octbol

Category:

Как #Лукашенко и #Тихановская одолели #РусскийМир ... #Беларусь #Белоруссия #язык #пропаганда #так

Чем закончились вчерашние переговоры между российским «национальным лидером» и белорусским «Бацькой», и закончились ли они вообще к нынешнему времени, — этого я пока не знаю. Полагаю, однако, что ничего хорошего их итоги «белорусской стороне» не принесут, — те русские буржуи, у которых столица в Минске, очень старались, но у тех русских буржуев, столица которых находится в Москве, изначально было слишком большое, неустранимое преимущество в весе. Государство, выстроенное Лукашенко, под давлением этого веса продолжает трещать по швам, — недавно на его телевидении даже фильм про это вышел, называется «Протест наизнанку», и данным произведением «Бацька» с соратниками расписались в том, что уже не в состоянии защитить не только продолжающих работать на них «работяг», но и даже владельцев расположенных в центре Минска кафе (!!!), — и если вдруг сейчас «Бацька» сохранит в своих руках некоторые рычаги управления, то восстановить свой порядок ему всё равно вряд ли удастся... впрочем, об этом — как-нибудь в другой раз. Сейчас же я хочу рассказать о прощальном подарочке восточнославянского наполеончика «дорогим россиянам».

Думаю, многие осведомлены о том, что различие между русским и белорусским языками — это, во многом, различие в орфографии. В белорусском языке есть, конечно, слова, которых нет в русском, — но на поверку оказывается, что большинство из них представляют собой заимствования из польского и украинского, «собственно белорусских» среди них почти нет. Вопрос орфографии для белорусского «национального самоутверждения» столь важен, что существуют даже два белорусских раздела «Википедии», — в одном из которых тексты статей записываются по правилам современной белорусской орфографии, а в другом, соответственно, по правилам старой, именуемой «тарашкевицей». С тех же пор, как народ Беларуси сделал русский язык своим государственным, «орфографический вопрос»... приобрёл ещё большее политическое значение; отказавшись, по сути дела, от другого языка, «хозяева» Беларуси продолжили, тем не менее, отстаивать своё право на независимость от Москвы и на «языковом поле», — и эта борьба свелась к вопросу о том, «как правильно» писать на русском языке некоторые имена собственные.

Наиболее известный пример этой «языковой войны», — это, разумеется, склока насчёт того, «Белоруссия» или «Беларусь». О том, как вышло так, что в этом вопросе я занял «неправильную» сторону, уже рассказывал; к этому считаю нужным добавить, что свой окончательный «выбор в пользу Беларуси» я сделал в 2010 году, — но вариантом нормы название «Беларусь» для меня стало гораздо раньше, ещё в детстве. Помогло мне в этом ельцинское телевидение в лице, прежде всего, ведущего Пельша, — а ему самому, в свою очередь, помог такой белорусский деятель культуры, как Михаил Яковлевич Финберг. В «лихие девяностые», по ходу «Союзного строительства», Лукашенко поставил ельцинскому буржуазно-государственному телевидению свой государственный концертный оркестр, которым этот Финерг дирижировал... и что-то мне подсказывает, что словосочетание: «Государственный концертный оркестр Республики Беларусь под управлением Михаила Финберга», — врезалось в память вообще всем «детям девяностых»... а если и не всем вообще, то, по крайней мере, всем из нас, чьё детство «прошло под телевизор» (а таких было много). Ни мы, ни наши родители тогда, конечно, не понимали, что находимся на фронте «культурной войны» между двумя русскими государствами, — а она, вот, шла вовсю, не спрашивая, знаем мы о ней или нет.

Возможно, Вы, товарищ Читатель, уже, — внимательно прочтя заголовок, — догадались, к чему я веду. Да-да. Многие из «друзей Лукашенко» нынче последовательно пишут: «Белоруссия», — но... «Бацька», всё-таки, умудрился нанести «Правильному Русскому Миру» прощальный удар. А помогла Александру Григорьевичу в этом, как ни странно, его главная противница по скандальным «электоральным мероприятиям», после которых на улицах белорусских городов начались уличные бои. Светлана Георгиевна Тихоновская. Думаете, товарищ Читатель, я написал её фамилию неправильно? Что же... вообще говоря, написание имён собственных в русском языке не подчиняется правилам, — в том смысле, что фамилии «Ивонов», «Питров», «Влодимеров», «Сиргеев», «Тиханов» и так далее вполне могут существовать, наряду с привычными фамилиями «Иванов», «Петров», «Владимиров», «Сергеев», «Тихонов»... То есть, «правильное» написание имён и фамилий в русском языке, — это вопрос не столько правила, сколько обычая; есть устойчивое представление о том, как те или иные имена принято писать, — и только оно определяет, правильным является данное написание или отклоняющимся. Соответственно... раз уж все носители русского языка согласились между собой, что фамилию «Светы 8-10%» надо писать так: «Тихановская», — то, видимо, именно это написание и надо считать правильным. Надо было бы, — если бы не тот самый обычай.

В русском языке, среди используемых его носителями личных имён, есть такое, греческого происхождения: Тихон. По-русски это имя правильно пишется через «о», — а то же самое имя, правильно записанное по-белорусски, выглядит вот так: «Ціхан» (читается так же, как и в русском, «мягкий ц» для русского уха неотличим от «мягкого т»). И до сих пор у «московских русских» даже вопроса не возникало насчёт того, как следует «переводить» сочетание букв «Ц-і-х-а-н» с белорусского на русский: «Тихон», очевидно же. Но вот белорусская пропаганда нанесла коварный удар: фамилия «Ціханоўская» была «переведена» на русский ближе к белорусскому оригиналу, — и все россияне, включая таких, которые никогда и ни за что не напишут «Беларусь», потому что правильно только «Белоруссия», это... проглотили. Кстати, и я — тоже проглотил, вместе со всеми... насторожиться заставили только несколько англоязычных текстов, где фамилия фигурантки начиналась с «Ts».

В заключение, не могу не сказать о «главном рубеже» это странной междоусобной войны. О «Белоруссии», то есть. Повторю ещё раз: в русском языке нету правил, жёстко устанавливающих, что то или иное имя собственное (личное имя или, допустим, название какой-либо страны) надо писать вот так-то, а всякое иное написание является неправильным. Этот вопрос разрешается обычаями и договорённостями. Но... вот, смотрите, товарищ Читатель. Было сочетание слов «Великая Русь», потом две его части «склеились», — и получилась «Великороссия». Было сочетание «Малая Русь», потом «склеилось», — вышла «Малороссия». В конце концов, была «Новая Русь», — превратилась сами знаете во что... то есть в «Новороссию». И только «Белая Русь» почему-то превратилась во что-то совсем другое, в так полюбившуюся российским «патриотам-государственникам» Белоруссию. Приглядитесь-ка, товарищ Читатель, к этому слову, да повнимательнее... не проступают ли на этом чужаке, — а для русского языка слово «Белоруссия» такой же «пришелец», как и «Беларусь», — отпечатки рук царских потрошителей, по-живому резавших русский народ под лживой и кощунственной (очень хотелось русским царям быть не только «почти всемогущими», но и «некоторым образом едиными в трёх лицах») вывеской «триединства»? На землях Белой Руси «национальное самосознание» вызревало слишком медленно, а неким лицам очень хотелось, чтобы дело шло побыстрее... не потому ли был сделан шажок навстречу тем наиболее «национально сознательным» обителям «Северо-Западного Края», которые сами называли себя не просто «тутошними», а, всё-таки, «беларусами»?

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded