octbol

Categories:

"Можно по-разному относиться к статистике" #Путин #коронавирус #covid19 #статистика #УСПЕХ #медицина

На уходящей неделе российский «национальный лидер» в очередной раз упустил уникальную возможность объявить минуту молчания, — и, вместо того, рассказал (что примечательно, рассказал крымским рабочим) об «успехах» своей системы здравоохранения в «борьбе с пандемией коронавируса»:

"О летальности, так называемой смертности. Это один из ключевых показателей эффективности работы медицинской системы и государства как такового. Можно по-разному относиться к статистике, но тем не менее. В странах с хорошей развитой системой здравоохранения, в богатых странах Европы, летальность 8, 10, 11, 13, в некоторых странах больше 15% - Бельгия, Великобритания. У нас - 1,5%", - сказал Путин в ходе общения с работниками ООО "Судостроительный завод "Залив", говоря о ситуации с коронавирусом

И что тут можно сказать... к статистике, в самом деле, можно относиться очень-очень по-разному. Даже вот так: «Существуют три вида лжи: ложь, наглая ложь и статистика». Соответственно, в этом с «национальным лидером» можно согласиться. А вот во всём остальном согласиться с ним невозможно, даже при очень большом желании.

То есть, конечно, в богатых странах Европы умерших от «китайского коронавируса» больше, чем в России, — но раз уж взялся рассуждать о «развитии систем здравоохранения», то следовало бы упомянуть, что, как ни странно, в небогатых странах с «так называемой смертностью» дела обстоят гораздо лучше, чем и в богатых странах Европы, и даже... в России.

Взять, например, любимый путинскими пропагандистами показатель «смертности на миллион жителей». Показатель довольно-таки пустой, об эффективности работы медицинской системы не говорит почти ничего; по нему и в Европе, и в мире лидер — Сан-Марино; умерших там 42 человека, зато «на миллион» — 1238... потому что нету в Сан-Марино миллиона населения. В России «умерших на миллион населения» к началу этой недели было 85; гораздо лучше, чем в Бельгии (845) и Великобритании (667), — но, в то же время, хуже, чем в Австрии (79) и Финляндии (59), гораздо хуже, нежели в Норвегии (47), Чехии (34), Лихтенштейне (26), Мальте (20)... это что касается более-менее богатых стран. А ведь есть ещё Венгрия (62), Сербия (55), Албания (39)... в конце концов, Беларусь (53) и Украина (35).

Что касается отношения смертных случаев к общему числу «закрытых», — то есть, собственно, «летальности», — то здесь, конечно, положение России выглядит лучше, особенно по официальной статистике. К 20 июля в России на 553602 вылеченных было 12427 умерших, то есть «летальность» порядка 2,2%. Это лишь немногим лучше, чем в Люксембурге (2,4%) и хуже, чем в Словакии (1,7%) и Лихтенштейне (1,2%)... не говоря уже о Беларуси (0,86%), — европейским лидером Россия отнюдь не является.

Если же смотреть на отношение смертных случаев к числу медицинских «закрытых случаев», то есть таких, в которых больным оказывалась интенсивная медицинская помощь (предписание «сидеть дома и пить побольше» за таковую, понятное дело, считать нельзя), то полных данных нет, а отрывочные намекают на то, что российская «летальность» составляет порядка 12%, если не больше... то есть, примерно как в богатых странах Европы, не хуже всех, но и однозначно не лучше.

Вообще, говорить об «эффективности работы медицинской системы и государства как такового», когда главы отдельных регионов в частном порядке запрашивают помощь у Объединенных Арабских Эмиратов, а попытка на показ «помочь Америке» заканчивается и вовсе позорищем: хотел «национальный лидер», в качестве «красивого жеста», отправить «в помощь Америке» российские аппараты искусственной вентиляции лёгких, лучшие в мире, а они возьми, да и начни один за другим загораться, убивая больных... и, в итоге, американцы от использования российской «гуманитарной помощи» отказались, а вскоре сами отправили в Россию «гуманитарную помощь», которая немедленно пошла в дело, — это... как-то нелепо, что ли. Что это за «эффективность работы медицинской системы и государства как такового», если сперва, «чтобы спасти людей от страшного вируса», вводится «режим нерабочих дней», ставящий народное хозяйство на грань выживания, — а затем ответственные лица с довольным видом сообщают о том, что «уровень популяционного иммунитета к вирусу сейчас составляет в России порядка 26 процентов», и их не только не сажают в тюрьму, но и даже с должностей не снимают (в связи с чем их подручные наглеют окончательно и начинают рассказывать о том, что, оказывается, «вторая волна КОВИД может обойти Россию стороной, потому что карантин соблюдало очень мало людей»)?! 

К слову... раз уж зашла речь о «так называемой смертности»... если к середине июля в России оказалось 26% переболевших, то они ведь когда-то переболели; соответственно, можно предположить, что уже в мае-июне заражённые составляли примерно четверть не только среди всего населения, но и среди всех умерших (это даже обосновать можно, — к концу июня «Команда Собянина» обнаружила иммунитет к «китайскому коронавирусу» у примерно каждого пятого москвича, при этом уже в мае заражённые составляли больше трети всех умерших, на них приходилось 5260 смертных случаев из 15713). В мае (за июнь данных пока нет), от всех причин, умерли около 173 тысяч россиян; даже если заражённые составляли не четвёртую, а «всего лишь» пятую часть умерших, то это получается 34,5 тысячи человек. Понятно, что причиной смерти большинства этих людей был не «китайский коронавирус», — они не подозревали, что являются его носителями, «болезнь» у них никак не проявлялась, никому не приходило в голову их тестировать, — но об эффективности работы медицинской системы, мобилизованной на «борьбу с пандемией», это тоже кое-что говорит.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded