octbol

Categories:

Юрий #Мухин и библейский масштаб #СССР #контрреволюция #интеллигенция #инженеры #постсоветское

Некоторое время назад на широко известном в узких кругах Интернет-ресурсе «ФОРУМ.мск» был обнародован текст Юрия Мухина «История Второй мировой войны для русских». Из него читатель мог узнать, что Гитлер, оказывается, был вождём немецкого рабочего класса и, — ну, прямо как сам Юрий Игнатевич, - боролся за ответственность власти перед народом («В связи с этим коммунисты и нацисты Германии обязаны были либо объединиться, либо стать непримиримыми врагами. Но при объединении вождей было бы двое, что для Гитлера, жестоко критикующего безответственный парламентаризм, было неприемлемо. Он считал, что вождь обязан быть один, иначе ответственность вождя перед народом размазывается»), Маркс был отъявленным русофобом и считал себя «тевтонцем» (видимо, как и все жители Рейнской провинции), а его теория жизнью «никак не подтверждалась и не подтверждается» (но большевики, руководствуясь никак не подтверждающейся теорией Маркса, почему-то, смогли построить государство, ставшее «примером для всех стран»... а вот сам Юрий Игнатьевич, руководствуясь своими всячески подтверждающимися жизнью построениями, типа «науки управлять людьми», «делократии» и всего прочего, почему-то свою «Армию Воли Народа» завёл в плен к режиму, который он сам считает «фашистским», причём, по ходу попадания в плен, «Армия Воли Народа» нанесла упомянутому режиму даже меньший ущерб, чем тот, который, в своё время, нанесла гилеровцам «Русская освободительная армия» Власова)... и много всего прочего, любопытного.

Впрочем, люди, более-менее хорошо знакомые с творчеством Мухина, обо всём этом и так осведомлены, — однако появление вышеозначенного текста на «ФОРУМе.мск», да ещё и без какого-либо редакционного предисловия или послесловия (что как бы намекает на то, что редактор «Форума», секретарь ЦК остатков Объединенной Коммунистической партии по информационной политики, со всем изложенным согласен), даёт повод сказать несколько слов о самом Юрии Игнатьевиче и о той части «постсоветского» общества, интересы которой Мухин выражает. Неплохим материалом тут может послужить предыдущий «большой» материал Мухина, обнародованный на том же «Форуме», — «Жертвы совка» (начало появилось 20 августа, 24-го и 26-го читатели могли ознакомиться с продолжениями, 28-го достоянием общественности стало окончание). Там Юрий Игнатьевич, после долгих рассусоливаний, обрушился на работников наёмного труда, (то есть, на пролетариев), приписав им «рабскую психологию»: «Наверно от «распиаренного» Карла Маркса и подобных «учёных», в умы масс внедрена мысль, что раб – это человек, которого насильно заставляют работать на рабовладельца, и что раб ни о чём так не мечтает, как о свободе. Это грубейшее заблуждение, это принципиальнейшая ошибка, не позволяющая понять интересы работников и тогда, и, особенно, в наши дни. Задайте себе вопрос – а если раба отпустить на волю, то что – ему работать не надо будет? И вот тут вопрос: а где он больше заработает – рабом или свободным? (...) До сих пор мы говорили только о стремлении раба найти хозяина, но ведь раб хозяина ищет не просто так, раб холуйствует не просто ради холуйства. Рабу от хозяина требуется материальное содержание, и не просто содержание, а такое, которое бы было достойным по сравнению с содержанием других работников. Господин ОБЯЗАН рабу дать то, во имя чего раб холуйствует! Раб именно так на хозяина и смотрит – ГОСПОДИН ОБЯЗАН!», — и, в конце концов, уподобив глистам (представлено это всё было, как «бичевание антисоветчиков», но нас-то с Вами, товарищ Читатель, интересует не внешний вид, а суть, не так ли?), паразитирующим на организме «господина». По ходу своих долгих рассусоливаний Юрий Игнатьевич, однако, успел дать занятную характеристику самому себе: «...дело в том, что я производил всего лишь то и столько, что и сколько мне указывал Госплан. А Госплан указывал нам производить то и так, как это определяла советская наука, в которой, напомню, числился каждый четвёртый учёный мира. Эта наука обязана была разработать для нас те образцы, которые бы удовлетворили бы запросы «жертв совка» и вызывали зависть на Западе. Советская наука обязана была разработать технологии, которые бы дали возможность производить эти образцы в таком количестве, чтобы «жертвы совка» могли ими подавиться (...) Нас, работников промышленности и сельского хозяйства СССР, начальство гнало, как говорится, «в хвост и гриву», чтобы мы обеспечивали «жертв совка» всем тем, что эти «жертвы» жаждали»; то есть, — ВНИМАНИЕ, — согласно Мухину, сутью его, «честного» советского инженера, работы в Советском Союзе, было удовлетворение желаний «жертв совка»... и, судя по содержанию его текста, такое положение его вполне устраивало. То есть, выходит, если «жертвы совка» — это «глисты государства», то Юрий Игнатьевич — раб «глистов государства». Вот оно, последнее слово «науки управлять людьми».

Впрочем, довольно о Мухине лично. Куда любопытнее разобраться с тем, чьи же интересы Юрий Игнатьевич выражает, — и откуда взялась эта ненависть к рабочему классу, которая, в конце концов, довела Мухина до вышеозначенного печального признания («Я был рабом глистов, и это было хорошо»). А дело всё в том, что Юрий Игнатьевич, как уже указано выше, является представителем отряда «честных советских инженеров», — настоящей ударной силы буржуазной контрреволюции в Советском Союзе. Такие как Мухин, правда, были силой, скорее, безудрной: «Нормальный люди работали, поскольку, простите, но доменную печь не бросишь, и урожай ждать не будет – осыплется. Посему это не граждане СССР, это «жертвы совка» на площадях распевали: «Перемен! - требуют наши сердца. Перемен! - требуют наши глаза. В нашем смехе и в наших слезах, И в пульсации вен: «Перемен! Мы ждем перемен!»»», — но суть от того не меняется; сперва эти «нормальные люди» позволили Хрущеву и Брежневу с приспешниками разболтать советское плановое хозяйство рыночными «упражнениями» (ведь «начальству виднее, а наше дело — завод»), потом не бросали доменные печи, когда пошли разговоры (в том числе и на пресловутых площадях) о «переходе к свободному рынку» (и даже приветствовали первые шаги к этому самому «свободному рынку», с великим энтузиазмом участвовали в переводе «своих» предприятий на «хозяйственный расчёт» и тому подобных мероприятиях), — а затем означенный переход совершился, доменные печи из общенародного достояния были превращены в частную собственность, «нормальные люди» же продолжили послушно работать, теперь уже на «новых хозяев», каждым своим новым «честно отработанным» рабочим днём укрепляя «новый» строй. И совершить это ПРЕДАТЕЛЬСТВО им было тем легче, что ещё задолго до «Перестройки» этот класс проникся ненавистью к советским рабочим и рабочему классу вообще, самой лютой ненавистью, которая только возможна, — классовой ненавистью советского инженера, которая теперь и выплёскивается в работах Мухина на страницы «Форума», как раньше выплёскивалась на страницы газеты «Дуэль». Ненавистью, зарождавшейся ещё в советской школе, резко противопоставлявшей «будущих ПТУшников» (в массе своей «двоечников» и «троечников», «безнадежно отстающих») «будущим студентам» («хорошистам» и «отличникам», «хорошим детям»), и лишь усиливавшейся, если будущий инженер получал опыт производственной работы «у станка», поскольку вместе с ним будущий инженер на всю жизнь усваивал представление, что в труде рабочего «нет ничего такого особенного»... постепенно приводившее «честного советского инженера» к мысли, что «истинным производителем» является не рабочий, а он сам.

И знаете... в этой истории, истории предательства советскими инженерами рабочего класса, есть что-то библейское. В библейской истории, если кто не знает, был Творец, создававший материальный мир (то есть, собственно, производивший материальные блага), — и было некоторое количество вестников, созданных Творцом для неких своих целей; вестников, обладавших огромной силой, но не имевших способности творить. Вестники наблюдали за тем, как Творец создаёт новый материальный мир, и некоторым из них, видимо, стало завидно, — и, в конце концов, один из них, известный, как Денница, объявилил «Творцом» самого себя. Правда, в библейской истории на пути Денницы и его приспешников встали вестники, сохранившие верность Творцу, во главе с архангелом Михаилом, — а вот в советской истории, увы, своего архангела Михаила не нашлось, да и лица умственного труда, к сожалению, были существами из плоти и крови, чьи негодные к творческой производственной работе ручонки были вполне способны руководить... однако есть, есть в этой публике нечто инфернальное, и совсем не даром Всеволод Кочетов, разглядевший в советском обществе этот тип ещё в конце пятидесятых годов прошлого века, на заре «Оттепели», наделил Чибисова соответствующими признаками.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded