Categories:

Кто победил в "Холодной войне"? #Россия #Запад #РФ #СССР #пропаганда #мифы #ХолоднаяВойна #лузеры

С неделю назад попалась на глаза переводная статейка из французского издания «Монд»: «Между Москвой и Западом существует сильное расхождение в интерпретации окончания холодной войны». Написана она была, судя по всему, к очередной годовщине Октябрьской революции и, в общем-то, ничем не отличается от массы подобных «юбилейных» материалов... однако она даёт повод прояснить один весьма важный вопрос.

Трагическая «разница в подходах» между «Москвой» и «Западом», согласно французскому буржуазному журналисту, заключается в следующем: «Основным отличием в оценке исхода холодной войны, вероятно, является способ определения этого конфликта, рожденного после окончания Второй мировой войны. На Западе в нем видят столкновение двух систем, двух идеологий, а также двух геополитических блоков. Поэтому провал коммунистической идеологии и идеологии советской империи может означать лишь полное поражение (...) С российской стороны холодная война сводится к противостоянию между ядерными державами. И тот факт, что ядерного столкновения не произошло, позволяет объявить ничью», — и, полагаю, не нужно много времени на раздумья для того, чтобы прийти к выводу, что оба «подхода к интерпретации итогов войны» являются, мягко говоря... совершенно ошибочными.

Война, — хоть «холодная», хоть самая «горячая» — это всегда столкновение материальных социальных организаций, а не «идеологий», «геополитических блоков» и прочих химер. Если бы по итогам Второй Мировой войны немецкая армия заняла бы Москву, Лондон и Вашингтон (а Сталин, Черчилль и Рузвельт, соответственно, были бы повешены на центральных площадях бывших столиц), где были бы установлены союзные Германии правительства (полностью признающие немецкое главенство), но, при этом, Гитлер бы громогласно признал, что все человеческие расы равны, (только «истинные арийцы», всё же, чуть-чуть более равные), отказался бы от преследования цыган (при условии, что цыганские артисты и музыканты весь свой репертуар согласовывали бы в имперском министерстве пропаганды, а торговцы и ремесленники чтили имперский закон), евреям выделил бы отдельное марионеточное государство на восточном берегу Средиземного моря (позволив назвать его «Израилем» и обустроить его внутреннюю жизнь так, как евреи сами захотят... но чтоб за границами Рейхспротектората Юденлянд-Исраэль ни один еврейский нос без дипломатических документов не показывался), легализовал однополые браки (но только для проверенных членов Партии) и, наконец, выделил бы в своём имперском правительстве «квоту» для (разумеется, готовой к компромиссам) «Коммунистической партии», — то можно было бы говорить о тяжелейшем провале идеологии национал-социализма; если бы, ко всему прочему, после победы в войне Германия разругалась бы с Италией (которую не устроило бы существование Юденлянд-Исраэля на «исконных территориях Римской империи») и Японией (недовольной легализацией однополых браков в Рейхе), дипломатические отношения между бывшими союзниками были бы разорваны, а на границах «сфер влияния» начался вялотекущий военный конфликт, — были бы все основания, к тому же, говорить о том, что потерпел крушение геополитический блок «Антикоминтерновского пакта»... однако едва ли, даже при таких «идеологических» и «геополитических» переменах в мире, нашёлся бы безумец, который стал бы говорить о «поражении фашистской Германии во Второй Мировой войне».

Но, в то же самое время... если бы в Германии, в разгар военных приготовлений (допустим, в августе 1939 года) началась бы всеобщая забастовка промышленных рабочих, которая бы переросла в вооружённое восстание, по итогам которого Национал-социалистическая рабочая партия Германии была бы отстранена от управления государством и запрещена (пусть даже её руководителей, в последний момент проявивших благоразумие и отказавшихся стрелять в народ, по итогам наградили бы «Международной Ленинской премией») а власть перешла бы в руки Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, большинство в которых взяла бы вышедшая из подполья Коммунистическая партия Германии (не признающая никаких компромиссов с нацизмом), — тогда, хотя военного столкновения между Германией и государствами антигитлеровской коалиции и не произошло бы, вряд ли отыскался дурак, который бы стал говорить о каком-то «ничейном исходе противостояния фашистской Германии со всем миром».

«Холодная война» (фактически продолжавшаяся с 1945 по 1991 годы; «юридически» её рамки можно определять как угодно, но по сути дела она началась сразу после разгрома фашистской Германии, а закончилась с «роспуском» СССР) — это была хоть и «холодная», но, всё-таки, война между СССР и США (прежде всего), между ведущими рабоче-крестьянским и буржуазным государствами мира. По её итогам «коммунистическая идеология» прекрасно себя чувствует, по-прежнему «довлея» над одной из крупнейших экономик мира (а что практика в «коммунистическом» Китае с идеологией уже не имеет вообще ничего общего, так ведь и в СССР в течение большей части периода «Холодной войны», с самого 1953 года, практика с идеологией расходилась всё больше и больше), а «идеология советской империи» чувствует себя ещё лучше, став (после временного отодвигания в тень при Ельцине) составной частью идеологии «путинизма», — но, тем не менее, нет никаких оснований говорить, что Советский Союз не потерпел поражение. Нету больше Советского Союза, — и вопрос состоит лишь в том, кто же нанёс ему поражение и, соответственно, есть ли основания говорить о победе США.

Чтобы в этом вопросе разобраться, вновь вспомним Вторую Мировую войну, — поскольку «Холодная война» тоже была войной мировой, на стороне Советского Союза или США в ней, так или иначе, участвовало большинство стран мира. В ходе Второй Мировой войны ведущим государством проигравшей стороны была уже помянутая фашистская Германия, — и, по итогам, её столица была занята войсками антигитлеровской коалиции (сперва воинами Красной Армии, а потом и американцы с англичанами и французами подтянулись), территория была разделена по решениям военного и политического руководства антигитлеровской коалиции, на ней появились военные базы государств антигитлеровской коалиции, запасы созданного фашистским режимом оружия массового поражения были изъяты, на развитие вооружённых сил Германии были принудительно наложены ограничения. Чтобы разобраться с тем, кто же победил в «Холодной войне», начавшейся после окончания Второй Мировой, зададимся, товарищ Читатель, вопросами:

- чьи войска взяли под контроль столицу побеждённого государства, СССР? 

— в чьих руках оказались запасы оружия массового поражения, созданного Советским Союзом (включая ядерное)?

— кто решал (и решает) вопросы раздела и передела территорий Советского Союза?

И ответ на эти вопросы, дорогой товарищ Читатель, хорошо известны Вам, мне и всем вообще (ну, кроме совсем сумасшедших): столицу Советского Союза в 1991 году взяли под контроль войска Российской Федерации, это же государство захватило в свои руки советское оружие массового поражения (основную массу, включая всё ядерное), — и оно же имело право решающего голоса при решении вопросов о разделе и переделе советской земли. В конце концов, в декабре 1991 года именно флаг этого государства был поднят над «главным зданием» побеждённого Советского Союза:

Рабоче-крестьянское (со всё усиливавшимся интеллигентско-бюрократическим извращением, которое его в итоге и погубило) государство Союз Советских Социалистических Республик проиграло «Холодную войну», — а буржуазное государство Российская Федерация выиграло её, победив и Советский Союз, и, в известной мере, США (которые не смогли ни установить политический контроль над территорией СССР, ни поставить СССР или его останки в полную и безраздельную экономическую зависимость от себя, любимых... более того, события последних пяти лет отчётливо показывают, что американские империалисты даже не сумели обзавестись на «постсоветском» пространстве таким режимом, который не создавал бы им проблем).

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded