octbol

Categories:

Вирусная статистика #коронавирус #covid19 #пандемия #эпидемия #летальность #статистика #заговор

Один из насущных вопросов, мучающих как «простых», так и не очень простых людей в связи с распространением коронавирусной инфекции и сопутствующими «противоэпидемическими мероприятиями», — это вопрос о том, насколько вообще болезнь опасна и, соответственно, насколько оправданы ограничения, вводящиеся буржуазным начальством под предлогом «борьбы с пандемией». На уходящей неделе, в частности, люди, сомневающиеся в обоснованности «режима самоизоляции», введённого под предлогом «борьбы с пандемией» в России, вышли на улицы Владикавказа, — и есть основания полагать, что это выступление не окажется единственным.

Скажу сразу: точного и определённого ответа на вопрос о степени опасности «китайского коронавируса» у меня нет. И дело не в том, что я не являюсь медиком; такого ответа, точного и определённого, как я постараюсь показать ниже, нет и не может быть вообще ни у кого. А вот причины, по которым возникает эта неопределённость, заслуживают того, чтобы на них указать, — хотя бы по той простой причине, что в современном буржуазном обществе сложилась весьма устойчивая «культура» неправильного обращения со статистическими данными... но от того, что эта «культура» сложилась и устоялась, распространённые приёмы «использования статистики» правильными не становятся.

Начну я с примера, который к «китайскому коронавирусу», вроде бы, прямого отношения не имеет, — но, по сути дела, он из того же набора. Вот — относительно свежий материал, выпущенный моим любимым «Всероссийским центром изучения общественного мнения»: «Рейтинги доверия политикам, оценки работы президента, поддержка политических партий» (от 17 апреля сего года). Как нетрудно заметить (если приглядеться), он состоит из трёх разделов: «Аналитический обзор», «Таблицы» и «Методика». Внимание пропагандистов, понятное дело, обычно сосредотачивается на первом разделе, — и там в этот раз, как обычно, можно прочесть: «На прямой вопрос о доверии Владимиру Путину положительно ответили 70,5% респондентов». А теперь, товарищ Читатель, давайте заглянем в «Методику», и посмотрим, как этот результат получился: «Инициативные всероссийские опросы «ВЦИОМ-Спутник» проведены в период с февраля по апрель 2020 г. В опросе принимают участие россияне в возрасте от 18 лет. До 17 июня 2018 г. включительно опрашивалось ежедневно 1000 респондентов не менее чем в 80 регионах РФ. С 18 июня 2018 г. ежедневно опрашивается 1600 респондентов. Приведено среднее значение за семь дней опроса. Метод опроса — телефонное интервью по стратифицированной двухосновной случайной выборке стационарных и мобильных номеров. Выборка построена на основе полного списка телефонных номеров, задействованных на территории РФ. Для данной случайной (вероятностной) выборки максимальный размер ошибки с вероятностью 95% не превышает для данных, собранных в течение семи дней (11200 человек), 1%. Помимо ошибки выборки смещение в данные опросов могут вносить формулировки вопросов и различные обстоятельства, возникающие в ходе полевых работ». Понятно? Тут, вообще-то, хотя всё и изложено на «научном языке», ничего сложного нет, — но если вдруг непонятно, то поясняю.

Методические пояснения, данные «государственными социологами», означают, что, в том случае, если они правильно построили выборку и, вообще, соблюли процедуру исследования, — то, с вероятностью 95%, значение исследованного признака (для простоты будем учитывать только один «прямой вопрос о доверии» известному лицу) в генеральной совокупности (среди всего населения России) лежит в границах от, в данном случае, 69,5% (70,5% - 1% «максимального размера ошибки») до 71,5% (70,5% + 1%). То есть (важно!), с вероятностью 95% от 69,5% до 71,5% россиян «на прямой вопрос о доверии», заданный «государственными социологами», ответят положительно. То, что ответ опрашиваемых на этот (а равно и любой другой «опросный») вопрос будет честным, в социологии... не обосновывается никак; социолог просто предлагает (другим и самому себе) считать, что (выражаясь словами «классика» немецкой социологии Ноэль-Нойманн) «в демоскопическом интервью есть нечто, освобождающее от общественного принуждения, что-то от той свободы, которой отличается беседа между двумя незнакомыми людьми в купе железнодорожного вагона» (о том, насколько это соображение применимо к «прямым вопросам о доверии», задаваемым в конкретных условиях современного российского буржуазного государства... подумайте, товарищ Читатель, сами).

Итак. Даже если специалисты ВЦИОМ, в данном случае, правильно построили выборку (а не включили в неё тех, с кем им удобнее работать), работающие на ВЦИОМ интервьюеры добросовестно опросили респондентов (а не заполняли анкеты «от балды»), а руководство ВЦИОМ не подвергало полученные результаты «механической корректировке» (переписыванию, проще говоря), — всё равно существует такая возможность, что, в действительности, упомянутому выше российскому государственному деятелю не доверяет никто, кроме тех 7896 человек (ВЦИОМ 7 дней опрашивал по 1600 человек, в общей сложности опросил 11200), которые положительно ответили на «прямой вопрос о доверии» в ходе опроса; эта вероятность мала, но она существует. А теперь — главное, ради чего, собственно, я стал копаться в «данных ВЦИОМ»; когда социолога только начинают учить, ему объясняют, что «при любой выборке есть риск ошибиться», втолковывают, что «нужно, в частности, отказаться от понятий «истинно» и «ложно» и переключиться на область вероятностных оценок, вычисляемых неточностей»... а часто ли об этом говорят по телевизору? Часто ли, предъявляя телезрителям очередные «результаты опроса ВЦИОМ», им напоминают о «вероятности 95%»? То-то и оно.

Ладно. От социологии, которой в ельцинско-путинской России нет (а российское «сообщество профессиональных социологов», молчаливо приняв тот факт, что «предвыборную кампанию» 2018 года ЦИК провела под нейтрально сформулированным лозунгом «Наш Президент — наш выбор!», расписалось в том, что представляет собой пустое место), пора всё-таки перейти к медицине, которая есть. Однако медицина, — и в России, и в мире, — есть, а вот статистики по «китайскому коронавирусу» у неё нет и не может быть. Просто потому, что в поле зрения исследователей это заболевание находится первый год. Различные «авторитетные исследователи» уже несколько месяцев бодро вычисляют «летальность» заболевания, его «контагиозность», делают выводы о сравнительной опасности для различных социально-демографических групп населения, — и, в итоге, появляются либо «пугающие», либо, напротив, «обнадеживающие» предположения, для которых... нет никаких научных оснований. 

И летальность, и контагиозность, и прочие показатели медицинской статистики для определённого заболевания, — вычисляются за определённый период, на основе данных о хотя бы одной завершившейся вспышке (эпидемии, пандемии) заболевания или, для большей надёжности, многолетних наблюдений. По этой причине, повторю, статистики по «китайскому коронавирусу» нет и не может быть, до тех пор, пока, по крайней мере, не закончится нынешняя «пандемия»; на сегодня имеются лишь первичные статистические данные, полученные из совокупности единичных случаев, каждый из которых происходил в уникальных условиях (значительная часть лиц, перенёсших болезнь, получала какое-то лечение, каждого пациента с «китайским коронавирусом», умершего или выздоровевшего, лечили хоть чуть-чуть, да по-разному, — хотя бы в силу того, что ни один врач и ни один медицинский коллектив не может совершенно одинаково расходовать силы на разных пациентов, —  каждый пациент, помимо роднящих его со всеми прочими, обладал и уникальными, только лично ему присущими свойствами, которые оказывали то или иное влияние на течение болезни и ход лечения... в частности, известно, что некоторые из умерших больных «китайским коронавирусом» ко времени заражения уже страдали смертельно опасными заболеваниями, и не всегда есть достаточные основания для того, чтобы говорить, что больные коронавирусом умерли именно от него). На их основе можно делать лишь предварительные выводы, которые соответствуют истине лишь с определённой вероятностью. Проверить правильность этих выводов можно либо тщательно исследовав каждый случай заболевания (и, чётко выделив для каждого случая причины неблагоприятного или благоприятного исхода, смерти или выздоровления, определить, каким в каждом случае было влияние именно коронавируса на изменение состояния организма, а только после этого сделав обобщения по случаям, которые допустимо обобщить), либо... подождав несколько лет и предоставив времени выполнить (особенно в том случае, если «китайский коронавирус» останется навсегда) часть исследовательской работы вместо исследователей, снять естественным путём особенности развития событий в этом году и обнажить «природу вируса» (в действительности, разумеется, являющуюся «природой» взаимоотношений данного вируса с данным, находящимся на определённой ступени развития, — в том числе развития здравоохранения и медицинских технологий, — обществом).

Означает ли всё, изложенное выше, что «китайский коронавирус» является выдумкой и не представляет никакой опасности для людей? НЕТ. По той простой причине, что человеческая жизнь не подчиняется теории вероятностей (последняя является лишь выработанным человечеством на основе исторического опыта и логики представлением, в некоторой мере отражающим действительность). И если вдруг лично Вы, товарищ Читатель, заболеете (очень бы не хотелось, конечно же, но возможность такая есть), — то болезнь Ваша, от заражения до исхода, будет протекать не «с вероятностью», а (совершенно вне зависимости от «статистической степени опасности» заразы) всё в тех же уникальных условиях, которые отчасти будут зависеть от Вашей воли, отчасти будут определяться объективными особенностями Вашего организма, а отчасти будут заданы теми общественными условиями, в которых мы живём (включая уже поднявшуюся и с каждым днём усиливающуюся «общественную панику», которая будет влиять, и на Ваш настрой, даже помимо Вашей собственной воли, и на действия врачей, если их помощь понадобится). Возможно, Ваш организм быстро справится с болезнью и Вы перенесёте её без выраженных симптомов, — но нельзя исключать и того, что болеть Вы будете тяжело, пополняя статистику пострадавших от «китайского коронавируса» или даже умерших своим случаем. В связи с «пандемией коронавируса» Вам есть, чего бояться (хотя бы, повторюсь, из-за «общественной паники», которая уже овладела массами и, тем самым, превратилась в самостоятельную общественную силу), и следует проявить осторожность.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded