octbol

Categories:

Истоки #covid19 - #скептицизм'а #конспирология #коронавирус #МировойЗаговор #статистика #летальность

Свои рассуждения насчёт "коронавирусной статистики" считаю нужным дополнить, чтобы не быть неправильно понятым. А то меня, кажется, кое-кто принял за "коронавирусного скептика"... а я им совсем не являюсь. Вот о "коронавирусном скептицизме", - а заодно и о его общественных корнях, - предлагаю поговорить.

Некая болезнь может привести к смерти, передаётся воздушно-капельным путём и трудно лечится (мало изучена). По-моему, для вменяемого человека этих данных вполне достаточно, чтобы понять, что такая болезнь опасна, в том числе и лично для него (при условии, что источник заразы находится поблизости или может оказаться поблизости). Получить такие данные можно, хорошо изучив всего один случай болезни: современная медицина и "смежные науки" уже к настоящему времени накопили вполне достаточный объём знаний о человеческом организме, чтобы прикидывать, как будет развиваться та или иная болезнь при том или ином изменении свойств тела (больший или меньший возраст, недостаточный или избыточный вес, те или иные сопутствующие заболевания); при этом, данный случай совершенно не обязан заканчиваться смертью пациента, - уже при современном объёме накопленных знаний о человеческом организме можно с достаточным основанием делать выводы о том, что если данный пациент, пережив те или иные изменения своего состояния, в конце концов выжил (или его "откачали"), - то другой пациент, случай которого будет "осложнен" (лишним весом, болезнями внутренних органов, износом организма из-за возраста), этих же самых изменений не переживёт. То есть, "нулевая летальность" - не показатель "безопасности" болезни (возможно, никто не умер просто из-за того, что болели "сильные" или попались врачи с особой подготовкой)... точно так же, как "высокая летальность" - не показатель "особой опасности" (возможно, болели только "слабые"... или врачи были криворукими).

Соответственно, при появлении новой опасной болезни "врачебное сообщество" должно бы было сообщить населению, что появилась болезнь, которая может убить, передаётся воздушно-капельным путём и трудно лечится, - и разъяснить, что нужно делать, чтобы уберечься от заражения. Вместо этого, в случае с "китайским коронавирусом", "врачебное сообщество" сперва достаточно громко и чётко провозгласило, что "болезнь безопасна", а потом резко изменило свою точку зрения, в качестве "обоснования" выкатив "статистику" вида: от болезни умирает 5% пациентов, при этом среди больных, которые старше 65 лет, может умереть каждый четвёртый, - и приправив её грозным предупреждением, что это всё "в 30 раз более опасно, чем грипп".

Как это должно было подействовать на нормального современного обывателя? Современное буржуазное общество обитает, как уже отмечалось, в "Мире Статистики"; его "средний обыватель" - это образованный человек, который тоже кое-что понимает в статистике... в частности, ему в школе объясняли про нормальное распределение, и сами объяснения он вряд ли помнит, но вот общий итог, про "68,27 % - 95,45 % - 99,73 %", у него, как нормального человека, в голове, скорее всего, остался. Соответственно, видя "статистику", которую ему выкатило "врачебное сообщество", нормальный современный человек начинает соображать: так, ага... значит, среди всех пациентов вообще выживают 95%, и даже среди стариков 75%... вероятно, те, которые не выживают, являются ненормальными, а я-то нормальный, и мои старики-родители — они тоже нормальные... гриппом мы не болеем, видимо и в этот раз пронесёт.

Догадывается ли "врачебное сообщество" о том, что его "грозные предупреждения" современный обыватель воспримет именно так? Разумеется. Ведь само "врачебное сообщество" не только живёт в "Мире Статистики", - но и внесло огромный вклад в то, чтобы современный мир стал именно таким. Уже много лет нормальные члены современного "врачебного сообщества" предпочитают не изучать болезни (ведь для этого надо взаимодействовать с больными и, того хуже, возиться с трупами, а при этом можно подцепить какую-нибудь заразу и умереть раньше среднего ожидаемого срока), а "высчитывать статистику". Собственно говоря, статистика "летальности гриппа", нынче частенько поминаемая в "научных спорах", - она, судя по всему, изготовлена тем же способом, что и "летальность коронавируса"; и если с последней ещё далеко не всё ясно, то с гриппом определённости куда больше, и можно с некоторым основанием говорить о том, что во многих случаях за "смертями от гриппа" скрываются смерти от голода, когда грипп лишь добивал постоянно недоедавшего или хронически питавшегося некачественной пищей. Это, впрочем, - сравнительно безобидное проявление статистического кретинизма современной медицины... но ведь она и в случаях с гораздо более опасными, чем грипп, болезнями "работает" точно так же. Например, раковые заболевания толком не изучаются, - зато "статистических обобщений" сделана целая куча, и "на основе" этих "статистических обобщений" нынешняя "медицинская наука" выдаёт "практические рекомендации" различной степени безумности: отказаться от употребления в пищу мяса, отказаться от растительной пищи, отказаться от употребления в пищу сладкого, отказаться от употребления в пищу солёного, отказаться от высококалорийной пищи, отказаться от низкокалорийной пищи... правда, "современная наука", к сожалению, мало занимается "влиянием" на развитие онкологии употребления в пищу огурцов, - но это только потому, что источник всех бед человечества в огурцах "открыт" уже очень давно, эти научные данные широко известны, поэтому за подобные исследования не платят. К счастью, пока раком болеет сравнительно немного людей, - больных значительно меньше, чем прислушивающихся к "рекомендациям учёных"... поэтому, собственно, означенные "рекомендации" статистически работают, не нанося человечеству слишком большого вреда.

Вернёмся, однако, к нашим болячкам. Итак, "врачебное сообщество" выдало "грозное предупреждение". Современные обыватели поняли его так, как и подобает нормальным членам нынешнего буржуазного общества. Болезнь распространяется по миру. Где-то она приводит к "страшным", - вплоть до наблюдаемых "гор трупов", - последствиям... а где-то - нет. Первоначально провозглашённые "показатели летальности" начинают вызывать сомнения... и, вообще говоря, это нормально, когда по поводу тех или иных данных, тем более первоначальных, в современной науке появляются сомнения. Но дальше происходит нечто явно ненормальное: сомнения начинают визгливо заглушаться, причём наряду с "представителями научного сообщества" в дело вступают "популяризаторы науки" и "общественные активисты", у которых научная подготовка слабее, зато гораздо лучше развита способность визжать. Тем временем, образовавшиеся кое-где "горы трупов" производят впечатление на многие правительства, - и они, поначалу не делавшие вообще ничего, начинают вводить "жесткие карантины", резко останавливающие экономическую жизнь и делающие существование широкой массы нормальных обывателей неблагополучным. Однако болезнь, несмотря на "жесткие карантины" и прочие "меры сдерживания" (подробности - ниже), продолжает распространяться. "Показатель летальности" становится всё более неопределённым, но "популяризаторы науки" и "общественные активисты" продолжают визжать, из-за чего нормальная научная дискуссия становится невозможной (научные доводы в защиту первоначальной версии тоже тонут в сопутствующем визге)... но вопросы остаются, а разрушенное благополучие массы нормальных обывателей создаёт для них ещё и массовую социальную базу. Тем временем появляются данные, что и без "жестких карантинов" благополучию нормальных обывателей угрожали нарастающие кризисные явления в экономике, - которые, соответственно, продолжают нарастать, усугубляя дело.

Прежде, чем двигаться дальше, приведу один пример упомянутого выше «активистского визга», просто чтобы не быть голословным. Видный агитатор и пропагандист Семин, полагаю, в представлениях не нуждается. В связи с «коронавирусным кризисом» с ним частенько случается нечто, внешне напоминающее припадок, — и припадки эти с каждым разом становятся всё тяжелее и тяжелее. Несколько дней назад, например, он поделился с общественностью ценным соображением: «Надеюсь, стихнут голоса дегенератов, продолжающих настаивать на том, что "это просто грипп"  https://ria.ru/20200425/1570564319.html»сё, это вот получилась такая законченная мысль). По ссылке читатели могли ознакомиться с новостью: «Источник в Русской православной церкви подтвердил РИА Новости информацию о кончине клирика Богоявленского кафедрального собора в Елохове протодиакона Евгения Трофимова. Ранее в СМИ появилась информация о кончине клирика Богоявленского кафедрального собора в Елохове протодиакона Евгения Трофимова. "Это правда", - сказал РИА Новости источник. Предположительно, причиной смерти стала коронавирусная инфекция. 21 апреля от коронавируса скончался настоятель Елоховского собора протоиерей Александр Агейкин. В январе 2020 года на 95-м году жизни умер почетный настоятель Елоховского собора протопресвитер Матфей Стаднюк», — а каким образом эта информация должны была заставить упомянутых «дегенератов» пересмотреть свои взгляды или, по меньшей мере, усомниться в них, известно только одному агитатору и пропагандисту Семину.

Вот из этого всего, собственно говоря, и вырастает нынешний "коронавирусный скептицизм" в различных его разновидностях: от тех, которые вообще-то признают опасность "китайского коронавируса" для людей, но отговариваются от этого с помощью идиотских формул наподобие "не опаснее гриппа" (являющихся идиотскими просто в силу того, что и "китайский коронавирус", и "обычный грипп" убивают людей не спустившись с небес во всеоружии "статистической значимости" и случайным образом поразив какую-то долю землян, а в силу того, что определённый вирус сталкивается с человеческим телом, находящимся в определённом состоянии, и необходимо действует на него... и то, что это происходит более-менее "редко", не делает менее ужасной судьбу тех, кто "попал в статистические исключения", а попасть в них, при определённых условиях, может ЛЮБОЙ человек), - до тех, которые отрицают само существование болезни. Его появление является необходимым следствием столкновения современного буржуазного общества с "китайским коронавирусом", - и в том случае, если сам "мировой вирусный кризис" является, целиком или отчасти, следствием какого-либо заговора некоторых групп империалистической буржуазии (это вполне возможно), то... возникновение "корона-скептицизма", скорее всего, является если не частью заговора, то, во всяком случае, его заранее просчитаннымжелательным для заговорщиков) последствием.

Дальнейшее развитие "корона-скептицизма" связано с работой "противоэпидемических мер", важнейшей из которых стал "жесткий карантин". В качестве образца можно рассматривать Германию; 23 марта там был введён "жесткий карантин", экономическая и общественная жизнь остановилась настолько, насколько их вообще можно остановить. К тому времени там, насколько известно, был выявлен 32991 случай заражения "китайским коронавирусом"; к 7 апреля, спустя две недели, - когда должно было "всплыть" подавляющее большинство заражений, которые случились в последние дни перед "остановкой общения", - заражённых оказалось 107663. Через три недели, по итогам дня 28 апреля, заражённых в Германии было 161539 человек. Казалось бы, "карантин сработал", но... 23 марта произошла "остановка общества"; к 7 апреля "всплыли" все случаи заражения, произошедшие перед "остановкой"; немцы, по жизни являющиеся весьма "дисциплинированной нацией", были напуганы и строго соблюдали все рекомендации своего начальства, - но, несмотря на то, что большинство носителей заразы уже было "заперто", в условиях "жесткого карантина" заразились свыше 40 тысяч человек. Один "средний" носитель заразы, "по статистике", заражал меньше одного человека, и германское буржуазное начальство, "успокоившись", начало снимать "жесткий карантин"... но в условиях, когда подавляющее большинство "средних" носителей заразы было "заперто", сколько людей заражал и продолжает заражать один "свободный" носитель заразы? Этот вопрос "современная наука" почему-то предпочла и предпочитает не исследовать.

А вот - Швеция. "Жесткий карантин" там не вводился вообще, шведское буржуазное начальство, несмотря ни на что, стойко продолжало ограничиваться рекомендациями. В итоге, с 4 марта по 1 мая нынешнего года в Швеции заразились "китайским коронавирусом" 21520 человек. Шведский опыт стал нынче, по вполне понятным причинам, предметом "жесткой критики". В рамках этой "жесткой критики" указывается на большое количество заражённых "на один миллион жителей", низкую плотность населения скандинавского государства, достаточно большое число смертных случаев. Всё это выглядит убедительно... но, на самом деле, является полнейшей чушью. Потому как, насколько известно, вирусы, включая и "китайский коронавирус", в отличие от "современных учёных", не ориентируются на демографическую статистику; они просто поражают людей, и если в стране с большим населением они наносят "сравнительно небольшой ущерб", то это никак не помешает им выкосить страну, где людей живёт немного. Если в условиях "жесткого карантина" болезнь за три недели "дотянулась" до 40 тысяч "бдительных немцев", - то ей ровно ничто не мешало "дотянуться" до хотя бы такого же количества "расслабленных шведов", десяти с лишним миллионов общего скандинавского населения для этого вполне достаточно. Что же касается плотности населения, то по этому показателю Швеция, конечно, очень сильно уступает Германии, но... плотность населения Германии - 233 человека на квадратный километр территории, а в столичной шведской Стокгольмской агломерации этот показатель составляет 337 человек на ту же единицу площади; да, там живёт "всего-то" два с небольшим миллиона людей, но "китайский коронавирус" вряд ли об этом осведомлён... тем не менее, заражённые в Стокгольме есть, а вот ни "итальянских" (207428 заражённых к 1 мая; 28236 умерших), ни даже "немецких" (164777 заражённых к тому же дню; 6736 умерших) показателей, почему-то, нет, умерших на всю Швецию - 2653 человека. И это - то, что "китайский коронавирус" не выкашивает население там, где должен бы выкашивать, то есть в местах с "большой скученностью людей" и отсутствием "жестких противоэпидемических мер", - вовсе не является шведской особенностью; почему-то то же самое происходит в трущобах индийского Мумбая, а что касается "постсоветского пространства", то в скандально "расслабленной"  Беларуси (плотность населения - 48 человек на квадратный километр) к 1 мая нынешнего года было 14917 заражённых (первые больные появились ещё в начале марта), в то время как в России (плотность населения - 9 человек на квадратный километр), которая с 30 марта сидит в "режиме самоизоляции", только с 14 апреля по 1 мая нынешнего года количество заражённых увеличилось с 24490 человек до 114431 человека, более чем в четыре раза, почти на 90 тысяч человек. Очень может быть, что слуги минского "Бацьки" занижают статистику, - вот только есть все основания полагать, что "путинская статистика" занимается ровно тем же, причём (поскольку речь идёт об одном "культурном пространстве") в сопоставимых объёмах.

Тут, к слову, стоит сказать ещё об одной распространённой "противоэпидемической мере", которая, пожалуй, не имеет прямого отношения к возникновению и развитию "корона-скептицизма", но является наглядным проявлением "статистического кретинизма" современного общества. Речь идёт о ношении "защитных масок". Практика показала, что данное "противоэпидемическое орудие" не предотвращает не только заражение "китайским коронавирусом", но и распространение заразы от уже заболевших людей. Однако между ношением масок и "не-заражением" существует устойчивая статистическая связь (ссылок не даю, в Интернете подобный "статистический" хлам отыскивается без труда), объясняющаяся, главным образом, тем, что в "спокойные времена" среди носящих маски встречается статистически больше осторожных людей, которые принимают и другие меры для того, чтобы не заболеть... а в "эпидемическую пору" обязательное ношение масок вводится вместе с другими мерами, некоторые из которых, по статистике, помогают сдерживать заразу. Поскольку же устойчивые статистические связи в современном обществе являются предметом поклонения, то не приходится удивляться, в частности, тому, что в российских регионах теперь вводится "масочный режим", дотянувшийся уже и до Московской области. В связи с этим я Вас, товарищ Читатель, разумеется, не призываю не носить "намордник" (особенно если начальство требует); просто не рассчитывайте на то, что он Вас защитит, внимательно изучите правила ношения (если совсем кратко, надо, чтобы маска закрывала лицо от подбородка до переносицы)... ну и (это уже исходя из личного опыта) потренируйтесь носить маску дома, чтобы руки перестали тянуться к лицу, — прикосновения к лицу могут способствовать распространению заразы.

В заключение стоит упомянуть о том, откуда взялся "статистический кретинизм" в современном обществе и, в частности, в современном российском обществе. Корни его, само собой, уходят в позапрошлый век, когда появилась философия позитивизма, - но в сложившимся виде он появился гораздо позже, во второй половине прошлого века. В Советском Союзе его внедрение в общественную жизнь связано с деятельностью выдающегося советского математика Колмогорова... математиком он был выдающимся и даровитым, но, к сожалению, оказался на управленческих должностях, а к управленческой работе был, мягко говоря, неспособен, - и, что хуже, неспособен был эту свою неспособность признать. В итоге "модернизации" математического образования в Советском Союзе, состоявшейся под его руководством, это самое математическое образование, по существу, было уничтожено. Другой выдающийся советский математик Понтрягин (тоже, вообще говоря, не очень хороший человек, не сильно любивший Советскую власть... но нужно обратить внимание на сущность его замечаний) по этому поводу отмечал:

"Руководство Отделением математики АН СССР рекомендовало для работы по модернизации академика А. Н. Колмогорова, который играл в модернизации руководящую роль. Поэтому ответственность за трагические события в средней школе в значительной степени лежит на нём. Математические взгляды А. Н. Колмогорова, его профессиональные навыки и человеческий характер неблагоприятным образом отразились на преподавании. Ущерб, причинённый развалом преподавания математики в советской средней школе, может быть сравнен по своему значению с тем ущербом, который мог бы быть причинён огромной общегосударственной диверсией. Основное содержание модернизации заключалось в том, что в школьную математику внедрялась теоретико-множественная идеология, чуждая нормально мыслящему школьнику, склонному к практическому применению полученных в школе знаний, интересная лишь для школьников с извращённым мышлением. Кроме того, в программу были введены элементы математического анализа и метода координат (...) Внедрение теоретико-множественной идеологии в школьную математику, несомненно, соответствовало вкусам А. Н. Колмогорова. Но само это внедрение, я думаю, уже не находилось под его контролем. Оно было перепоручено другим лицам, малоквалифицированным и недобросовестным. Здесь сказалась черта характера Колмогорова. С охотой принимаясь за новое дело, Колмогоров очень быстро охладевал к нему и перепоручал его другим лицам. При написании новых учебников, по-видимому, произошло именно это. Составленные в описанном стиле учебники печатались миллионными тиражами и направлялись в школы без всякой проверки Отделением математики АН СССР. Эту работу осуществляли под руководством Колмогорова методисты Министерства просвещения СССР и Академии педагогических наук. Жалобы школьников и учителей безжалостно отвергались бюрократическим аппаратом министерства и Академии педагогических наук. Старые опытные учителя в значительной степени были разогнаны. Этот разгром среднего математического образования продолжался более 15 лет, прежде чем он был замечен в конце 1977 года руководящими математиками Отделения математики АН СССР. Ответственность за происшедшее лежит, конечно, не только на одном А. Н. Колмогорове, Министерствах и Академии педагогических наук, но также и на Отделении математики, которое, поручив Колмогорову ответственную работу, совсем не интересовалось тем, как она осуществляется. После того как катастрофа была замечена и начал намечаться отпор происходящему, лица, каким-то образом заинтересованные в том, чтобы разгром продолжался, стали сопротивляться. В телевизионной передаче «Сегодня в мире» я сам слышал выступление комментатора В. Зорина, в котором он сообщал, что среднее математическое образование в Советском Союзе поставлено очень хорошо и что ему даётся высокая положительная оценка печатью Соединённых Штатов. Это было уже в самом конце 70-х годов. Нет сомнений, что похвала врагов есть дурной признак. Стоит заметить, что сам А. Н. Колмогоров в это время получил Государственную премию Израиля. Возможно, там высоко оценили тот разгром, происходящий в средней школе Советского Союза (...) Ещё одной чертой колмогоровского характера, которая могла помешать успешному проведению улучшения преподавания, является отсутствие у Колмогорова чувства реальности (...) Столь же нереалистическая идея, совершенно не учитывающая интересы людей, была высказана Колмогоровым во время войны по поводу опасности, грозящей деревянной части Москвы от немецких зажигательных бомб. Колмогоров считал, что немцы сумеют поджечь всю деревянную Москву, и для предотвращения этого бедствия предлагал сломать все деревянные дома, а жителей переселить в квартиры ранее эвакуированных граждан"

Надо отметить, что во всём "цивилизованном мире", - как отмечает тот же Понтрягин, - примерно в то же время происходило примерно то же самое: "Это теоретико-множественное бедствие постигло преподавание математики в средней школе не только в Советском Союзе. Я знаю о том, что такое же явление произошло во Франции, в Англии, в Соединённых Штатах и, вероятно, во многих других странах". В конце 70-ых годов в СССР часть "математической общественности" попыталась исправить навороченное Колмогоровым и его помощниками; она получила поддержку со стороны советского правительства и неординарного ректора МГУ Логунова (он был настолько неординарный, что отважился "бодаться" с Эйнштейном), - но сделать, толком, ничего не успела, потому что действия её были медленными, непоследовательными, мягкими (интеллигент интеллигента не обидит), а в СССР, тем временем, грянула "Перестройка", и в повестке дня оказались совсем другие «реформы» в области образования. Потом Советский Союз был уничтожен, ректором МГУ вместо неординарного Логунова стал очень ординарный Садовничий, для которого Колмогоров - чуть ли не кумир... в общем, математическое образование в "Новой России" осталось таким же, основанным на "идеях Колмогорова", включая и его идеи насчёт теории вероятностей и математической статистики.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded