octbol

Categories:

#Социализм и вопросы художественного вкуса #Китай #КНР #кино #шлак #Россия #отбросы #альтернатива

«Китайский вопрос», — вопрос о том, что за общественный строй сложился в настоящее время в государстве, именующемся «Китайская Народная Республика», в каком отношении он находится к социализму вообще и «советскому социализму» (в это понятие разные люди вкладывают очень разные смыслы, за «социалистический образец» могут приниматься самые разные периоды истории СССР) в частности, и как, собственно, российские коммунисты должны к этому относиться, — занимает российскую левую общественность уже много лет... и продолжает занимать. Нынче, в связи с эпидемией коронавируса, распространяющейся из Китая по всему миру, и её социально-экономическими последствиями, соответствующие споры вспыхивают с новой силой... но о коронавирусе я сегодня больше не скажу ни слова.

Лично для меня, собственно, «китайский вопрос» вопросом не является уже давно: сложившийся в Китае к настоящему времени порядок я считаю фашистским. У этой моей точки зрения сторонников не так уж много, но и как-то дополнительно обосновывать её я сегодня тоже не буду. Речь пойдёт не об экономическом строе современного Китая... тем более что по этому вопросу, как раз, особых разногласий-то и нет: почти все более-менее согласны с тем, что отношения там «рыночные», буржуазные... а вот дальше, собственно, и начинаются разногласия, потому что некоторые (прежде всего, достаточно многочисленные последователи Зюганова, но и не только они) полагают, что вот это (частная собственность, объёмные «инвестиции» со стороны «обычных» империалистических держав, «культура 9-9-6») и есть «социализм XXI века», другие разглядывают в «социализме с китайской спецификой» что-то похожее на «ленинский НЭП», третьи ищут и находят среди этого какие-то «остатки социализма». И, опять же, если не почти все, то очень многие сходятся на том, что с Китаем ещё не всё ясно, — ибо, несмотря ни на что, у «руля» там по-прежнему остаётся «Коммунистическая партия», а своё «разоблачение культа личности» её функционеры провели так хорошо (не то, что «наши»), что Председатель Мао по-прежнему в своём Мавзолее... в общем, на «рыночной» почве проводится «китайскими товарищами», тем не менее, правильная (ну, во всяком случае, более правильная, нежели в Советском Союзе после смерти Сталина и в современной России) идеологическая работа. И вот как раз об этом, — о «правильной» идеологической работе в Китае и её плодах, — мне бы и хотелось сказать несколько слов. Едва ли я смогу кого-нибудь в чём-нибудь убедить, и всё же...

Помните ли, товарищ Читатель, был такой российский фильм, «Защитники»? Громкая рекламная кампания на путинском телевидении («Наш ответ Западу»)... начало показа 23 февраля («День защитника Отечества») 2017 года... полный, с оглушительным треском, провал в прокате (начало было бодрым, но российский зритель быстро разобрался, что к чему)... банкротство кинокомпании-производителя (хотя, в итоге, и не дошедшее до конца)... и десятки разгромных рецензий от кинокритиков, включая, само собой, BadComedian.

Так вот. До сих пор, — до рецензии Баженова и начала банкротства «Enjoy Movies», — эта история в России известна достаточно широко. А вот о том, чем всё закончилось, подозреваю, знает гораздо меньше людей.

Дело было вот как. После того, как «Защитники» провалились в российском прокате, Интернет наполнился забавными рецензиями, а режиссёр Андреасян с партнёрами начали задумываться об уходе из бизнеса, — обсуждаемое произведение зажило своей собственной жизнью и, при содействии путинских «культурных» чиновников, пошло по миру. И там, представьте себе... окупилось, по итогам «заработав» почти в три раза больше денег, чем было потрачено на его производство. 

Полагаю, товарищ Читатель, Вы уже догадались, кто именно внёс в спасение проекта основной вклад: «Более успешно фильм выступил в зарубежном прокате. По данным Фонда кино, «Защитники» стали самым кассовым российским фильмом 2017 года в зарубежном прокате, заработав в других странах 7,1 миллиона долларов — в полтора раза больше, чем в России. Основным источником стал прокат в Китае, где фильму не удалось выйти в лидеры, но его касса составила более 20,1 миллионов юаней (около 3 миллионов долларов)». То есть, правильная идеологическая работа «Коммунистической партии Китая» воспитала таких зрителей, которые без особой пропагандистской кампании (мне не хочется думать, что китайские «коммунисты» докатились до того, чтобы ещё и рекламировать это «добро» так же, как его рекламировали в России) с готовностью сожрали тот отброс путинской «культурной индустрии», от которого россияне (даже после всех «реформ образования», в лево-патриотической среде единогласно признаваемых оглупляющими) отказались.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded