octbol

Category:

О значении "самоизоляции" теперь и после победы социализма #самоизоляция #будущее #интеллигенция

Мой текст о том, как можно было бы включить систему здравоохранения в общее дело преодоления экономического кризиса, содержал в себе изрядную долю шутки... то есть, я, разумеется, был бы совсем не против, если бы представители российского «малого и среднего бизнеса», сильно пострадавшего от «борьбы с пандемией», предъявили правительству соответствующие требования, — но надежды на это, понятное дело, никакой (просто потому, что эта публика требовать не умеет). Тем не менее, из «борьбы с пандемией» можно и нужно извлечь вполне серьёзные уроки, которые могут пригодиться в деле будущего коммунистического строительства.

Сейчас «режим самоизоляции» и сопутствующие ему меры являются мощным орудием в руках крупного капитала — орудием борьбы против общественного развития и, в конечном счёте, против общественной жизни, как таковой. Примечательно, что антиобщественные меры, принимаемые буржуазными правительствами под предлогом «борьбы с пандемией», находят полное понимание в среде левой общественности, — а сопротивление им оказывают «консервативные» и «традиционалистские» силы, включая, в частности, церковь. Данное обстоятельство заслуживает внимательного изучения, — но сейчас не об этом.

Сегодня «самоизоляция» является оружием империалистического капитала, — но это не означает, что данное оружие нельзя вырвать из рук буржуазии и обратить против неё. Социально-политический опыт «европейского карантина» и, в частности, российского «режима самоизоляции», должен быть внимательно изучен и взят на вооружение рабочим классом; пригодиться он может, в частности, при работе с интеллигенцией, — после того, как рабочий класс вновь возьмёт в свои руки политическую власть в одной или нескольких странах, что позволит ему снова развернуть коммунистическое строительство.

Извлекая уроки из печальной судьбы Советского Союза, рабочим, по всей видимости, придётся идти на уступки интеллигенции, давать интеллигентам несколько большую свободу, вплоть до, возможно, свободы политической организации, политического выступления. Эта свобода, однако, с самого начала должна быть ограничена, чтобы не погибло дело коммунистического строительства, — и вот тут-то опыт «борьбы с пандемией коронавируса» может очень пригодиться. С самого начала коммунистического строительства рабочим, пожалуй, следовало бы, — и в этом уже будет существенное отличие от Советского Союза, где всё делалось наоборот, — применить к интеллигентам меры социального разобщения. Сходные условия жизни и вытекающие из них потребности объективно и необходимо будут объединять интеллигентов в подобие общественного класса, своеобразный «класс-в-себе»... но это вовсе не значит, что рабочим нужно спокойно смотреть, как этот «класс-в-себе» будет превращаться в «класс-для-себя», обретая своё мелкобуржуазное «классовое самосознание». И сейчас капиталисты выковали орудие борьбы против этого процесса «классового становления», изобретя «режим самоизоляции».

Первые меры, которые новая пролетарская диктатура могла бы принять против «классового становления» интеллигенции, могут точь-в-точь повторять буржуазные меры «борьбы с пандемией»: введение для лиц умственного труда «режима повышенной готовности», ограничение свободы передвижения, «масочно-перчаточный режим» (маски и перчатки, разумеется, надо будет выдавать даром, в потребном количестве, но и следить за их ношением в общественных местах рабоче-крестьянской милиции придётся весьма строго), система электронных пропусков на участие в общественных мероприятиях. Но останавливаться на этом, ограничиваться этим, пытаться превратить это в «новую нормальность», ясное дело, нельзя.

Следующим ходом новой Советской власти должно будет стать исправление ошибок её погибшей предшественницы. Старая Советская власть в СССР создала профсоюзы учителей и медицинских работников, многочисленные иные профессиональные объединения и творческие союзы, — в общем, делала всё, чтобы объединить интеллигентов; по сути дела, была сделана попытка «привить интеллигентам пролетарское сознание», без учёта особенностей их общественного положения, — и это вполне закономерно привело к тому, что интеллигенты возомнили себя «пролетариатом социалистического общества», «эксплуатируемым классом при коммунистах». Новое же рабоче-крестьянское государство должно будет решительно вырвать интеллигентов из их среды; именно для разрушения этой среды, «старой нормальности» интеллигентов, и понадобится «режим самоизоляции», — из которого в своё время работников умственного труда нужно будет вывести и, соответственно, ввести в новую жизнь

«Интеллигентский коллектив» должен быть разобщён; после этого разобщённых интеллигентов надо будет вернуть в общественную жизнь и ввести в новые коллективы, — но уже не коллективы интеллигентов, а коллективы рабочих и крестьян. Интеллигенты должны будут, — с учётом, естественно, сохраняющихся особенностей их общественного положения, — «вариться» в более-менее «чистой» среде работников физического труда, производителей материальных благ. Непосредственное общение интеллигентов между собой, — всякое, — должно быть, по возможности, заменено удалённым, опосредованным; сознательные рабочие и крестьяне должны будут как можно скорее стать посредниками в этом общении, — и, тем самым, создать рабоче-крестьянский контроль над культурной жизнью общества. Не «проектный отдел» или «отделение союза писателей», а непосредственно производственный цех и колхоз должны будут стать той средой, в которой интеллигент будет работать и «крутиться» в свободное время, в которой работник умственного труда будет воспитываться.

Разумеется, совсем обойтись без общения интеллигентов между собой при коммунистическом строительстве будет нельзя; «интеллигентские коллективы» будут складываться в силу производственной необходимости — такова жизнь. Рабочие, однако, должны будут жёстко следить за тем, чтобы не возникало «массовых собраний» интеллигентов, чтобы их общение между собой не выходило за грань производственной необходимости. Интеллигентские «посиделки», вплоть до академических, должны будут смениться собраниями сознательных рабочих, в ходе которых рабочие будут обмениваться знаниями, полученными от своих подопечных интеллигентов и, в дальнейшем, с их помощью, — не отрываясь от производства; весь обмен знаниями и информацией вообще, всё «крупномасштабное» культурное общение должно будет перейти из рук интеллигентов (получающих, таким образом, возможность сосредоточиться на добыче знаний или художественном творчестве, находясь в более здоровой среде) в руки рабочих.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded