octbol

Categories:

О культе личности Бушина и его последствиях #Бушин #коммунисты #ветераны #СССР #история #пропаганда

Под конец прошлого года российская, — да, собственно говоря, и вся остальная «постсоветская» тоже, — левая общественность понесла тяжкую утрату: 25 декабря ушёл из жизни Владимир Бушин. В особых представлениях этот деятель, полагаю, не нуждается, но если вдруг Вы не знаете: советский и российский журналист, писатель и поэт, участник Великой Отечественной войны; автор биографических книг о Марксе и Энгельсе; постоянный автор газет «Завтра» (до последних дней), «Дуэль» (вплоть до закрытия), «Патриот» (почти до закрытия, с некоторыми перерывами), «Правда Зюганова» (тут всё сложнее, в последние годы его статьи там размещались не слишком часто... но размещались) и «Советская Россия» (тут, однако, всё совсем сложно; в первой половине «лихих девяностых» Бушин с полос «независимого народного» издания не сходил, а потом, выражаясь словами самого покойного, «перед моими статьями В. Чикин опустил шлагбаум сразу после того, как на Пленуме ЦК я высказал ряд критических замечаний об антисоветских публикациях в «Советской России»»); член ЦК Партии Зюганова (недолго... по некоторым сведениям, он, как и, например, Лакеев, первоначально состоял в «Трудовой России» Анпилова, то есть в РКРП, а после «восстановления» КПРФ перебежал туда); ярый защитник советских идеалов, — славил Ленина и Сталина, достаточно последовательно ругал Ельцина, Путина и (с некоторых пор) Зюганова (не говоря уже о Солженицыне и прочих более мелких деятелях). Я уже как-то рассказывал, что в детстве и отрочестве на меня большое влияние имела газета «Завтра»... так вот, Бушин был, пожалуй, моим самым любимым из тамошних авторов, — я, можно сказать, вырос на его творчестве. 

«Левая часть» российского Интернета после известия о кончине Владимира Сергеевича заполнилась, как это обычно бывает, некрологами; о некоторых из них я ещё упомяну ниже, поскольку там содержатся ценные фактические данные, а пока стоит отметить довольно пространный материал в «Советской России», — первое появление Бушина на этих полосах за много лет. Есть ощущение, что и другие издания, связанные с Партией Зюганова, тоже поучаствовали в «торжественных поминках»... и это показательно.

Я, как уже сказал, вырос на статьях Бушина. Знаю, что такой не один, и то, что будет написано ниже, наверняка многим не понравится. Тем не менее, сказать это я считаю своим долгом: о мёртвых — ничего, кроме правды, и чем более пышно хоронят очередного «героя», тем, по моему разумению, больше нужна правда о нём.

Полагаю, Вы, товарищ Читатель, согласитесь с тем, что ложь тем легче завоёвывает умы, чем больше в ней содержится правды и чем больше похоже на правду то, что, собственно, лживо. Если так, то самая «лучшая» (и, соответственно, самая опасная), ложь — та, в которой собственно лживого содержится примерно одна тысячная часть, а всё остальное является чистейшей правдой. А враг, распространяющий такую ложь, — враг, умело прикидывающийся другом, — это наихудший, самый опасный враг.

О Сталине, например, можно лгать так, как лгал о нём Солженицын: «Сталин — кровавый кровопийца, уничтоживший сто миллионов русских людей, и ещё в десять раз больше отправивший в лагеря... а власовцы, кстати, были не такие уж и плохие», — и... на кого-нибудь эта ложь, конечно же, подействует, но в основном это будут либо законченные дураки, либо те, кто и без Солженицына думает точно так же, сознательные враги коммунистов. Но можно ведь лгать о Сталине и совершенно по-иному: «Сталин — величайший государственный деятель в русской истории, поднявший Историческую Россию на небывалую высоту. Он был очень умный и смелый. Не сметь клеветать на Сталина! Однако...», — и вот за этим самым «однако» подпустить маленькую, едва-едва заметную, очень правдоподобную ложь... ну, например, о том, как адмирал Кузнецов за день до начала Великой Отечественной войны лично (вопреки воле «проспавшего» начало войны Сталина) приводил советский флот в боевую готовность. Юрий Мухин (который, вообще говоря, и сам работает ровно точно так же, только в его текстах установлены «мины» другого вида) в книге «Если бы не генералы» доказал, основываясь на документах, что утверждения Кузнецова, взятые Бушиным из адмиральских воспоминаний, являются наглой брехнёй, а сам Кузнецов в преддверии войны занимался вредительской деятельностью... допустим, в 1992 году, когда была написана статья «Колокола громкого боя», Бушин мог чего-то не знать (хотя намёки на «Сталин проспал» в любой писанине, даже уважаемо-адмиральской, должны бы были заставить его хотя бы насторожиться... но он не насторожился, так и написал: «В своей кремлевской квартире еще спал тревожным сном Сталин», — рука не дрогнула), но вот прошли годы, появились книги Мухина и других авторов, тоже на документальной основе показывавших, что Сталин ничего не проспал... признал Бушин свою ошибку (если это была ошибка)? Нет. Он вообще, как это заведено у представителей «постсоветской» левой общественности, свои ошибки если и признавал, то очень редко и только самые вопиющие или же самые незначительные (делая в таких случаях упор именно на их незначительности, оговорился, мол). И до сих пор на книжных прилавках можно найти сборники его статей «Честь и бесчестье нации» и «Колокола громкого боя», из которых сотни тысяч доверчивых читателей-коммунистов по-прежнему «узнают» о том, как «Великий Сталин всё проспал, но вот адмирал Кузнецов...».

Бушин ругал Ельцина и Путина. Бушин славил Ленина, Сталина и советских героев (включая даже Павлика Морозова, о котором сейчас редко что хорошее услышишь... впрочем, как я показал выше, в сонм этих героев покойный включал и людей сомнительных). Бушин даже о Марксе и Энгельсе говорил добрые слова. Коммунисты, избитые ельцинско-путинской пропагандой и измученные «заскоками» своих соратников-«патриотов», млели: «Наш человек!». А чему учил этот «наш человек»? Вот, хотя бы из самого последнего (речь идёт о неприятностях путинских вояк в Сирии): «Позже выступил министр обороны С.Шойгу, он начал так: «Всем специалистам понятно…» Товарищ министр, вас слушает народ, скорбящий о своих сыновьях. И говорите так, чтобы было понятно не только специалистам, а всем. Учитесь говорить с народом так, как умели говорить Ленин, Сталин, Киров. Вот мне, например, моей жене, детям и внукам совершенно непонятно, как можно, как допустимо соглашаться со смертоносными ударами израильтян по нашим друзьям, за которых уже пролито немало русской крови. Недавно ваш державный начальник вдруг вспомнил Халхин-Гол и сказал, что мы помним его героев. Но он, не обремененный познаниями истории, как видно, смутно представляет, что такое Халхин-Гол. А это была братская защита союзной Монголии от наглого вторжения японских фашистов. Если бы тогда наркомом обороны был не коммунист Климентий Ефремович Ворошилов, а вы, единорос Шойгу, то японцы, пожалуй, могли бы надеяться услышать от вас: «С Богом!»». Когда Советский Союз приравнивают к Нацистской Германии — это очень плохо... так плохо, что, вот, даже российский «многонациональный лидер» возмущается. А приравнивание СССР к ельцинско-путинской РФ — это как?! Покойный, между тем, именно этим и занимался, ещё и цинично советуя обслуге российского капитала «учиться говорить с народом так, как умели говорить Ленин, Сталин, Киров», — то есть, учиться выдавать себя за народных вождей, учиться обманывать народ... и офицеры ельцинско-путинской армии, предавшие Советский Союз, расстрелявшие остатки Советской власти в России и бдительно охраняющие покой обворовавших народ «новых хозяев» — это всегда были для Бушина «наши офицеры», без какой-либо иронии. Под прикрытием «защиты советских идеалов» Бушин очень умело, вовсю пользуясь своим положением ветерана Великой Отечественной, протаскивал злосчастный «государственно-патриотический подход»... вместо классового

Кто-то может сказать о многочисленных заслугах Бушина перед российским коммунистическим движением, — но таких заслуг в настоящее время нет и не может быть ни у кого, поскольку в последние полвека российское коммунистическое движение постоянно проигрывает. Нет у российских коммунистов в последние пятьдесят лет достижений, — а потому ни у кого из российских коммунистов не может быть и заслуг, а может быть лишь та или иная степень вины. И особенно это касается голосов того поколения, которое приняло Россию с Советской властью и вовсю идущим коммунистическим строительством, — а нынче, уходя, оставляет потомкам её с буржуазной тиранией и «диким» капитализмом.

В сороковые — пятидесятые годы прошлого века для советского народа настало время испытаний, и прежде всего они выпали на долю поколения, к которому и принадлежал Бушин. В 1941 году на СССР обрушился удар немецкого империализма и его союзников. Советский народ понёс тяжелейшие потери, но Советское государство, руководимое Сталиным и его соратниками, ведомое большевистской партией, подняло это поколение на отпор врагу, мобилизовало и вооружило его, — и поколение Бушина достойно встретило захватчиков, разгромило их и выбросило с советской земли. Вернувшись с войны, это поколение, по-прежнему организуемое волей Сталина и его соратников, стало энергично и быстро восстанавливать народное хозяйство Советского Союза. Но вот умер Калинин, залечены «кремлевскими врачами» Жданов, Мехлис и Щербаков, при до сих пор не выясненных обстоятельствах ушёл из жизни Сталин, убит Берия... оставшаяся ленинская гвардия в лице Ворошилова, Кагановича, Молотова и тысяч других старых большевиков была, конечно, поживее того неспособного к какой-либо самостоятельной деятельности отребья, которое обычно именуется «ленинской гвардией» и «старыми большевиками» в российской «исторической» литературе, — однако к пятидесятым годам одряхлела, в том числе и чисто физически (уже в начале пятидесятых годов этим людям было за шестьдесят, а кое-кому и за семьдесят; это и сейчас «приличный» срок жизни, а тут речь идёт о людях, чьё детство прошло в Российской империи, выходцах из «низших слоёв»)... короче говоря, «сверху» организовывать «поколение победителей» стало некому, и пришло уже зрелым, опытным, хорошо образованным фронтовикам время действовать самостоятельно. Но вот последовал со стороны Хрущева и его приспешников вероломный удар; советский народ, по понятным причинам, был растерян и подавлен, — но положение не было безнадёжным. «Старики» были, конечно, более подавлены, — столько пройдено, столько пережито страданий, столько сделано, и вот опять, — но у бойкой советской молодёжи в лице, например, комсомольцев Чуева и Голенкова, возникли вопросы, и она не сидела сложа руки. А что же фронтовики?

А фронтовики, в лице, в частности, Бушина, — вот что: «В 1966 году в телеэфире предложил вернуть досоветские названия Куйбышеву (Самаре), Горькому (Нижнему Новгороду), Калинину (Твери) и Кирову (бывшей Вятке)». И тех, кто полагает, что «Радио Свобода», в данном случае, занимается «грязной антисоветской клеветой на чистого советского патриота», мне придётся разочаровать: Владимир Сергеевич сам неоднократно, в статьях («Я был участником той ленинградской телепередачи, которая шла на всю страну. Да, вёл её Лихачёв, тогда ещё член-кор. Но ни единого слова против переименования он не сказал, а наоборот, старался сгладить острые выступления Владимира Солоухина, Олега Волкова, Вяч. Иванова, моё. 26 октября 1965 года в «Литературной газете» на тему переименований была напечатана моя статья «Кому мешал Тёплый переулок?» Об этом я говорил и по телевидению: именно о Твери, о Петергофе и других городах да улицах») и интервью («В «Литературной газете» была у меня статья «Кому мешал Тёплый переулок» — по поводу бесконечных переименований. Я выступал против. Для русского человека с ощущением своей истории название Калинин — это что-то странное. Тверь, а не Калинин! Рыбинск, а не Андропов! Нижний Новгород, а не Горький. Об этом писали много, но я вопрос рассматривал с литературно-исторической точки зрения»), рассказывал о том, что было такое; с гордостью рассказывал. К тому времени, когда покойный открыл рот, хрущёвские ублюдки уже лишили имени Сталинград, — но русский человек с ощущением своей истории был крайне недоволен тем, что город на Волге был переименован в «Волгоград», а не в «Царицын»... и русскому человеку с ощущением своей истории было мало, он бил в набат: «Тверь, а не Калинин!». Ну что же... через некоторое время звонаря услышали, и вот уже первый секретарь МГК КПСС Ельцин станции метро «Лермонтовская» возвращает историческое название «Красные Ворота» (позже Лужков то же самое сделает и с площадью над ней, ибо нечего в русской столице всяких шотландцев увековечивать), а потом его поддержали Немцов («Нижний Новгород, а не Горький!»), Собчак («Санкт-Петербург, а не Ленинград!»)... и теперь вместо Калинина - «Тверь», вместо Свердловска — «Екатеринбург», вместо Куйбышева — «Самара», а в Москве вместо Площади Репина — «Болотная площадь», вместо Улицы Татьяны Макаровой — «Болотная улица»; до Кирова, правда, руки активистов «декоммунизации» пока не дотянулись (да и Пушкин почему-то всё ещё не «Царское Село»), — но теперь, по случаю кончины великого русского журналиста Бушина, есть повод... может, ещё и кинут клич: «Выполним завещание Бушина!!!».

Вот так вот, протаскивая всюду «государственно-патриотический подход» и прививая всем встречным русское ощущение истории («Тверь, а не Калинин!»), и шёл по жизни «самый коммунистический» из писателей-фронтовиков. В 2010 году, как выясняется, его даже пригласили было на ельцинско-путинское телевидение, помогать Кургиняну. Тогда, правда, «питерские» телевизионщики быстро одумались: «Бушин произнес страстный обличительный монолог на «Суде времени», но он не имел шансов попасть в эфир и не попал в него», — ведь если бы этот монолог попал в телеэфир, то даже у самых наивных советских патриотов могли возникнуть подозрения: «Ух ты, Бушина в телевизор пустили... неспроста это, видать и Владимир Сергеевич — с гнильцой». В общем, пропагандисты «питерского» капиталиста Пригожина, поднявшие Бушина на щит и поклявшиеся «продолжать дело», имеют на то все основания.

Бушин славил советских героев... но слышали ли Вы, товарищ Читатель, от него что-нибудь о вышепомянутых Чуеве и Голенкове, с которыми покойный был лично знаком? Да что там Голенков с Чуевым... о Кочетове, под началом которого он работал в «Литературной газете», Бушин хоть раз вспомнил не в связи с тем, что Всеволод Анисимович был его начальником? А ведь им, уж простите, нужна была реклама (Кочетова и Чуева мало кто помнит, о Голенкове вообще знают единицы), и Бушин, которого печатали охотно и повсеместно, вполне мог хоть раз-два эту рекламу дать, от него бы не убыло... но не давал, всё больше о себе да о себе. Зато яростно кидался на защиту «доброй памяти» о сверх всякой меры разрекламированном «Маршале Победы» Жукове, — не потому ли, что чувствовал у данного полководца сходное со своим собственным ощущение истории... и себя в ней?

25 декабря прошлого года Бушин стал прошлым. Оставьте его там, товарищ Читатель, если ещё не оставили. Выбросьте его из своей головы, — и, самое главное, вычистите оттуда те установки, которые покойный вкладывал. Это — вопрос выживания.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded