Межпартийная Группа Октябрь-Большевики (octbol) wrote,
Межпартийная Группа Октябрь-Большевики
octbol

Category:

Слив протеста. Оригинальный

Вот и исполнилось ровно два года с тех пор, как в зимний день, по погоде больше напоминавший то ли середину осени, то ли вовсе раннюю весну, сто тысяч москвичей вышли на Болотную площадь (в советские годы - Площадь Репина), требуя... новой жизни. "Честные выборы", "Россия без Путина", "Долой Партию жуликов и воров", - всё это было лишь оболочкой (хотя и в высшей степени закономерно возникшей оболочкой) прорвавшегося наружу нежелания жить по-старому, - жить по правилам, навязанным России бандой Ельцина и закреплённым, доведённым до совершенства цивилизованной компанией Путина.

Буржуа, не могущие уверенно обделывать свои делишки из-за того, что вместо буржуазного права в стране - произвол антинародного режима во главе с главным капиталистом (и, стало быть, всегда побеждающим конкурентом); рабочие, которым даже чрезвычайно низкую, по меркам цивилизованных государств, зарплату выдают, в лучшем случае, раз в два месяца; студенты, рискующие на следующий день после получения диплома оказаться "образованными ненужностями" в родной стране; интеллигенты, раздражённые "культом личности" новоявленного (и совершенно не соответствующего взятой на себя роли) "национального лидера", - все вышли на одну площадь и стояли друг с другом бок о бок. Эта революция действительно была "красивой революцией, революцией всеобщих симпатий"... привычные к столь частой в обычной жизни столицы буржуазного государства грубости, - москвичи в тот день боялись лишний раз на ноги друг другу наступать. Всеобщая предупредительность, вежливость, - вплоть до готовности одаривать цветами (и белыми ленточками, разумеется) полицаев, в предшествующие дни, начиная с 5 декабря, хватавших и колотивших народ с остервенением, невиданным даже на "Маршах несогласных" и "Стратегиях-31". Уже много лет Москва не была такой, - и наиболее дальновидным людям, конечно, было ясно, что дольше, чем до ночи, этот необыкновенный настрой не продержится.

Сто тысяч человек. Авангард, за которым - если и не всё население Москвы, то очень значительная его часть.

Впрочем, мой рассказ - не о том. Мой рассказ - о сливе протеста. И начать нужно издалека. В конце 80-ых - начале 90-ых годов XX века в СССР и (к великому сожалению) зависимых от него государствах Восточной Европы (в случаях с ГДР и Румынией эта зависимость оказалась по-настоящему роковой) были, где-то раньше, где-то позже, окончательно уничтожены завоевания диктатуры пролетариата. Процесс уничтожения был долгим, трудным, - мелкобуржуазному руководству "коммунистических и рабочих партий" приходилось преодолевать сопротивление трудящихся масс и даже отдельных относительно высокопоставленных партийных активистов, - но, в общем, везде он завершился мирно, "бархатно": сказались и в целом высокое доверие масс партийным руководителям ("Партия знает, как надо"), и усталость восточноевропейского рабочего класса после колоссального исторического рывка первой половины XX века, не следует забывать и о разнообразной "братской помощи" США и прочих ведущих империалистических держав. Впрочем, - об этом нужно упомянуть сразу, - именно в России крови при этом пролилось больше всего (даже больше, чем в Румынии): в 1991 году, при первой попытке уничтожения Советской власти, защитники Дома Советов потеряли трёх человек убитыми, - правда, они погибли скорее из-за собственной неорганизованности ("культ свободы" был распространён уже тогда), чем из-за жестокости контрреволюционеров... но кровь пролилась. Через два с небольшим года, в октябре 1993 года, при окончательном уничтожении Советской власти убиты, уже вполне осознанно, были, по разным подсчётам, от полутора сотен до нескольких тысяч человек, - причём, наряду с защитниками Дома Советов, среди жертв кровавой расправы Ельцина с народом оказались жители окрестных домов и просто случайные очевидцы событий, которым не посчастливилось оказаться поблизости.

Диктатура пролетариата была уничтожена. По всей Восточной Европе бывшие партийные работники, избавившиеся наконец-то от оков партийности, и избранные вожди либерального диссидентского движения (да-да, Гавел и Валенса - в том числе), цивилизованно делили между собой собственность и рычаги государственного управления; трудовой народ - где-то быстрее, где-то медленнее, - нищал. Происходящее нужно было как-то объяснять, - и вот тогда родился миф о "бархатных революциях", повествующий, что "кровавые коммунистические диктатуры" и в СССР, и в других странах Восточной Европы рухнули под "мирным давлением масс". Ни уже совершенно чётко обозначившиеся ко времени "революций" рыночные склонности "коммунистических диктаторов", ни реальные требования "протестных масс" (большую часть коих составляли, по всей Восточной Европе... рабочие, недовольные, главным образом, тяжёлым экономическим положением в своих странах, к возникновению которого помянутые ранее рыночные склонности "диктаторов" имели самое прямое отношений), ни, мягко говоря, отсутствие связи между тем, чего массы требовали и тем, что получилось, - в расчёт, естественно, не брались. Миф утвердился, на основе мифа были написаны "научные работы", мифу стали учить в школе. Миф, вроде бы, даже подтверждался некоторой политической практикой, - например, украинской "оранжевой революцией" 2004 года. Миф, наконец, органично вписался в популярную по всему миру со времён Ганди концепцию "ненасильственного сопротивления" (почти необходимые "издержки" и наиболее вероятные последствия применения этой стратегии не столь популярны, - буржуазные СМИ популяризируют её дозировано). Уж не знаю, потому ли, что эта концепция крепко связана с толстовскими традициями (а творчество Льва Толстого - это один из столпов позднесоветской и современной российской систем образования, Толстым школьников "кормят", пожалуй, больше, чем любым иным автором), - или же как раз потому, что российская история никаких "бархатных переворотов" никогда не знала, - в России этот миф приняли наиболее охотно. И если в "лихие девяностые" ещё были понятные сомнения (в связи с чем коллективный Зюганов извивался, как уж на сковороде, "спасая страну от гражданской войны"), и даже в середине "нулевых" сомнения эти ещё не совсем развеялись, - то к началу десятых годов XXI века идея "бархатной" (или "мирной антикриминальной", если кому-то так больше нравится) революции прочно овладела сознанием передовых людей, - особенно в Москве и Ленинграде (или Санкт-Петербурге, если вдруг кому-то так нравится больше). Перемен, и даже коренных изменений, хотели все, - за оружие, даже если понимать под ним булыжники и пустые бутылки, браться не хотел никто, во всяком случае лично. Отдельные исключения, конечно, были, - но я говорю о массах...

В частности, о тех массах, которые вышли 10 декабря 2011 года на московские улицы. Писатель limonov_eduard, до того несколько лет воспитывавший попавшие под его влияние массы в духе "ненасильственного сопротивления", "непротивления волокущим в Автозак", а также почитания (ельцинской) "Конституции и Её Тридцать Первой Статьи", по сей день ноет: "...вожди ультра-либералов увели десятки тысяч протестующих из центра Москвы, с площади Революции за реку, на остров Болотный (...) Имена предателей 10 декабря 2011-го,но не всех, - Владимир Рыжков, Сергей Пархоменко,Борис Немцов, Геннадий Гудков.Это они сразу же похоронили московский протест". Но Лимонов может говорить о "похоронах протеста" лишь в переносном смысле, - а представим на мгновение, что десятки тысяч протестующих, в головы которым со школьной скамьи вбиты идеи "бархатной революции", остаются, под руководством Лимонова, на Площади Революции. Тут открывается сразу несколько вариантов...

Изначально митинг 10 декабря московское буржуазное начальство разрешило заявителям, - Сергею и Анастасии Удальцовым (Левый фронт, "Российский объединенный трудовой фронт") и Надежде Митюшкиной (либеральное движение "Солидарность"), - на Площади Революции. Однако, - и это Лимонову хорошо известно, - "согласован" митинг был... на 300 человек. Соответственно, наиболее вероятный сценарий (который, почему-то, никто из анализирующих до сих пор не рассматривал, насколько мне известно) развития событий был следующий. Полицаи огораживают заборами площадку у памятника Марксу на Площади Революции так, чтобы на "санкционированной" территории митинга поместились не более 1000 человек; остальная территория площади машинами и живой силой разбивается на "квадраты" (потом, в случае необходимости, можно будет закрыть и ближайшие выходы из метро, - почему нет), по ней ходят полицаи и призывают "проходить, не задерживаться, не мешать проходу граждан". Граждане начинают собираться; подавляющее их большинство ни партийной, ни профсоюзной, ни какой-либо ещё организацией не охвачены, политический опыт большинства - близок к нулю, и даже с повадками московской полиции они знакомы плохо (только знают, по уже распространившимся в сети роликам, что 4-го, 5-го, 6-го, 7-го полиция лютовала). Первая тысяча "счастливчиков" проходит за ограждения (ясное дело, обычные заборы на "стратегических направлениях" усилены грузовиками; звуковое оборудование у митингующих - слабенькое, и если со сцены начнут говориться "глупости", то будут заведены моторы, включена музыка... а разной "музыки" на Площади Революции уже немало, столица, вообще говоря, готовится встречать Новый год) и начинает "стоять до конца", под руководством писателя Лимонова и других подобных ему умников. Вход на митинг перекрыт (троекратное "превышение численности", как-никак), у оставшихся за рамками уже возникает (совершенно естественно) некоторая неприязнь к "счастливцам". Когда за рамками, в разных местах площади, начинают скапливаться более-менее значительные толпы, - полицаи подходят к ним и предельно вежливо объясняют, что лучше бы разойтись. Упорствующих - давят, не позволяя собираться в слишком большие кучи, самых упорных - быстро задерживают (в предшествующие дни неплохо потренировались). "Стоящих до конца" демонстративно не трогают, усиливая неприязнь между "большим народом" и "счастливчиками". "Да тут какой-то Слив Протеста происходит", - смекает, в конце концов, "большой народ", и начинает расходиться. "Нас все предали! Революция брошена!! Спасайся, кто может!!!", - провозглашает со сцены писатель Лимонов...

Есть и менее вероятные сценарии "альтернативной истории", - но все они, включая (совершенно невероятный) одновременный приход десятков тысяч мирных безоружных ("Тридцать Первая Статья") протестующих на площадь в сомкнутом строю и "большую рубку" с ОМОНом, заканчиваются не фигуральными, а вполне себе настоящими похоронами протеста, 10 декабря 2011 года. Против безоружного, неорганизованного (только-только приобщающегося к какой-нибудь организации) и верящего в "бархатную революцию" (и "соблюдение вашей Конституции", - ещё одно тяжкое наследие диссидентского движения; на Советскую власть заклинания про "вашу Конституцию" производили хоть какое-то впечатление, - из чего либералы "делают вывод", что произведут и на нынешний режим, антисоветский и антинародный) народа стояли хорошо обученные полицаи, уже вдоволь натренировавшиеся 4 - 7 декабря рассекать и разгонять многотысячные толпы. Самое большое, что народу позволили бы сделать, - это смять "цепочку пацанов-срочников" из Внутренних войск (вообще говоря, ВВ МВД РФ специально предназначены для войны с мирным населением, поэтому нет сомнений, что для выживших "пацанов из цепочки" потом, когда "рубка" стихнет, тоже нашлась бы работа), обеспечив таким образом "сакральную жертву".

Таким образом, решение отступить 10 декабря на Болотную площадь, кто бы и с какой целью его ни принимал, само по себе стратегически было правильным. По "горячим следам" это нехотя признавали даже левые активисты: "Главное опасение, что Болотная не очень удачное место с точки зрения географии: хоть в центре, но на отшибе, хоть большая, но далеко от всего - оказалось не слишком оправданным. Как я и говорил вчера, если соберется 30 тысяч человек, то все равно услышат" (http://forum-msk.org/material/news/7844365.html). Но дорогу к итоговой неудаче революционного движения это отступление, конечно же, открывало... как открывало и другую дорогу.

Чтобы понять, что это за дорога, - представим себе существовавшее тогда положение в общем виде. У нас есть антинародный режим, располагающий армией, полицией, собственными "законами"; этот режим вооружён до зубов и находится в полной боевой готовности (да-да, силы режима приведены в полную боевую готовность по случаю такого важного события в его жизненном цикле, как "парламентские выборы"; те, кто, говоря о событиях 5-го или 10-го декабря, говорят про "растерянность режима в первые часы", - либо ничего не понимают, либо занимаются провокацией); и есть порядка 100 тысяч человек - наша "армия", но безоружная и не готовая драться. Что же нам надо делать, если антинародный режим мы хотим-таки свалить? Прежде всего - заняться пропагандистской и организационной работой: на каждом митинге разъяснять сущность режима (начиная с его рождения, его природы), - естественно, приноравливаясь к начальному уровню слушателей, подбирая нужные слова; объяснять, раз уж таков повод митингов, место и роль "выборов" в жизни режима, помогать массам выработать правильное отношение к ним; готовить людей к силовому противостоянию, - не к "майдану" ("поставим палатки, когда потеплеет"), а именно к силовому противостоянию, объяснять его необходимость и неизбежность, - и работать над тем, чтобы оно развернулось не тогда, когда удобно режиму (в конкретном российском случае, режиму оказалось удобнее 6 мая 2012 года), а, по возможности, тогда, когда это удобно народу (как лично мне представляется, в данном конкретном случае наилучшим днём для силового выступления было 4 февраля 2012 года); используя имеющиеся легальные возможности, организовывать массы, - создавать к митингам и шествиям "группы безопасности", обучать боеспособных простейшим приёмам уличной борьбы; по возможности проводить разъяснительную и агитационную работу также среди солдат и полицаев (в том числе используя те же митинги, на которых эта публика присутствует по долгу службы), - но не ждать от неё слишком многого, стараться скорее усыпить бдительность "стражей порядка", чем привлечь основную их массу на свою сторону. Конечно, режим будет мешать; конечно, возможность поражения велика; конечно, такая работа чрезвычайно трудна, - она требует не только грамотных и чётких слов с трибуны, и даже не только хорошо составленных листовок, - но и работы рядовых активистов непосредственно в толпе, разъяснительных разговоров "глаза в глаза"... но других возможностей победить при имевшихся в декабре 2011 года исходных данных я не вижу.

Естественно, ожидать подобной организационно-пропагандистской работы от либералов, даже самых честных и последовательных, - довольно-таки наивно. Если они собирают митинги, снабжают их на собственные деньги звукоусиливающим, световым и прочим оборудованием, выступают "живым щитом" (многие "последовательные коммунисты" были очень недовольны появлением на трибуне следующего за 10 декабря "большого" митинга, 24 декабря, скандально известной телеведущей Ксении Собчак... но ведь её наличие среди протестующих, вообще говоря, давало хотя бы небольшую гарантию того, что "кровавого побоища" не будет; а в остальном - плохи те большевики, которых может напугать Ксения Собчак на трибуне), - этого уже вполне достаточно. Ожидать такой работы от левых сил, напротив, - вполне логично.

Исходя из вышесказанного, первым деятелем, который начал в декабре 2011 года сливать народный протест, был... писатель Лимонов. Располагая кое-какой организацией, - вообще в массовых митингах участвовать отказался, "пошёл своей дорогой"... пришёл к колонке в газете "Известия", между прочим.

Нередко в "сливе протеста", со стороны левых, обвиняют Сергея Удальцова, - но уже к 5 декабря Удальцов был схвачен, и сколь-нибудь существенно повлиять на декабрьские события не мог, при всём желании. Зато другие левые активисты, которые "левее КПРФ"... Сейчас либералов нередко обвиняют в "перехвате" и "приватизации" протестов. ruscommie, как мы уже отмечали, ещё 10 декабря на Площади Революции голосил про то, что "мы вынуждены будем все пойти туда и слушать господ либералов, никого из левых там на трибуне не будет", - имея в виду трибуну на Болотной площади, разумеется. Но на самом деле либералы сотворили более страшное злодеяние: они... пустили левых на трибуну и позволили им сказать всё, что они хотели, - @Vlad_Ryzhkov, сохраняя полное хладнокровие, прослушал и бредни юриста Клычкова (представитель МГК КПРФ Рашкина) про "оранжевую смуту", и мечтания генерала Копышева (из альтернативного МГК КПРФ Лакеева) про "восстановление Советского Союза". Получили слово и (на тот момент) секретари ЦК "Российского объединенного трудового фронта" Баранов и Этманов (который в должности секретаря этой теперь уже зарегистрированной путинским Минюстом партии пребывает по сей день)... и вообще, по признанию Баранова, "с середины митинга вести его стали уже Настя Удальцова, Илья Пономарев, я - именно от Левого фронта".

И что же? Сказал ли хоть один из выступавших от левых хоть одно словечко хотя бы про "Танковую конституцию"? Нет. "Новые выборы с участием всех оппозиционных партий" (читай - с участием партии "РОТ ФРОНТ"), "голосуй против Путина", "долой и старые профсоюзы вместе с Путиным" - таков был общий смысл большинства выступлений; разве что генерал Копышев закончил свою речь вскриком: "Да здравствует Советская власть!", - но, повторюсь, при увязке этой идеи с "восстановлением Советского Союза" она была обречена на непопулярность среди большинства вышедших на Болотную площадь (некоторые из которых вообще, под влиянием либеральной пропаганды, искренне полагали, что "Путин восстановил Советскую власть", - а контрпропаганда левыми как следует не велась). Благоприятный момент для начала революционной агитации был упущен; левые почивали на лаврах (с людьми, оказавшимися под вилянием РКРП, это происходит нередко, - а ведущей силой "Российского объединенного трудового фронта", как ни крути, была именно РКРП-КПСС), - перед 24 декабря либералы довольно жёстко дали им понять, что время для этого ещё не пришло... но левых на трибуну по-прежнему пускали: 24 декабря, помимо "Удальцова в записи", выступили вполне себе живьём Пономарев, Косякин, антифашист Гаскаров...

Кроме того, перед митингом 24 декабря левые силы Москвы выступили с "проектом резолюции", который заслуживает того, чтобы привести его полностью:

Проект резолюции для принятия на общегражданском митинге 24 декабря левыми организациями

В связи с тем, что власти отказались исполнять резолюцию митинга на Болотной площади 10 декабря, которая, в частности, требовала: - немедленного освобождения всех политзаключенных; - отмены итогов сфальсифицированных выборов; - расследования фактов фальсификации на выборах, наказания виновных, отставки Чурова; - принятия демократического законодательства о партиях и выборах; регистрации оппозиционных партий; - проведения новых открытых и честных выборов,

мы намерены: - провести серию митингов и других протестных действий, с главной акцией 24-го декабря с участием максимального числа граждан, как в Москве и Санкт- Петербурге, так и в других региональных центрах, а также где только возможно, направленных на реализацию наших требований; - продолжить требовать освобождения всех политических заключенных и пересмотра уголовных и административных дел; требовать уголовной ответственности судей, виновных в неправосудных решениях; - требовать объявить мораторий на проведение президентских выборов до принятия нового избирательного законодательства, либерализующего процедуру выборов и передающего его под общественный контроль и ликвидации неконституционного органа - ЦИКа; - требовать отмены результатов парламентских выборов и проведения новых выборов с участием всех оппозиционных партий, как зарегистрированных, так и незаконно лишенных права участия в выборах; - требовать расследования фальсификаций на выборах и уголовного преследования всех лиц, замешанных в нарушении выборного законодательства, в особенности в махинациях на избирательных участках и в избирательных комиссиях; - требовать расследования всех случаев нарушения конституционных прав граждан, в особенности случаев насилия со стороны правоохранительных органов по отношению к гражданам и открытых судебных процессов над преступниками; - требовать у парламентских партий, называющих себя оппозиционными, сдать мандаты до 31 декабря 2011г.; - требовать фактической реализации прав граждан на свободу слова, союзов, собраний.

Мы будем добиваться: - отмены законодательных актов, нарушающих статью 55 Конституции РФ, гласящей, что в Российской Федерации не должны издаваться законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина. - изменения трудового законодательства в пользу наемных работников; - отмены итогов приватизации (от Норильского никеля - до фабрики по лозоплетению в поселке Кобяково) и передача средств производства тем, кто на них работает; - введения прогрессивной шкалы налогообложения и контроля над доходами; - прекращения политического террора, сыска и других видов преследования активистов гражданского общества; - обеспечения выполнения конституционного права на свободу совести и отделения церкви от государства.

Для обеспечения выполнения наших требований мы создаем Народные комитеты. Все граждане и организации приглашаются к участию в формировании этих комитетов.

Левый фронт
МГК КПРФ
РОТ ФРОНТ
РРП
РКСМ(б)
СКМ
Союз Коммунаров
АКМ-ТР
В общем, левые выступили с "набором требований"... к формально президенту Медведеву (в свете этого, особенно забавным выглядит требование "объявить мораторий на проведение президентских выборов до принятия нового избирательного законодательства, либерализующего процедуру выборов и передающего его под общественный контроль и ликвидации неконституционного органа - ЦИКа", - уж Медведев-то, как большой специалист по тематике "гражданского общества", обязательно придумал бы, как изобразить "передачу под общественный контроль", можно не сомневаться) и "национальному лидеру" Путину (в связи с этим, весьма занятно требование "расследования фальсификаций на выборах и уголовного преследования всех лиц, замешанных в нарушении выборного законодательства, в особенности в махинациях на избирательных участках и в избирательных комиссиях"), - ни одно из этих требований, в случае его исполнения, ничего не меняло в самодержавном государственном порядке. Обещание: "Мы будем добиваться: (...) передача средств производства тем, кто на них работает" (в "собственность трудовых коллективов", что ли, - или прям каждому отдельно взятому рабочему по "собственности"?), - это тоже очень круто, особенно если учесть, что сразу вслед за ним идёт не менее пламенное обещание добиваться "введения прогрессивной шкалы налогообложения и контроля над доходами" (душить налогами предполагалось трудовые коллективы, не так ли?). Перевод настроений левого крыла в "мирное и конституционное" русло был завершён. Слив протеста состоялся. Удальцов уже ничего не мог изменить, даже если бы хотел.
Tags: Баранов, Болотное дело, Левый фронт, Лимонов, Оргкомитет ОКП, РКРП-КПСС, РОТ Фронт
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments