octbol

Categories:

#Путин и "Империя Зла" #24июня #Парад #Война #Победа #Победа75 #уроки #СССР #сионизм #вирус #Запад

Раздумывал, о чём сегодня, по случаю очередного нерабочего дня с сохранением заработной платы, следует написать, — о нашумевшей «программной» статье российского президента для американского журнала, или же о том, как означенный современный политический деятель победил по очкам «заразу коронавирусную». Размышления привели меня к выводу, что о блестящих победах на «антивирусном фронте» ещё будет время рассказать, а вот о «программной статье» надо говорить именно сегодня. Впрочем, о «борьбе с пандемией» несколько слов всё-таки скажу, — но только в связи со смыслом сегодняшнего нерабочего дня.

Дело в том, что достижения российского «национального лидера» как вирусолога ближе к «перенесённому Дню Победы» стали приобретать какой-то зловещий символизм. Накануне 22 июня Россия, усилиями всех причастных, вошла в одну (прошу прощения за такое выражение) «весовую категорию» с Германией по количеству «официальных» умерших: к 22 июня в РФ насчитывалось 8206 умерших, в ФРГ — 8899. Ну, а перед этим путинская система здравоохранения, столь успешно выявляющая больных, позволила России осуществить экспорт «китайского коронавируса» не только в Китай, но и в Монголию, являвшуюся (наряду с тогда независимой Тувой) в военные и предвоенные годы самой ближайшей союзницей СССР; к счастью, в Монголии от «китайского коронавируса» пока никто не умер, но по сей день «российский экспорт» составляет свыше четверти от всех случаев заболевания на территории данной страны, а в какой-то момент давал даже больше половины всех случаев. Кроме того, путинская Россия «поделилась заразой» и с Южной Кореей, где с «китайским коронавирусом» борются довольно успешно; 75 лет назад россияне в составе Красной Армии несли корейцам освобождение от японских захватчиков, а теперь... о случаях «вирусного экспорта» в Северную Корею пока, к счастью, сообщений нет, но учитывая, сколько северокорейских рабочих трудятся в России, ничего удивительного не было бы и в них. В свете всего этого уже не удивляют сообщения вроде: «Отправленных на парад Победы в Москву белорусских солдат поразил коронавирус», — а вот «объяснения», что-де «они приехали уже такие», поступающие от белорусской «либеральной оппозиции», на поверку оказавшейся содержанкой «Газпрома», совершенно не вызывают доверия.

«Вирусное» вступление получилось, пожалуй, длинноватым, но без него обойтись, как мне представляется, было нельзя. А теперь, собственно, к «программной статье», перевод которой обнародован правительственной «Российской газетой». Она делится на две неравные части: про «внешнюю политику» (существенно больше) и про «внутреннюю политику» (существенно меньше), каждая из которых, в свою очередь, состоит из того, о чём сказано, и (неявно, разумеется) того, о чём не сказано. При обсуждении «внешнеполитической» составляющей я скажу кое-что о несказанном, а вот по «внутриполитической» сосредоточусь именно на сказанном (там, в общем-то, совсем немного, и всё по сути).

Во «внешнеполитической» части своей статьи российский «национальный лидер» без крупных ляпов (мелкие если и есть, то выискивать не буду) описывает обстановку, сложившуюся в мире между двумя мировыми войнами прошлого века. Изложение, естественно, ведётся с буржуазной точки зрения, — самого по себе указания на это будет мало. Изложена не буржуазная точка зрения «вообще», а вполне определённая, именно — точка зрения «англосаксонского» капитала, империалистов Великобритании и США. У них, правда, точек зрения на события середины прошлого века тоже несколько, и изложенную можно назвать «умеренной» (противостоящая ей «неистовая» заключается в том, что «Гитлер и Сталин одинаковые злодеи»), тем не менее...

Рузвельт и Черчилль (вообще, забавно то, с каким глубоким уважением российская общественность относится к этому неудачнику, долгосрочным следствием политики которого стали распад Британской колониальной империи и фактическая утрата Великобританией национальной независимости, которую англичане с большим трудом возвращают себе только сейчас) неслучайно подаются в «программной статье», как безусловные авторитеты. Для проводившейся «англосаксонскими» империалистами политики «умиротворения агрессора», для их попыток «развернуть на Восток» гитлеровскую военную машину, у «исследователя» неслучайно не находится иных объяснений, кроме «парадоксальности» («Именно национальное унижение сформировало питательную среду для радикальных и реваншистских настроений в Германии. Нацисты умело играли на этих чувствах, строили свою пропаганду, обещая избавить Германию от наследия Версаля, восстановить ее былое могущество, а по сути, толкали немецкий народ к новой войне. Парадоксально, но этому прямо или косвенно способствовали западные государства, прежде всего Великобритания и США. Их финансовые и промышленные круги весьма активно вкладывали капиталы в немецкие фабрики и заводы, выпускавшие продукцию военного назначения. А среди аристократии и политического истеблишмента было немало сторонников радикальных, крайне правых, националистических движений, набиравших силу и в Германии, и в Европе»), — ведь нельзя же, поминая о «так называемом Антикоминтерновском пакте», допустить даже намёк на то, что антикоминтерновские мотивы были и у «западных государств», что их хозяев объединяла с Гитлером ненависть к мировому коммунистическому движению и Советскому Союзу, как его оплоту. Впрочем, некий «нехороший намёк» отважный «национальный лидер России» себе, всё-таки, позволил: «Среди ответственных дальновидных политиков выделялся У.Черчилль, который, несмотря на известную антипатию к СССР, и ранее выступал за сотрудничество с ним», — но больше нельзя.

Неслучайно и то, что ублюдочность «Версальской системы», выстроенной американскими, британскими и французскими империалистами после Первой Мировой войны, «национальный лидер России» сводит исключительно к «ограблению Германии», которая, всё-таки, развязала и проиграла войну: «Еще раз напомню очевидную вещь. Глубинные причины Второй мировой войны во многом вытекают из решений, принятых по итогам Первой мировой. Версальский договор стал для Германии символом глубокой несправедливости. Фактически речь шла об ограблении страны, которая обязана была выплатить западным союзникам огромные репарации, истощавшие ее экономику». А ведь это — далеко не вся правда; спору нет, «национальное унижение сформировало питательную среду для радикальных и реваншистских настроений в Германии», — но откуда же взялись «радикальные и реваншистские настроения» в Италии и Японии, державах «Антанты», державах-победительницах Первой Мировой войны, ставших, тем не менее, партнерами Германии по «Антикоминтерновскому пакту»? То, что по итогам Первой Мировой от американцев и их союзников (после вступления США в войну внутреннее положение в «Антанте» быстро стало именно таким) Италия не получила ничего, а Япония почти ничего, — тайной не является... но если сказать об этом лишний раз, то не только американские капиталисты осерчают, но и поползёт многие годы тщательно выстраиваемая путинскими пропагандистами концепция «украденной большевиками Победы» и «большевистского предательства союзников» (с которыми у большевиков, правда, никаких договорённостей не было, но, согласно концепции, всякое российское правительство было обязано воевать за интересы американских, британских и французских империалистов несмотря ни на что).

Совсем осерчать «западные» империалисты могли, если бы «национальный лидер России», пользуясь случаем, напомнил о том, что во время первой мировой схватки «юнкерского» и «фермерского»  империалистических блоков одним из столпов первого была Османская империя, а вот во время Второй Мировой войны Турция хоть и стала «страной-наблюдателем» при «Антикоминтерновском пакте», но в схватку не вступила. Положение Турции после Первой Мировой создавало «для радикальных и реваншистских настроений» лишь чуть менее питательную почву, — но этого чуть менее хватило для того, чтобы у Второй Мировой войны, наряду с Европейским, Дальневосточным и Африканским, не возник ещё и полнокровный Ближневосточный театр военных действий. Большую роль в этом, по правде говоря, сыграли усилия американской дипломатии, но ей было бы попросту не с чем работать, если бы Советская Россия не оказала Турции помощь в её национально-освободительной войне, если бы правительство Ленина не заключило с «кемалистами» Договор о дружбе и братстве (прекрасно зная, что «кемалисты» коммунистам, мягко говоря, совсем не друзья). 

Однако Ленина хвалить нельзя, да и, рассуждая о ближневосточных событиях, пришлось бы ведь сказать, что Турция могла бы попортить кровь британцам, а так их основным противником на этом «военном театре» стал «правый» сионизм в лице, например, организации «ЛЕХИ», известной ещё, как «банда Штерна». Ещё до войны «правые» сионисты наладили взаимовыгодное сотрудничество с Гитлером и его приспешниками (оно помогло спасти жизни нескольких тысяч состоятельных европейских евреев и, способствуя усилению «Третьего Рейха», ускорило гибель нескольких сотен тысяч их не столь состоятельных соплеменников), во время войны предложили нацистам союз, а когда это предложение было отвергнуто, — по собственному почину развернули против британских чиновников и военных в Палестине террористическую войну («С 1940 по 1942 год «Лехи» под руководством Штерна боролось с англичанами методами индивидуального террора. Организация открыто призывала изгнать англичан из Палестины и воссоздать Еврейское государство — чем скорее, тем лучше (...) Начиная с осени 1942 и до 1944 года, «Лехи» осуществил много операций, используя в основном — как и раньше — индивидуальный террор. Поворотной точкой стало 6 ноября 1944 года, когда было совершено покушение на члена британского правительства лорда Мойна (...) «Лехи» была сравнительно небольшой организацией и насчитывала от 800 до 1000 участников. Несмотря на малочисленность, она совершила множество терактов как против арабов, так и (главным образом) против Великобритании. «Лехи» атаковала английские военные пункты и минировала полицейские автомобили»). Справедливо замечая, что: «Такие "деятели", как Петен, Квислинг, Власов, Бандера, их приспешники и последователи, хоть и рядились в одежды борцов за национальную независимость или свободу от коммунизма, являются предателями и палачами», — «национальный лидер России» мог бы добавить к перечисленным и имя Штерна... это могло изящно уравновесить «польский крен» статьи, но тут осерчали бы уже определённые политические силы в современном Израиле, а обижать их для «национального лидера России» совершенно недопустимо.

Всё вышесказанное, однако, — это присказка. Впрочем, необходимая: надо было показать, как бережно «национальный лидер России» относится к чувствам своих «западных» читателей, особенно влиятельных и высокопоставленных. И вот теперь, наконец, — самое главное. Рассказывая о том, как складывались взаимоотношения Советского Союза с другими государствами в преддверии Второй Мировой войны, какого было место СССР в тогдашнем мире, «национальный лидер России», разумеется, не мог совсем ничего не сказать о том, каков был СССР внутренне, чем было Советское государство само по себе. Он, однако, старался говорить об этом как можно меньше... и это хорошо. Как уже отмечалось, в итоге получилось коротко и по сути. Тут даже пояснений особых не требуется, достаточно выдержек. 

Раз: «Сталин и его окружение заслуживают многих справедливых обвинений. Мы помним и о преступлениях режима против собственного народа, и об ужасах массовых репрессий. Повторю: советских руководителей можно упрекать во многом, но не в отсутствии понимания характера внешних угроз». 

Два: «Конечно, в период этой страшной, кровопролитной войны некоторыми людьми овладевали страх, растерянность, отчаяние. Имели место предательство и дезертирство. Давали о себе знать жестокие разломы, порожденные революцией и Гражданской войной, нигилизм, издевательское отношение к национальной истории, традициям, вере, которые пытались насаждать большевики, особенно в первые годы после прихода к власти», — никаких иных причин у предательства и дезертирства, согласно статье, не было, только естественная человеческая «растерянность» да «жестокие разломы», вызванные «издевательским отношением большевиков»... «белогвардейцы» и прочие враги Советской власти, даже самые твердолобые и непримиримые, ни в чём не виноваты.

Три: «По поводу заключенного тогда Договора о ненападении сейчас много разговоров и претензий именно в адрес современной России. Да, Россия - правопреемница СССР, и советский период - со всеми его триумфами и трагедиями - неотъемлемая часть нашей тысячелетней истории. Но напомню также, что Советский Союз дал правовую и моральную оценку т.н. пакту Молотова - Риббентропа. В постановлении Верховного Совета от 24 декабря 1989 года официально осуждены секретные протоколы как "акт личной власти", никак не отражавший "волю советского народа, который не несет ответственности за этот сговор"».

И общий вывод, для совсем уж непонятливых: «Поэтому нечестно утверждать, что двухдневный визит в Москву нацистского министра иностранных дел Риббентропа - главная причина, породившая Вторую мировую войну. Все ведущие страны в той или иной степени несут свою долю вины за ее начало. Каждая совершала непоправимые ошибки, самонадеянно полагая, что можно обхитрить других, обеспечить себе односторонние преимущества или остаться в стороне от надвигающейся мировой беды. И за такую недальновидность, за отказ от создания системы коллективной безопасности платить пришлось миллионами жизней, колоссальными утратами». 

Ну, а упорство советских воинов в боях и их Победа — это, само собой разумеется, никоим образом не следствие социальных и экономических достижений Советского государства, вовсе нет:  «Для меня и моих сверстников важно, чтобы наши дети, внуки, правнуки понимали, через какие испытания и муки прошли их предки. Как, почему смогли выстоять и победить. Откуда взялась их поистине железная сила духа, которая удивляла и восхищала весь мир? Да, они защищали свой дом, детей, близких, семью. Но всех объединяла любовь к Родине, к Отечеству. Это глубинное, личностное чувство во всей своей полноте отражено в самой сути нашего народа и стало одним из определяющих в его героической, жертвенной борьбе против нацистов (...) Но общий настрой советских граждан и наших соотечественников, оказавшихся за рубежом, был другим - сберечь, спасти Родину. Это был настоящий, неудержимый порыв. Люди искали опору в истинных патриотических ценностях». Хотя можно допустить, что тут «национальный лидер России» просто не понимает: «Тяжелейшие военные поражения 1941 года поставили страну на грань катастрофы. Восстанавливать боеспособность, управляемость пришлось чрезвычайными методами, всеобщей мобилизацией, напряжением всех сил государства и народа. Уже летом 41-го под огнем врага началась эвакуация на восток страны миллионов граждан, сотен заводов и производств. В кратчайшие сроки в тылу был налажен выпуск оружия и боеприпасов, которые стали поступать на фронт в первую же военную зиму, а к 1943 году - превышены показатели военного производства Германии и ее союзников. За полтора года советские люди совершили то, что казалось невозможным. И на фронте, и в тылу. И до сих пор трудно осознать, понять, представить, каких невероятных усилий, мужества, самоотверженности потребовали эти величайшие достижения», — вот ему трудно понять (и всё тут), что для того, чтобы превысить показатели военного производства Германии и ее союзников, советским людям и их государству, их руководству, нужно было не только «напрягать все силы» во время войны (на голой земле, пусть даже это и русская земля, сколько ни напрягай все силы, развитую промышленность за два года не построишь), но и провести большую подготовительную работу, разумно и целесообразно распределяя ресурсы, вкладывая достаточные средства в воспитание и подготовку людей, которые будут сражаться и строить... выявляя и уничтожая изменников и предателей, между прочим.

В переводе с «языка государствообразующего народа» (многонационального) на обычный русский всё это означает примерно (точно перевести с многонационального на русский не так уж просто) следующее: предвоенный Советский Союз являлся Империей Зла, правительство которой постоянно совершало преступления против собственного народа, и несёт свою долю вины за развязывание Второй Мировой войны, — но в этом виноват не только он (у «западных» капиталистов тоже рыльце в пушку), а мы, русские капиталисты, прибравшие к рукам «наследство» СССР, с этой Империей Зла если как и связаны, то только гражданством (не могу ещё раз не обратить внимание на эту замечательную формулировочку, «советских граждан и наших соотечественников, оказавшихся за рубежом»), мы вообще из другого СССР, который «дал правовую и моральную оценку т.н. пакту Молотова - Риббентропа», мы желаем, чтобы преступления Сталина и его клики на нас не вешали (их преступления «против Запада» не так велики, как их преступления против нас), потому что так нечестно, — таков смысл послания, с которым «национальный лидер России» обратился к «Западу» накануне «перенесенного Дня Победы».

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded