octbol

Categories:

#Лимонов умер, но дело его живёт (к сожалению) #ДругаяРоссия #ДР #НБП #телевизор #ТВ #КультЛичности

О смерти Лимонова я, поначалу, не хотел говорить ничего, — умер человек, со многими случается, — но... ведущие силы российского буржуазно-государственного телевидения, в лице «Первого канала» и «России 1», на прошлой неделе устроили между собой настоящее соревнование: кто быстрее, «команда Эрнста» или «команда Добродеева», выстроит над свежей могилой здание очередного «культа личности». Ребята из ВГТРК, как мне показалось, старались чуточку больше, — но, в любом случае, есть повод подвести итог и моему небольшому исследованию политического пути покойного.

Словесное кружево плести не охота, потому — сразу к сути. Умершего, при жизни, нередко обзывали «фашистом». Своеобразие его заключается в том, что ровно с тем же основанием его можно было бы назвать и «выдающимся российским антифашистом», — то есть, он, Лимонов, был и фашистом, и антифашистом одновременно.

Поясню свою мысль. Основной задачей, ради решения которой класс капиталистов идёт на установление фашистской диктатуры, является силовое подавление рабочего движения, могущего за сравнительно короткое время привести к коммунистической революции, если «соответствующие» силовые меры не будут приняты. Казалось бы, ничего похожего в России нет... но это только потому так и кажется, что меры принимаются: современная Россия является «наследницей» Советского Союза, и от Советского Союза она, помимо всего прочего, «унаследовала» уровень развития производительных сил (уничтожено, за «постсоветские» годы, было очень много, но уничтожалось то, что капитализм вообще не мог «переварить», то, что с капиталистическими отношениями было совершенно несовместимо); по сути дела, в течение всего времени своего существования она постоянно находится в состоянии «один шаг до Революции», всё ещё «слишком» развитые производительные силы продолжают требовать уничтожения коммунистических отношений... но этот «последний шаг» никогда не делается. Не делается же он благодаря надёжному предохранителю, в качестве которого с самого 1992 года выступает российское «левое движение», представляющее собой, по сути дела, сеть концлагерей для коммунистически настроенных людей, — но не «традиционных», а таких, в которые обманутые коммунисты сами помещают себя.

В этой сети концлагерей для «постсоветских» коммунистов у организаций, которые создавал Лимонов, было особое положение; как отмечал мой покойный товарищ Олег Романов: «К сожалению, вот такая «кадровая политика» процветает махровым цветом во всех «левых партиях», за исключением НБП. Это не значит, что там всё гладко – там своя специфика. В НБП как раз и нужны «горячие головы». Кто-то же должен проявлять инициативу, устраивать яркие акции, сидеть. Как Сергей Ежов – вступил в СКМ, стал секретарем райкома, стал проявлять инициативу – а кому в КПРФ такие умные да активные нужны? Осмотрелся парень, понял, что к чему, плюнул, да и ушел в НБП. Из крайности в крайность. А там – свобода! Инициатива! Да только наказали эту инициативу отнюдь не «решительным осуждением действий тов. Ежова», а вполне реальным сроком. Вот такая вот байда». Если партии «коммунистической многопартийности», в основном, занимались тем, что удерживали угодивших туда людей от политических действий (либо от действий вообще, либо от действий, угрожающих «порядку»), — то «лимоновские» организации, напротив, предлагали попавшим туда боевые действия... но только и исключительно такие, которые неизбежно заканчивались поражением «боевиков».

Именно поэтому Лимонова можно, по итогам его деятельности, назвать «фашистом»: вместе с другими «вождями постсоветского левого движения» он выполнял для российских капиталистов ту работу, для выполнения которой, не будь этих «вождей», пришлось бы вводить фашистскую диктатуру, исполнял обязанности фашистской диктатуры. В то же самое время, его можно назвать и «антифашистом»: благодаря его и подобных ему «вождей» небезуспешной деятельности у российского капитала все «постсоветские» годы не было потребности во введении открытой фашистской диктатуры, капиталистам не требовалось насильно сгонять коммунистов в концлагеря. Благодаря Лимонову коммунистов в «постсоветской» России, в общем и целом, не уничтожали и не уничтожают, — но, в то же время, именно Лимонов был одним из самых даровитых устроителей уничтожения «постсоветскими» коммунистами самих себя.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded