octbol

Categories:

Белорусский вопрос #Беларусь #Белоруссия #выборы #выборы2020 #Лукашенко #Майдан #демократия #БМЗ

О подоплёке боёв, развернувшихся после воскресного праздника демократии на улицах Минска и, по некоторым сообщениям (достоверность которых под огромным вопросом), ряда городов Западной Белоруссии (включая Брест и Гродно), особо говорить не буду, — что-то уже сказано, а некоторые мысли лучше ещё немного обдумать (тут мне, вроде бы, спешить некуда, я ничего не решаю). Российские буржуазные СМИ, — тут наблюдается удивительное единство официоза, полу-официоза и всяких «оппозиционных активистов» да «независимых аналитиков», — обращают внимание на «народное недовольство», «явные фальсификации», «полицейскую жестокость». А я бы, — не вдаваясь в подробности, — обратил внимание на кое-что другое.

Во-первых, собственно, «фактор Тихановской». После всех «жестоких репрессий» (под которые попал один из управляющих местного подразделения «Газпрома») слуги «Бацьки» допустили до участия в выборах кандидата, который не признал официальные итоги выборов и призвал своих сторонников выходить на улицы... при том, что с самого начала было ясно, что будут и непризнание, и призыв выходить на улицы. Для сравнения: в России в 2018 году внешне похожего кандидата (Навального) на выборы не пустили... и это, собственно говоря, одна из причин, по которой следует говорить о лишь внешней похожести их случаев.

Во-вторых, — и опять всё на поверхности, — «уличный фактор». Противников «Бацьки», собирающихся в центре Минска, жестоко бьют (впрочем, противная сторона в долгу не остаётся, уже появились сообщения об автомобильных наездах на «стражей порядка» и применении бутылок с зажигательной смесью; в применении «простонародьем» таких средств против стражей любого порядка, кроме, конечно же, российского, заслуживающего всяческого уважения, нет ничего плохого... но лица, называющие это «мирным протестом», являются наглыми лжецами), — но прежде им дают собраться, и до вчерашнего дня давали собираться в самом центре белорусской столицы. Для сравнения: в России недовольных на Манежную площадь или Васильевский спуск последний раз допускали то ли в конце «лихих девяностых», то ли в самом-самом начале «нулевых»... ну, а о том, как прошлым летом московские полицаи начинали отлавливать недовольных за несколько часов до очередной «несанкционированной акции», ломая ноги попавшимся под руку «подозрительным лицам», лишний раз напоминать, думаю, не нужно.

В-третьих, — это уже не совсем на поверхности, хотя тоже всем известно, — «фактор карантина». Точнее, почти полное отсутствие в Беларуси каких-либо ограничений общественной жизни под предлогом «борьбы с пандемией коронавирусной инфекции». Ещё весной «Бацька» подвергался в связи с этим жесточайшему давлению (тут, в частности, нужно вспомнить историю о том, как работники путинского официоза приехали в белорусскую провинцию искать «мешки с коронавирусными трупами» и попали на видео), работники «Всемирной организации здравоохранения» истерически требовали от него «жестких мер»: 9 апреля «Представитель Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) в Белоруссии Батыр Бердыклычев призвал ввести более жесткие меры социального дистанцирования в борьбе с распространением коронавируса (...) По его словам, власти должны принять дальнейшие меры перед наступлением пика эпидемии, вплоть до перевода учебных заведений на дистанционное обучение, запрета массовых мероприятий и введения карантина на всей территории Белоруссии», 11 апреля «Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) призвала власти Белоруссии усилить меры социального дистанцирования на фоне новой динамики роста инфицирования коронавирусом», 21 апреля «ВОЗ настояла на введении карантина в Белоруссии», — а 29 апреля к «борьбе за социальную дистанцию в Беларуси» подключилась даже ООН. И вот летом по всей Беларуси проходят многолюдные митинги оппозиции, — один из которых даже был оценен буржуазными СМИ, как «один из самых массовых митингов в истории Беларуси», — но Лукашенко так и не ввёл «запрет массовых мероприятий». Единственными, кто, в итоге, попал под «карантинные ограничения», в Беларуси оказались активисты путинского «Бессмертного полка»... но они вряд ли имеют основания обижаться

Российские буржуазные СМИ показывают своим читателям и зрителям «жестокие разгоны мирных протестующих в Белоруссии»... пытаются показать, но даже через ту «картинку», которую они показывают, отчётливо видно, что СЕЙЧАС Беларусь является одним из самых свободных мест в Европе, если не во всём мире. Не потому, что режим «Бацьки» является образцово-демократическим, а потому, что во всей остальной Европе свободы (особенно свободы собраний) сейчас стало ещё меньше, — и тем не менее, это обстоятельство надо бы принимать в расчёт. И, — уж извините меня, — свобода предполагает ответственность: если люди, оказавшиеся в сравнительно хороших условиях, не только не понимают этого, но и не желают понимать, доходя до полного отказа от мышления, то применение к ним «жестких мер» начинает выглядеть оправданным.

То, как российские буржуазные СМИ освещают происходящее в Беларуси — это, собственно говоря, самое примечательное. Складывается впечатление, что весь российский «журналистский корпус», — от официоза до «непримиримой оппозиции», — мобилизован для того, чтобы (хочу обратить на это особое внимание) убедить россиян в том, что Лукашенко «утратил поддержку народа» и вообще «проиграл выборы». И вот в связи с этим стоит рассмотреть самое, пожалуй, занятное сообщение из Беларуси, связанное с развернувшимся там «политическим кризисом».

10 августа по российским буржуазным СМИ очень широко разошлась «новость» о «политической забастовке» на Белорусском металлургическом заводе, который расположен в городе Жлобине, недалеко от Минска. Эта весть вызвала у меня тревогу, — а для того, чтобы объяснить, почему, мне придётся сделать обширное, но совершенно необходимое отступление.

Дело в том, что, — я об этом неоднократно говорил, — у белорусских рабочих есть все основания для недовольства режимом «Бацьки». Тамошняя официальная статистика их даже не особо скрывает, — её работники, разве что, сделали всё, чтобы соответствующие данные в официальных источниках было найти труднее, чем на ресурсах вроде «tut.by» и «naviny.by» (где они появляются вскоре после официального опубликования, в удобном для пользователей Интернета виде).

Правда, с конца 2018 года прислуга "Бацьки", судя по всему, перестала публиковать сводную отчётность о просроченной задолженности по заработной плате в Беларуси, — но, тем не менее, сообщения о взимании с недобросовестных "работодателей" штрафов за это дело в Интернете обнаружить можно; как и в России, где эта мерзость по-прежнему является нормой, самых предприимчивых предпринимателей в Беларуси именно штрафуют, а не выкидывают с рынка труда, снабдив "волчьим билетом".

Зато не скрываются, — возможно, конечно, преуменьшаются, — данные по безработице. По итогам прошлого года безработными числились 213337 человек, — при общей численности населения меньше 10 миллионов человек это немало, — среди которых относительное большинство составляли люди с профессионально-техническим (75222 человека) и средним специальным (42214 человек) образованием, то есть рабочему в «сохранившем промышленность» государстве работу найти труднее, чем «образованному хламу». При этом, примерно каждый пятый безработный белорус вынужден был «ждать работы» больше 12 месяцев, — не предполагает «белорусская модель» занятости для всех. 

Не приходится удивляться тому, что многие белорусы, не найдя работу на Родине, вынуждены искать счастья за границей, прежде всего — в «союзной» России. Точных данных насчёт численности «белорусских гастарбайтеров» нет (граница между двумя частями «Союзного государства» до нынешнего года была «полу-открытой»), более-менее точные оценки колеблются от 61,7 тысяч человек («По данным выборочного обследования домашних хозяйств в целях изучения проблем занятости населения, в I квартале 2020 г. численность граждан, работавших за пределами республики (до 1 года), составила 86,8 тыс. человек (по сравнению с соответствующим периодом 2019 года уменьшилась на 6,5%), из них 71,1% трудились в России», — извиняюсь за длинную ссылку на источник данных, но по-другому никак: https://www.belstat.gov.by/upload/iblock/e4e/e4e02ee07557618f8ac2117363303528.zip - Доклад 13. Труд - с. 4) до 650 тысяч человек (примерно столько граждан Беларуси, по данным путинских органов внутренних дел, «временно пребывали» в России в начале прошлого года). При этом, лишь 31 тысяча въезжающих из Беларуси в начале этого года (ещё до «карантина») официально указали «работу» в качестве причины приезда, — то есть, выходит, не менее половины «белорусских гастарбайтеров» работают в России неофициально, что предполагает не самые лучшие условия труда. Есть ощущение, что именно «гастарбайтеры», лишившиеся в этом году возможности работать, стали для «Бацьки» самой главной головной болью, — похоже, значительную часть «оппозиционного актива» сейчас составляют именно они.

Что же касается тех, кому, всё-таки, посчастливилось найти работу в Беларуси, то половина из них вынуждена трудиться менее чем за 893,9 белорусских рубля в месяц (именно таков был в мае нынешнего года размер белорусской медианной зарплаты); белорусский рубль «весит» примерно 30 российских, — то есть, получается, половина белорусских тружеников получает в месяц меньше 27 тысяч российских рублей... даже если предположить, что цены в Беларуси поменьше, чем в России, — всё равно это, мягко говоря, немного (особенно если труженик семейный). Полагаю, не забыли белорусские труженики и о повышении пенсионного возраста, которое Лукашенко провёл раньше «хозяев России».

Участь же белорусских рабочих, пытающихся бороться за свои права, зачастую оказывается печальной: «Международный профсоюзный интернет-портал Labourstart совместно с глобальным профсоюзом IndustriALL и Белорусским независимым профсоюзом (BITU) запустили кампанию солидарности в поддержку профсоюзного активиста Николая Володько. В конце марта он был отстранен от строительства шахты в Белоруссии, которое ведет немецкая компания Redpath Deilmann. Работодатель обвинил Володько в противозаконных действиях, а именно – в неправомерном создании первичной профсоюзной организации» (и белорусские «стражи порядка» не защитили рабочего вожака от произвола «немецких инвесторов»).

Собственно, вот это последнее обстоятельство и вызвало у меня тревогу в связи с недавними «новостями» о «политических забастовках» на белорусских заводах. Я не считаю, что именно сейчас — подходящее время для выступления пролетариата против Лукашенко. Но я сижу в Москве, — а труженикам на месте может быть виднее, и они, в общем-то, могут даже привнести в движение против «Бацьки» свою собственную, революционную повестку... однако и в этом, самом лучшем, случае выступление белорусских рабочих сейчас грозит обернуться огромными потерями.

Во второй половине дня, однако, стали появляться разъяснения от тех, кто в Беларуси живёт и не боится называть себя. В частности, сказал своё слово предводитель белорусских «боевых профсоюзов» Ярошук; к Лукашенко он относится резко отрицательно, и даже считает, что воскресные выборы «Бацька» проиграл, но: «В силу этих причин призывать к организации общенациональной забастовки в условиях жесткого трудового законодательства и неготовности людей – это словно взять на себя роль попа Гапона. Можно вывести людей на улицы, но можно не сомневаться, что потом их уволят или посадят в тюрьму. Мы исходим из того, что нет готовности людей к забастовкам – к счастью или к сожалению, но это факт». В конце концов, белорусские журналисты добрались до места событий и, вроде бы, поговорили с рабочими; оказалось, что «предприятие продолжает работу, однако сотрудники провели встречу с генеральным директором и представителем профкома, где выдвинули политические требования».

А теперь, — наконец, — о том, как про «забастовку в Жлобине» рассказывал путинский официоз. Вот — сообщение агентства «Россия Сегодня»:

В «теле» новости сотрудники официоза честно рассказывают, что данные у них — от «нескольких информированных источников в республике», которые, к тому же, «перестали выходить на связь». Но подаётся читателям это под заголовком: «Белорусский металлургический завод частично приостановил работу», — как достоверный факт. Ну, а полу-официоз, в лице, например, «Московского Комсомольца», даже не стесняется: «Белорусский металлургический завод начал забастовку против Лукашенко», — и с каждым днём расходится всё сильнее: «В Белоруссии предприятия начали выходить на забастовку». Повторю ещё раз: это предназначено не белорусам (там сейчас всё равно Интернет работает с перебоями), — это предназначено для россиян. А о том, почему путинской пропаганде понадобилось убеждать своих зрителей и читателей в том, что «Батька уже не тот», — как-нибудь в другой раз; есть стойкое ощущение, что это связано с обстановкой внутри России, а вовсе не с положением в Беларуси.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded