никакие "эскадроны смерти", а равно и мэр Ленинграда Собчак, проведению полулегального съезда не помешали, да и после никаких репрессий на "настоящих большевиков" и лично Андрееву Нину Александровну не обрушилось.

В том же номере (и в той же статье) "Коммерсанта" далее шло ещё более любопытное сообщение: "...Коммунистическая партия на основе движения "Коммунистическая инициатива" (учредительный съезд состоится 23—24 ноября в Екатеринбурге)". Ну, допустим, об учредительном съезде ВКПБ крупнейшее буржуазное издание "Новой России" узнало после события, да и даты немного перепутало... но вот об учредительном съезде другой ортодоксально-марксистской революционной партии, создающейся в условиях разгула антикоммунистической истерии, этому изданию было известно заранее, и никаких ошибок с датами не было. Уже в № 46 (90) от 2 декабря всё того же 1991 года "Коммерсантъ" сообщил: "23—24 ноября 1991 года в Екатеринбурге состоялся учредительный съезд Российской коммунистической рабочей партии (РКРП) (...) Учредительный съезд РКРП выглядел весьма внушительно. На него собралось свыше 500 делегатов из всех российских областей и краев, из 12 республик бывшего Союза и даже из Западной группы войск". Сразу обратим внимание на то, что главной "звездой" съезда, по версии "Коммерсанта" (которой в этой части нет оснований не верить) стал "бывший кандидат в президенты РСФСР генерал" Макашов Альберт Михайлович.

Ну, а потом был Беловежский сговор, Советский Союз был "распущен"; в 1992 год российское коммунистическое движение вступило в следующем состоянии: запрещённая и продолжающая, где-то более, где-то менее активно, действовать нелегально массовая Коммунистическая партия РСФСР, - и множество легальных и полулегальных (не подвергавшихся запрету) коммунистических партий и объединений, от массовых РКРП, ВКПБ и вскользь упомянутой выше Социалистической партии трудящихся до мелких, уже тогда насчитывавших, в лучшем случае, десятки активистов организаций (вроде различных "воссозданных" версий КПСС). Ельцинско-гайдаровская "шоковая терапия", стремительное обнищание миллионов трудящихся, разгул преступности, - всё это способствовало быстрому росту влияния коммунистических объединений при минимуме их собственных усилий. РКРП и ВКПБ быстро прибрали к рукам изрядную часть наследства КПСС (особенно, разумеется, людского ресурса), собирали один массовый митинг за другим, временами (23 февраля и 22 июня 1992 года) дрались с "милицией" и... почивали на лаврах. Всё это сопровождалось "марксистско-ленинской" болтовнёй, над смыслом которой ни говорящие, ни слушающие сильно не задумывались (а когда задумывались и начинали что-то формулировать самостоятельно, - почему-то всегда получались экономизм, анархо-синдикализм и прочие нехорошие вещи), - да это было и не нужно, поскольку фразы о "классовой борьбе", "диктатуре пролетариата", "коммунизме" и так далее были лишь такой же частью "державной" (а по более честной терминологии тёршегося тогда около коммунистического движения литератора Проханова, даже "имперской") советской символики, как развевавшиеся над собиравшимися на митинги толпами красные знамёна. На тогдашних митингах взошла звезда Виктора Ивановича Анпилова, первого секретаря московского горкома РКРП, депутата Московского городского Совета народных депутатов, а ранее, в советские годы, журналиста-международника, военного корреспондента Гостелерадио СССР в Никарагуа (1984 - 1985 годы).

А актив КП РСФСР, не пожелавший смириться с запретом партии, тем временем продолжал борьбу за её восстановление. И обстоятельства, в конце концов, стали складываться для активистов довольно удачно: единство буржуазно-демократических и самодержавных сил, придавивших остатки пролетарской демократии, сложившееся как раз к ноябрю 1991 года и обеспечившее наделение Ельцина почти царскими полномочиями на V Съезде народных депутатов РСФСР, уже в первой половине 1992 года стало давать трещину. Силы самодержавия, возглавляемые Ельциным, встречали всё более упорное сопротивление буржуазной демократии, руководящими органами которой по необходимости стали Верховный Совет Российской Федерации и Конституционный суд. И вот, 26 мая 1992 года в Конституционном суде начинается рассмотрение знаменитого "Дела КПСС". С ходатайством о проверке конституционности названных выше указов Ельцина выступили к сегодняшнему дню уже, в большинстве своём, прочно забытые деятели: "В.А.Боков, И.М.Братищев, В.И.Зоркальцев, М.И.Лапшин, И.П.Рыбкин, В.И.Севастьянов, Ю.М.Слободкин, А.С.Соколов, Д.Е.Степанов, Б.В.Тарасов - народные депутаты РФ; С.А.Боголюбов, В.Г.Вишняков, Б.П.Курашвили, В.С.Мартемьянов, Б.Б.Хангельдыев - доктора юридических наук", - более-менее заметную политическую карьеру в "Новой России" после 1993 года из них смогли сделать только Лапшин и Рыбкин (к слову, видные деятели Аграрной партии России, которую в 1993 году в "парламент" пустили, а в 1995 году - уже нет), народный депутат Слободкин и вовсе был к тому времени заметным функционером РКРП и автором "проекта Советской Конституции", альтернативного буржуазно-демократическому "проекту Румянцева". Лишь позже, в качестве представителей интересов "пострадавшей стороны", то есть КПСС и КП РСФСР, к процессу подключились более известные лица: "В.Г.Вишняков - доктор юридических наук, Ю.В.Голик - кандидат юридических наук, Г.А.Зюганов - бывший секретарь ЦК КП РСФСР, Ю.П.Иванов - член Московской областной коллегии адвокатов, В.А.Ивашко - бывший заместитель Генерального секретаря ЦК КПСС, В.В.Калашников - бывший секретарь ЦК КПСС, А.В.Клигман - член Московской областной коллегии адвокатов, М.И.Кодин - бывший заместитель председателя ЦКК КПСС, Б.П.Курашвили - доктор юридических наук, В.А.Купцов - бывший первый секретарь ЦК КП РСФСР, В.С.Мартемьянов - доктор юридических наук, И.И.Мельников - бывший секретарь ЦК КПСС, О.О.Миронов - доктор юридических наук, Ф.М.Рудинский - доктор юридических наук, Ю.М.Слободкин - народный депутат РФ, Р.Г.Тихомирнов - член Московской городской коллегии адвокатов, В.Д.Филимонов - доктор юридических наук, Б.Б.Хангельдыев - доктор юридических наук".

Судебный процесс шёл долго и тяжело, - но время, как оказалось, работало на КП РСФСР: противостояние между набирающим силу самодержавием и буржуазной демократией усиливалось, положение правительства Гайдара становилось всё более неустойчивым, влияние левых сил продолжало расти. И вот 30 ноября 1992 года, за день до открытия VII Съезда народных депутатов России (который похоронил не только правительство Гайдара, но и, как выяснилось через год с небольшим, самого Гайдара как публичного политика), Конституционный суд вынес известное Постановление № 9-П (приводим его полностью в том виде, в каком его можно обнаружить на сайте Кноституционного суда, если поискать). Смысл его, в общем и в целом, укладывался в формулу "и волки сыты, и овцы целы". Большинство решений Ельцина были признаны законными. Суд "констатировал", что "В стране в течение длительного времени господствовал режим неограниченной, опирающейся на насилие, власти узкой группы коммунистических функционеров, объединенных в политбюро ЦК КПСС во главе с генеральным секретарем ЦК КПСС" (что является легко разоблачаемой ложью, - если власть "коммунистических функционеров" действительно была "неограниченной" и опиралась лишь "на насилие", то само проведение съездов КПСС, сколь бы немногое ни зависело на них от рядовых делегатов, окажется необъяснимым; тем более, что КС вынужден-таки был признать, что "Рядовые члены КПСС (КП РСФСР) одобряли на своих собраниях политические акции центральных и иных комитетов и их аппарата", и никаких доказательств того, что в каждом конкретном случае или хотя бы в большинстве случаев это одобрение было вызвано "насилием" и только им, приведено не было, да и не могло быть приведено; тем не менее, эта ложь по-прежнему имеет на территории России силу закона). Нередко вспоминая в других местах Постановления об известном решении III Съезда народных депутатов СССР, отменившего статью союзной Конституции о "руководящей и направляющей роли" КПСС, Зорькин и его коллеги умудрились "забыть" о нём именно тогда, когда встал вопрос о партийном имуществе: "Конституция СССР 1977 года установила в статье 10, что наряду с государственной (общенародной) и колхозно-кооперативной собственностью социалистической собственностью является также имущество профсоюзных и иных общественных организаций, необходимое им для осуществления уставных задач. Систематическое толкование норм Конституции СССР и Конституции Российской Федерации, а также Основ гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик и ГК Российской Федерации приводит Суд к заключению, что понятие "общественные организации" в данном контексте не включало КПСС. Об этом свидетельствует конституционная формула "профсоюзные и иные общественные организации". О КПСС в Конституции говорилось в статье 6, а в статье 7 - о роли профсоюзов, комсомола, кооперативных и других общественных организаций. Очевидно, что приведенная формула статьи 10 Конституции СССР 1977 года (соответствующих статей конституций союзных и автономных республик) корреспондирует именно ее статье 7. Законодатель в то время не мог включить КПСС в понятие "другие общественные организации", ибо это в корне противоречило бы фактическому положению КПСС как "руководящей и направляющей силы общества". В статье 6 Конституции СССР КПСС определялась как "ядро политической системы советского общества, государственных и общественных организаций". А в статье 7 Конституции СССР КПСС среди общественных организаций не называлась. Нежелание КПСС отождествлять себя с общественными организациями, таким образом, подтверждается и текстом Конституции СССР. КПСС была вне гражданско-правового регулирования отношений по поводу ее имущества. Этот тезис доказывается материалами дела, поскольку установлено, что в отношении имущества КПСС не осуществлялся финансовый контроль государства. Общий надзор прокуратуры также не касался сферы деятельности КПСС. Даже бухгалтерский учет в КПСС велся не в соответствии с установленным порядком. Нередко органы и должностные лица КПСС давали иным субъектам права собственности обязательные для них указания по распоряжению имуществом без того, чтобы принять его на свой баланс. При этом имели место случаи неосновательного обогащения КПСС за счет государства в нарушение статьи 133 Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик".

Немного отвлекаясь, отметим, что в общем и целом Постановление, получившееся у Зорькина и коллег, укладывалось в государственный миф "Новой России", который никто не решается изложить вслух, но из которого исходят по умолчанию: якобы, между 25 мая 1989 года и 22 августа 1991 года в Советском Союзе произошла некая революция, в ходе которой "преступная и антинародная" КПСС была насильственно отстранена восставшим народом от управления страной. Ничего подобного не было никогда, и быть не могло, - формально именно КПСС, с самого начала "перестройки", самостоятельно отстраняла себя от управления: полностью подконтрольный партии Верховный Совет СССР в конце 1988 года принял конституционную реформу, на основе которой был созван Съезд народных депутатов; Съезд народных депутатов, большинство которого также составляли представители КПСС, без какого-либо сопротивления со стороны партийного руководства отменил 6 статью Конституции СССР, избрав заодно генсека ЦК КПСС Горбачева союзным президентом... даже в августе 1991 года народ защищал законные органы Советской власти от самозваного ГКЧП, решения о создании которого ни один из высших партийных органов не принимал (и между прочим, хотя настрой этого народа был далеко не мирный, и на руках у него было некоторое количество оружия, - никакие здания масса народа штурмом не брала, и никакие органы управления ниоткуда не выкидывала).

Но это - попутное замечание. Суть же постановления была в следующем: "Признать пункт 1 Указа не соответствующим Конституции Российской Федерации в редакции от 24 мая 1991 года, ее статье 4, частям первой и второй статьи 10, части второй статьи 49, пункту 6 части первой статьи 109, статьям 121-5 и 121-8, применительно к той части имущества, собственником которой являлась КПСС, а также к той части имущества, которая на момент издания Указа фактически находилась во владении, пользовании и распоряжении органов и организаций КПСС и КП РСФСР, но собственник которой не был определен (...) Признать пункт 1 Указа соответствующим Конституции Российской Федерации в редакции от 1 ноября 1991 года, ее статье 121-4 и абзацу первому пункта 11 статьи 121-5, применительно к роспуску имевшихся на территории Российской Федерации руководящих организационных структур КПСС, а также КП РСФСР в той степени, в какой она являлась составной частью КПСС. Признать положение пункта 1 Указа о роспуске организационных структур КПСС и КП РСФСР не соответствующим Конституции Российской Федерации в редакции от 1 ноября 1991 года, ее статье 49, применительно к первичным организациям КП РСФСР, образованным по территориальному принципу, постольку, поскольку эти организации сохраняли свой общественный характер и не подменяли государственные структуры, а также при условии, что в случае их организационного оформления в качестве политической партии наравне с другими партиями будут соблюдены требования Конституции и законов Российской Федерации (...) Признать пункт 3 Указа не соответствующим Конституции Российской Федерации в редакции от 1 ноября 1991 года, ее статье 4, частям первой и второй статьи 10, части второй статьи 49, пункту 6 части первой статьи 109, статьям 121-5 и 121-8, применительно к той части имущества, собственником которой являлась КПСС, а также к той части имущества, которая на момент издания Указа фактически находилась во владении, пользовании и распоряжении органов и организаций КПСС и КП РСФСР, но собственник которой не был определен".

В общем, первичным организациям КП РСФСР (это важно, поскольку на сей счёт в последнее время появились спекуляции) было разрешено оформиться в легальную политическую партию. Что они, собственно, и сделали, - учредив в феврале 1993 года Коммунистическую партию Российской Федерации. Но ещё до II "учредительно-восстановительного" съезда КП РСФСР - КПРФ новая-старая партия стала быстро возвращать себе "наследство КПСС", разобранное прежде РКРП, ВКПБ и организациями поменьше. Рискну предположить, что тогдашнее возвращение множества (реально - сотен тысяч) бывших членов КПСС в ряды КПРФ связано было не только с тем, что КПРФ, фактически, была признана судом преемницей КП РСФСР и КПСС; и даже не только с тем, что новой-старой партии удалось урвать кое-что из старого партийного имущества (в конце концов, РКРП и ВКПБ ко времени легализации КПРФ, за почти год собственной политической жизни, просто обязаны были нажить какое-то собственное имущество); рискну предположить, что тысячи коммунистов обратно в КПРФ толкнуло отсутствие настоящей партийной работы, к тому времени уже вполне проявившееся в РКРП, ВКПБ и партиях помельче.

Для российского коммунистического движения эти события стали, без всякого преувеличения, роковыми. В дополнение к уменьшившимся в численности, но не избавившимся от привыкшего почивать на лаврах (что поначалу даже имело основания, - численность РКРП и ВКПБ оставалась довольно высокой, они имели поддержку миллионов трудящихся, митинги их по-прежнему отличались массовостью) руководства, "ортодоксально-марксистским" партиям возникла массовая и "умеренная" КПРФ... актив которой, особенно поначалу, помнил, что значит "работать нелегально" (и в условиях "всеобщей антикоммунистической истерии"), помнил смысл постановления Конституционного суда ("при условии, что в случае их организационного оформления в качестве политической партии наравне с другими партиями будут соблюдены требования Конституции и законов Российской Федерации") и чрезвычайно сильно боялся "потерять" с таким трудом завоёванную (легальную) партию...

...Ну, а для того, чтобы этот актив потом не проявил "неосмотрительность", - уже был готов "вождь". Геннадий Андреевич Зюганов, перебивавшийся в некоем Российско-американском университете, "засветился" на "процессе КПСС", - но для руководства партией этого было, конечно же, недостаточно. И тогда на помощь Зюганову пришла... Российская коммунистическая рабочая партия, в лице решивших "вернуться" философа Косолапова и генерала Макашова: "Помимо умеренной группировки Купцова на лидерство претендовали ортодоксы во главе с редактором журнала “Коммунист” Ричардом Косолаповым. А также “болото”, не желавшее примыкать к крайним. От “центристов” кандидатом в генсеки был Геннадий Зюганов. В кулуарах съезда гуляло письмо генерала Альберта Макашова. Он требовал не допустить к руководству партией “горбачевцев” типа Купцова. А когда Макашову предоставили слово, будущий “герой” октябрьских событий произнес пламенную речь, направленную против “соглашателя”, и не покинул трибуну, пока Купцов, явный противник публичных скандалов, не отказался выдвигать свою кандидатуру. ...Если силы правых и левых примерно равны, выигрывает центр. Председателем партии был избран Геннадий Андреевич Зюганов". И это выглядело бы простой случайностью, стечением обстоятельств... если бы потом, на протяжении всей истории современного российского коммунистического движения, вплоть до сегодняшнего дня, ВКПБ и РКРП не помогали бы Зюганову.

Одного "вождя" ведь для обеспечения покорности актива КПРФ не могло быть достаточно; и его, умевшего "искусно лавировать", дополняли "партии-неудачники". Самим своим существованием они как бы говорили активу КПРФ: "Вы считаете, что КПРФ - недостаточно коммунистическая партия? Что её руководство действует не по-марксистски, увлекается парламентаризмом, заигрывает с религией и националистическими силами? Что ж, смотрите: вот "ортодоксальные марксисты" из РКРП, а вот "пламенные большевики" из ВКПБ; они действуют "строго по Ленину", - и влачат жалкое, но отнюдь не запрещённое существование. А вот если так же будет действовать КПРФ, то она ничего не добьётся, поскольку революционной ситуации-то всё равно нет, зато попадёт под государственную дубинку". И актив - "проникался"; а наиболее "горячие головы"... плевали на всё и шли в РКРП, ВКПБ, к Лимонову. Скоро выяснялось, правда, что и там ничего особо хорошего нет. Впрочем... дорогие товарищи! Вы только не подумайте, что я всем этим хочу оправдать не то что Зюганова, а хотя бы пресловутый актив КПРФ! Российская политическая жизнь устроила для этого актива ловушку, - но он попал в неё, он удобно в ней устроился, он к ней привык. Больше того: я, к счастью, не состоял в РКРП, ВКПБ и близких к ней организациях (а вот в СКМ, зюгановской молодёжке, состоял), - но у меня есть ощущение, что наличие КПРФ действовало и действует на честных коммунистов в РКРП и ВКПБ примерно так же, как наличие РКРП и ВКПБ - на честных активистов КПРФ...

Ах, да. Совсем забыл. После 1991-го был же ещё 1993 год, к чему это всё. После памятных событий 21 сентября - 4 октября слуги новоявленного самодержца Ельцина запретили деятельность нескольких политических организаций и общественных объединений, - а точнее, "приостановили" их деятельность. По сему поводу тоже существует немало спекуляций, посему, - слово "Мемориалу": "4 октября министр юстиции РФ Ю.Калмыков в соответствии с Указом Президента России 1578 по представлению коменданта района чрезвычайного положения приостановил на время действия чрезвычайного положения деятельность общественных объединений: Фронт национального спасения, Российская Коммунистическая рабочая партия, Общественный клуб «Союз офицеров», Объединенный фронт трудящихся России, Союз социально-правовой защиты военнослужащих, военнообязанных и членов их семей «Щит», Российский Коммунистический союз молодежи, движение «Трудовая Россия», объединение Русского национального единства. Приказом начальника Управления юстиции г.Москвы Ю.Костанова была приостановлена деятельность ряда общественных объединений, действующих и зарегистрированных в Москве. 6 октября Министерство юстиции РФ приостановило деятельность Коммунистической партии РФ и народной партии Свободная Россия". КПРФ удалось "отбить" этот запрет довольно быстро, - не в последнюю очередь благодаря тому, что Зюганов 2 октября выступал по ТВ и призывал "не допустить никаких стычек". Впрочем, по данным недолюбливающего РКРП Соловейчика, попытки "отбиться" предпринимала и РКРП: ""Вчера же ЦК РКРП направило заявление на имя министра юстиции РФ Юрия Калмыкова. По мнению заявителей, запрет на деятельность их партии незаконен. ЦК считает, что действия членов партии или ячеек в Москве носили самостоятельный характер. И если они и принимали участие в московских событиях, то ответственность должны нести эти представители, а не партия."("Невское время" за 09.10.1993)". Как бы то ни было, если "запрет" и помешал РКРП участвовать в "выборах" 20 лет назад, - то уже в следующей "парламентской кампании" РКРП приняла самое активное участие, набрала, даже по официальным данным, более трёх миллионов голосов, но в "парламент" её не пустили, за исключением избранного по одномандатному округу депутата Григорьева...
Tags: 1991, ВКПБ, ГКЧП, Гунько, КПСС, Октябрь 1993, РКРП, РКРП-КПСС, РОТ Фронт, классовая борьба в СССР, коммунисты, психология
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments