octbol

Categories:

Путинский подход не сработал #коронавирус #covid19 #смертность #Россия #пандемия #эпидемия #медицина

Примерно с тех пор, как Россия вступила в «борьбу с пандемией коронавируса», в нашей стране достаточно широко обсуждается «шведский подход»; в отличие от большинстве стран Европы, в Швеции после объявления пандемии не вводился ни «жёсткий» (как в Германии), ни «мягкий» (как в Финляндии) карантин, — местное правительство ограничилось запретом массовых мероприятий и выдачей населению рекомендаций по поведению в новых условиях. 28 мая нынешнего года случилось «историческое» событие: путинская Россия, где под вывеской «самоизоляции» ввели «жесточайший карантин» (с запретом прогулок), «обогнала» Швецию по количеству людей, официально умерших от коронавируса, число умерших россиян достигло 4374, в то время как в Швеции к тому же времени скончались 4350 человек. В связи с этим, — и в связи с тем, разумеется, что во время «борьбы с пандемией» путинские пропагандисты орали о том, что «Шведский подход не сработал», — я решил пофантазировать и представить, как бы выглядел репортаж о «покорении шведского рубежа» на путинском телевидении, если бы оно, вдруг, стало независимым. Когда (и если) Вы, товарищ Читатель, будете это читать, — представляйте, пожалуйста, что получившийся текст оглашает в эфире «России 1» маэстро Дмитрий Киселев. Ну, а если фантазии на тему сладострастной некрофилии Вам совсем противны, — тогда переходите сразу к последнему абзацу.

Трупов больше, чем во всей Африке, — таков пока результат эффективного подхода к борьбе с пандемией коронавирусной инфекции, разработанного и примененного Президентом Путиным. Основной очаг эпидемии — Москва; 70% погибших в столице — люди старше 65 лет. А ведь именно здоровье людей старшего поколения провозглашено приоритетом в путинской стратегии по борьбе с заразой. Путин и руководитель Оперативного штаба по борьбе с распространением коронавируса Собянин пока не признали, что с задачей не справились, — но будем откровенны: похвалиться национальному лидеру и мэру Москвы пока нечем. Сообщения о вспышках коронавирусной инфекции в российских домах престарелых идут одно за другим, в общей сложности проникновение заразы допущено в 197 учреждений такого типа.

В конце января нынешнего года российское правительство признало коронавирусную инфекцию болезнью, по опасности сопоставимой с чумой, холерой и лепрой; к концу мая общее число заразившихся в России превысило 400 тысяч человек; и это — только выявленные случаи... мэр Москвы Собянин, — он же, по совместительству, руководитель Оперативного штаба по борьбе с распространением инфекции, — хвастается, что в Москве, где официально проживает 12 с половиной миллиона человек, а неофициально все 20, ещё болеют или уже переболели «на всех москвичей 14 процентов людей», то есть явно больше миллиона человек; доля заразившихся сопоставима с испанским Мадридом, где произошла катастрофа. Противоэпидемическая работа провалена; единственный итог усилий правительства и «Оперативного штаба» — срыв формирования у москвичей «коллективного иммунитета».

Попытка снизить нагрузку на систему здравоохранения обернулась тем, что почти половина врачей, работающих с больными коронавирусом, оказалась на грани психологического срыва. По заявлениям официальных лиц, доходит до того, что из-за нервного напряжения медики «перестают уделять внимание правильному ношению средств индивидуальной защиты». Число погибших медицинских работников, по официальным данным — больше сотни. При этом, количество вылеченных в России — меньше, чем в США и Бразилии, где болезнь распространилась в ещё более катастрофических масштабах. Медицинское просвещение же достигло таких высот, что по итогам работы его аппарата «четверть россиян считает эпидемию коронавируса выдумкой».

Экономика летит в пропасть: в апреле валовой внутренний продукт снизился на 12% в годовом выражении, число обратившихся в службы занятости из-за потери работы превысило 2 миллиона, в общей сложности официальная статистика насчитывает свыше 4 миллионов безработных. Регионы обзаводятся собственными армиями. Национальный лидер поначалу зачем-то лично пошёл в реанимационную зону, — видимо, хотел помочь врачам работать, да ничего хорошего из этого не вышло, — а после сбежал из Москвы; теперь появляется в городе изредка и шныряет около Кремля.

Вот примерно такой репортаж об «успешном российском опыте борьбы с коронавирусом» мог бы получиться у путинского пропагандиста Киселева, если бы он почему-то задался целью «замочить» режим, которому служит. В качестве некоторого пояснения нужно указать, что в пресловутом «шведском подходе» надо различать подход к борьбе с распространением заразы и подход к лечению заболевших. Шведский подход к борьбе с распространением «китайского коронавируса» оправдывается: заражённых там значительно меньше, чем в России и многих европейских странах, где вводился «жесткий карантин»; их больше «на миллион человек населения», — но лишь потому, что всё население Швеции чуть больше 10 миллионов человек, а болезни, так уж получается, поражают людей квантово, и даже в самых малонаселённых государствах, из-за своей природы, не могут поразить меньше одного человека. Путинским пропагандистам, жонглирующим «показателями на миллион населения», надо бы честно говорить вначале, что жизнь одного россиянина (которых больше 140 миллионов) для них является в десять с лишним раз менее «ценной», чем жизнь одного шведа (которых всего 10 миллионов). Что же касается шведского подхода к лечению заболевших коронавирусом, то... его нельзя назвать неправильным, потому что он, видимо, соответствует истинным целям тамошнего буржуазного начальства, но человечности этот подход лишён начисто. Подавляющее большинство умерших от коронавируса в Швеции — люди старше 70 лет, значительная часть — люди старше 90 лет; тем не менее, они вполне могли бы прожить дольше (Швеция, к слову, является одним из немногих государств, где в «эпоху пандемии» существенно выросло общее количество смертей, по сравнению со «средними показателями»... правда, рост оказался «на уровне эпидемии гриппа»), если бы не «лечение», состоявшее в том, что заболевших стариков оставляли дома и поили морфием. Шведские «социал-демократы» просто-напросто «оптимизировали нагрузку на бюджет» под прикрытием «борьбы с пандемией»; подобным образом «оптимизировать население» Швеции им, надо сказать, не впервой. Впрочем, сравнивать их «достижения» с «прорывами» Путина и Собянина некорректно: в Швеции, как и в большинстве стран мира, в соответствии с указаниями «Всемирной организации здравоохранения» в статистику «умерших от коронавируса» включаются все умершие, у которых коронавирус диагностировали или заподозрили, - в России же стали устанавливать причину смерти; такой подход как бы более научен (хотя на деле происходит манипуляция, в число «умерших от коронавируса» включают пациентов с «похожей клинической картиной» и тех, на чью смерть коронавирус как-то «повлиял»); ВОЗ, которую американский президент Трамп лишил финансирования, российскую «инновацию» одобрила, дабы не лишиться поступлений ещё и из Москвы; однако для того, чтобы сопоставлять «достижения российского здравоохранения» с тем, что получилось в других странах, к официальной статистике надо добавить ещё, по меньшей мере, 1038 тех, «кто умер, будучи заражен коронавирусом,— но от другого заболевания» только в нынешнем апреле (а в мае умерших было больше). Впрочем, даже без них путинская Россия по числу умерших от «китайского коронавируса» обогнала уже не только Швецию, но и Китай. К слову, Бразилию и Перу, где сейчас происходят «коронавирусные катастрофы», при «международных сопоставлениях» вообще следует «дисквалифицировать», по очень простой причине: май в Южном полушарии — это как ноябрь в Северном.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded