octbol

Categories:

#Карантин , #война и уровень понимания #Собянин #коронавирус #здравоохранение #дураки #Стабильность

Некоторое время назад либеральное издание «Медуза» обнародовало довольно длинную статью о том, как в Москве начиналась «борьба с пандемией коронавируса»: «Во всем виноват Собянин». Первое, что стоит о ней сказать, состоит в том, что она, — моё предположение, — насквозь лжива. Некие силы начиная с марта лепят московскому градоначальнику образ «борца с коронавирусной угрозой», для этого выдумывая чуть ли не «конфликт мэра с президентом» или, по крайней мере, «конфликт мэра с премьер-министром». Фактами это не подтверждается, — некоторые признаки небольшого разлада в «верхах» по «вирусному вопросу» появились лишь недавно, да и то произошедшее больше похоже на инсценировку, — зато слухи и домыслы плодятся вовсю. Тем не менее, некоторого внимания материал заслуживает, — поскольку, видимо, отражает уровень понимания и тех, для кого это написано (широких масс либерально настроенной интеллигенции), и тех, кто это придумывал. Подробно разбирать не буду, — остановлюсь только на паре наиболее показательных отрывков.

Первое, на что стоит обратить внимание — это «жесткие карантинные мероприятия», как их представляют себе люди этого круга:

В Москве, по словам собеседника, близкого к мэрии, Сергей Собянин настроился вводить самые жесткие ограничения — вплоть до остановки метро, ввода войск и установки комендантского часа. Об этом писали и «Ведомости», хотя сами московские чиновники официально это неоднократно отрицали. Образцом для Собянина стали карантинные меры в государствах Азии — и прежде всего в Китае; об этом рассказали несколько источников «Медузы» в Кремле, мэрии, а также близкий к правительству собеседник (...) Впрочем, прибегнуть к самым жестким мерам — например, к остановке метро или вводу войск, — Собянин так и не решился. Дело было не столько в его личной позиции, сколько в отношении федерального центра, который с опаской относился к серьезным карантинным ограничениям (...) Поначалу ограничительные меры включали в себя самоизоляцию для людей, приехавших из 11 стран, но постепенно их перечень разрастался. С 29 марта в городе ввели режим самоизоляции для всех жителей, закрылись заведения общепита, парикмахерские и непродовольственные магазины

И это — всё. Итак, «серьезные карантинные меры» — это «остановка метро», «ввод войск», «комендантский час», «самоизоляция», «закрытие заведений»... с марта месяца буржуазные СМИ, официозные и «независимые», вот именно так и описывают «жесткий карантин». И вроде бы, всё описанное, в самом деле, имеет отношение к карантину, всё это было в «государствах Азии», довольно успешно останавливавших распространение заразы, — вот только есть ещё одна незначительная составляющая, без которой всё перечисленное не имеет вообще никакого смысла

Большая советская энциклопедия, статья про то, что такое есть «карантин»: «система мероприятий, проводимых для предупреждения распространения инфекционных заболеваний из эпидемического очага и ликвидации самого очага (...) при санитарной охране территории СССР применяют карантинные мероприятия административно-санитарные (воспрещение отдельным лицам, отказавшимся от выполнения требований, предъявляемых пограничной медико-санитарной службой, въезда и выезда из пределов СССР; запрещение приёма посылок из стран, неблагополучных по некоторым карантинным заболеваниям; временное закрытие границ и т.п.) и медико-санитарные (медико-санитарный осмотр пассажиров, пересекающих границу СССР, их врачебный осмотр; изоляция больных; обсервация лиц, бывших в контакте с больным, и т.п.) (...) Карантину могут быть подвергнуты дом, общежитие, корабль, воинская часть, эшелон, населённый пункт, целые районы и местности. Для профилактики инфекционных болезней внутри страны, кроме вышеперечисленных мер, Карантин предусматривает недопущение в школу и др. детские учреждения носителей инфекции, а также соприкасающихся с инфекционными больными; выявление и изоляцию больных, бациллоносителей, ряд санитарных мер: санитарную обработку, дезинфекцию, иммунизацию и пр». «Международные медико-санитарные правила» от 2005 года: ««карантин» означает ограничение деятельности и/или отделение от других подозрительных на заражение лиц, которые не больны, или подозрительных на заражение багажа, контейнеров, перевозочных средств или товаров таким образом, чтобы предотвратить возможное распространение инфекции или контаминации».

Прекращение транспортного сообщения, остановка работы предприятий, «комендантские часы» — это вспомогательные меры, которые облегчают врачам и их помощникам поиск и изоляцию больных и подозрительных на заражение лиц. В «государствах Азии» именно так всё и происходило: в «остановившихся» городах и сёлах врачи и военно-полицейские структуры (собственно, армии и полиции тут, в силу большого числа больных без внешних признаков болезни, принадлежала ведущая роль), не оглядываясь на «права человека» (включая «неприкосновенность жилища»), всеми возможными способами выявляли заражённых, подозрительных и контактировавших с ними. Естественно, при карантине не может идти речь ни о какой «самостоятельной изоляции», — изолируют ответственные работники, которые разрабатывают и принимают меры (меры принудительного воздействия на носителей заразы и меры для перекрытия путей распространения заразы) для того, чтобы пресечь распространение заразы и, собственно, ликвидировать очаг, либо вылечив больного, либо создав условия для того, чтобы после его смерти (увы, бывает и такое) возбудитель заразы был уничтожен. Как Вы, товарищ Читатель, помните, в начале «борьбы с пандемией» я сам поддерживал «жесткие меры», — наивно полагая, что после «остановки» Москвы (и, возможно, Ленинграда и Горького... нигде больше тогда «остановка» и не требовалась) будет в разумное время проведена полноценная работа по выявлению и изоляции эпидемических очагов, будут осуществлены полноценные карантинные мероприятия.

Однако в России вообще и, в частности, в Москве этого настолько не было, что ещё в начале марта «Команда Собянина» не позволяла тем, кто, возможно, заразился, даже самим выявить себя: «Мы выполнили около 13 тысяч анализов, из них пока подтвердился только один. Просто пойти и сдать такой анализ, если тебя что-то беспокоит, не имеет никакого смысла, потому что это должен решать медик». Теперь же, в свете материала «Медузы», возникает стойкое ощущение, что люди, принадлежащие к определённым интеллигентным кругам, просто-напросто не понимают, что такое карантин и для чего он нужен, полагают, что «остановка метро», «закрытие заведений» и «самоизоляция» каким-то образом прекращают распространение заразы сами по себе. Не иначе, наряду с «духом масочного режима», в сознании людей этого круга существует ещё и «дух самоизоляции»: вот посидели все по домам добросовестно две недельки, не выбираясь на шашлыки да не шастая по церквям, — и «дух самоизоляции», приняв эту жертву, прекращает распространение заразы. Ведь «в государствах Азии» подействовало, — ну, значит и у нас подействует. А если не подействует, — тогда, видимо, объявляем «вторую волну эпидемии» и повторяем ритуал.

А второе, что заслуживает внимание, — это очередная постановка дурацкого вопроса «жизни людей или экономика». Данный дурацкий вопрос по весне вовсю ставила левая общественность, давя на то, что капиталистам надо-де «пожертвовать прибылями ради победы над пандемией», — и требуя от государства мер для того, чтобы заставить капитал думать в нужном направлении, — а о том, что пролетариям при таком раскладе тоже придётся «жертвовать прибылями», только с гораздо более тяжкими последствиями для себя, интеллигентные люди как-то не подумали. Нынче, вот, и «национальный лидер» не брезгует отвечать на вопрос о выборе между спасением жизней и спасением экономики во время кризиса и пандемии. Ну, а обслуга Собянина довела всё до... в общем, я даже не могу придумать подходящего слова, поэтому, товарищ Читатель, просто читайте:

Знакомый мэра отмечает, что именно из-за опасений сверхвысокой заболеваемости в мэрии не продумывали, в частности, серьезную помощь бизнесу. «В мэрии не понимали потери, включая летальные исходы, не понимали, кого спасать. У них был сценарий, когда будет полная жопа и они вообще не будут помогать малому и среднему бизнесу — просто денег не будет, и это с повестки уйдет. Это как война — кого надо спасать, бизнес или людей? Если бы 50 тысяч человек умерло, никто бы про ваш малый бизнес не вспоминал»

Итак, «это как война — кого надо спасать, бизнес или людей». На «военный опыт» по весне тоже ссылались частенько... да и как иначе, год-то юбилейный. По мнению лиц определённого круга, во время войны «бизнес» можно не спасать, особенно «малый», — надо думать только о возможных людских потерях. И... я не стану говорить, что таких военных руководителей, которые плевали на «бизнес», в истории не бывало. Бывали; просто история не сохранила сведений об их успехах, поскольку успехов у этих глупцов не было, ни военных, ни каких-либо иных. Руководители же поумнее, — не «великие» и «гениальные», а хотя бы просто поумнее, — всегда понимали, что разорить собственный тыл во время войны означает в скором времени получить если и не мятеж в этом самом тылу, то, во всяком случае, разорение на фронте (разорённый тыл перестанет давать фронту продукты если и не «первой необходимости», то «второй необходимости» точно) и деморализацию войска (поскольку полностью прервать сообщение между тылом и фронтом не сможет никакая военная цензура, даже самая жестокая; в любом случае, на фронт будут приходить пополнения, и новобранцы хоть что-то, да расскажут «старикам-ветеранам»). Чтобы тут долго не рассуждать, просто отмечу, что Сталин и его сподвижники во время Великой Отечественной войны не только заботились о сохранении крупных («стратегических») предприятий, но и включали в систему государственного оборонного заказа городские артели (для которых в ходе подготовки к войне, к слову, были снижены налоги). И дело тут не в гениальности Сталина, — схожие экономические мероприятия проводились, в той или иной мере, во всех воюющих государствах... потому что не только руководители Антигитлеровской коалиции, но и даже фашистские «фюреры» соображали, что во время войны собственный тыл разорять нельзя.

Во время Второй Мировой войны это понимали все... но, в силу очевидности, никто, видимо, не написал об этом в мемуарах, — потому нынешнему поколению управленцев «трудно осознать, понять, представить»... И начальники из нынешнего поколения объявляют «нерабочие дни с сохранением заработной платы» (видимо, исходя из представления о том, что прибыль создаётся не трудом рабочих, а предпринимательского талантом, который с «предпринимателями» и в рабочие дни, и в нерабочие), дабы «спасти не экономику, а жизни людей», — и потом искренне удивляются тому, что и жизни спасти не удалось, и экономика куда-то обвалилась.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded