octbol

Category:

Как отличить "своё" #государство от "чужого" #национализация #марксизм #признаки #просто #ориентиры

Вопросы национализации, государственной собственности и всего прочего, с этим связанного, продолжают, как и несколько лет назад, занимать умы многих российских коммунистов, — а нынче, в связи с проводимыми буржуазным начальством мероприятиями по «укреплению суверенитета», к этому будет, можно не сомневаться, привлечено дополнительное внимание. В этой связи, полагаю, нелишне будет объяснить, как можно сравнительно легко и достаточно быстро отличить «своё» государство (укрепление которого можно приветствовать) от не своего.

На самом деле, тут всё даже не просто, а очень просто. Если рассматриваемое государство, сколько бы предприятий и прочих мощностей ни находилось в его собственности (и какой бы ни была направленность действий его чиновников, на дальнейшее расширение «государственного сектора» или в иную сторону), имеет возможность (закреплённую в законах или даже просто действительную, более-менее постоянно используемую) продавать или передавать свои предприятия в распоряжение частных собственников («отечественных» или иностранных), — то, определённо, само оно является частнособственническим государством, государством-капиталистом. Такое государство, по Ленину, рабочим и крестьянам следует разбить и сломать (ПСС, т. 33, с. 39 — 40), а всякое его «укрепление», на деле, лишь делает разбиение и слом более трудным делом, и радоваться тут «простым» людям нечему.

Несколько сложнее обстоит дело с государствами, которым не позволено продавать свои предприятия частным собственникам; в принципе, можно представить себе возникновение некоего фашистского режима, который пойдёт на полную национализацию и запретит передачу «национальных» предприятий в чьи-либо частные руки, — но, во-первых, существовавшие и существующие фашистские режимы (включая нынешний китайский) на практике никогда, насколько мне известно, не исключали для себя полностью возможность приватизации государственного имущества; во-вторых, такой фашистский режим, пойдя навстречу требованиям своей «низовой» опоры, вполне может переломить себя изнутри, и именно полная, «безвозвратная» экспроприация «обычной» частной собственности, скорее всего, его и сломает; в-третьих, наконец, если «национал-социализация» будет, всё-таки, неполной, то такой режим вынужден будет принять особые меры для защиты оставшейся частной собственности (в том числе от самого себя), и, тем самым, со всей наглядностью показать, кому он служит... или, в конце концов, ему придётся ввести передачу государственных должностей, — мест и полномочий управляющих «национальным хозяйством», — по наследству (в том или ином виде, кровным родственникам «фюрера» и его приспешников либо каким угодно лицам по частным решениям «фюрера» и приспешников), то есть, опять же, разоблачить себя.

В общем, если государство может продавать «общенародные» предприятия, вместе с теми, кто на них работает, — то это буржуазное государство, государство-собственник, государство-работорговец; если не может, — то, стало быть, оно, как государство, и не является полноценным собственником «своих» предприятий, не является вообще, таким образом, полноценным государством, и речь идёт о собственности всего народа, прикрываемой и обустраиваемой государством, государственной форме общественной собственности.

Однако, если вдуматься, с «общенародными» государствами всё ещё проще. Хотя общественная собственность, при коммунистическом преобразовании общества, начинает существовать в государственном виде, — полноценное, настоящее обобществление средств производства состоится не тогда, когда «всё будет государственное», а тогда, когда общество научится обходиться без государства. До тех же пор, — судьба Советского Союза наглядный тому пример, — всякое «общенародное государство» будет нести в себе зародыш частной собственности, зародыш полноценного государства, который можно уничтожить, лишь окончательно умертвив государство как таковое. До тех же пор степень «народности» государства будет определяться объёмом возложенных на него и выполняемых им обязанностей перед обществом, — объёмом ограничений, сковывающих самостоятельную, произвольную деятельность засыпающего гиганта... а его укрепление, иногда будучи необходимостью, всегда является поводом не для одобрения, а для настороженности.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded