octbol

Categories:

Просвещённый бонапартизм #Беларусь #Белоруссия #covid19 #Лукашенко #коронавирус #ТракторЛечит #война

Пришло время рассказать о «коронавирусной» стороне «Белорусского кризиса». Собственно, «Белорусский кризис» невозможно рассматривать в отрыве от «Мирового коронавирусного кризиса», — события, начавшиеся в Беларуси после очередных «Выборов Лукашенко», являются проявлением, продолжением и развитием «Борьбы с пандемией». В этом «Мировом кризисе» Беларусь, как известно, пошла особым путём, который «мировая общественность» не одобрила... настолько, что недавно интеллигентная публика «Бацьке» даже выписала «Шнобелевскую премию». Высказывания Лукашенко, касающиеся «коронавирусного кризиса», вызывали у «просвещенных людей» хихиканье, с каждой неделей становившееся всё более злобным, — тем более, чем меньше почвы для хихиканья оставляла белорусская официальная статистика борьбы с Новой коронавирусной инфекцией. Эту официальную статистику часто объявляли «фальсифицированной», — а недавно, наконец, появились «альтернативные числа», тоже официальные по своему происхождению, но «просвещенной публике» нравящиеся гораздо больше. Ниже, рассуждая о том, насколько хорошо империя Лукашенко боролась с «китайским коронавирусом», я буду опираться именно на эти данные, - на показатели смертности от всех причин, переданные чиновниками Беларуси в ООН. Но прежде - о причинах, по которым Беларусь «пошла особым путём».

Их, этих причин, — во всяком случае, основных, — как мне видится, две; об одной из них Лукашенко говорил достаточно громко, но если брать в расчёт только её, то его действия будут выглядеть гораздо более мерзкими, чем если учесть ещё и вторую причину, о которой нетрудно догадаться, а сказать было нельзя.

Первая причина, по которой минский «Бацька» предпочёл «особый путь», в его собственном изложении выглядит так: «Я вам говорил: все закроются, а мы в это время должны тихонько производить свою продукцию, чтобы ее потом поставить (на зарубежные рынки. - Прим. БЕЛТА)... А помните, я говорил: пандемия пройдет, жрать что будем? Грубо сказал, чтобы вы запомнили». То есть, в переводе с языка «народного правителя» на обычный русский: мудрые действия Лукашенко как руководителя государства в течение четверти века привели, в конечном итоге, к тому, что у его государства... не оказалось запасов на «черный день». Отсутствовали запасы, не было их, — и, выходит, столкнись Беларусь с такой опасностью, которая ПОТРЕБОВАЛА БЫ частичной остановки производства, «закрытия» страны, разрыва связей с «Мировым Рынком», встретить беду было бы, по существу... нечем. В год семидесятипятилетия Победы советского народа в Великой Отечественной войне (во время которой, если кто забыл, некоторые предприятия не только закрывали, но и взрывали) такое признание смотрится весьма цинично, — не менее цинично, чем удаление серпа и молота с приватизированного Лукашенко знамени Белорусской ССР в год пятидесятилетия Победы.

Александр Григорьевич Лукашенко — тот ещё гадёныш. Русский народ никогда не забудет, что в «лихие девяностые» трудящуюся Россию избивали и унижали под аккомпанемент Государственного концертного оркестра Республики Беларусь под управлением Михаила Финберга, как не забудет и предательства, совершённого «Бацькой» и его российским партнёром в 2014 году, когда они вдвоём отдали «простой народ» Украины (и русских, и украинцев, большинство которых оказалось такими же заложниками «большой политической игры») на растерзание «бандеровцам», — не говоря уже о целой куче сравнительно более мелких пакостей, которые «Бацька» за 25 лет правления устроил рабочим и крестьянам Беларуси и всего «постсоветского пространства». Тем не менее, не стоит воспринимать его более гадким, чем он, — со всеми его отрицательными (которых больше) и положительными (которых меньше) качествами, — есть на самом деле. 

Из всего лишь ловкого бюрократа, каким он был в «лихие девяностые», — к концу 2019-го «Бацька» стал в Беларуси почти самодержцем, умело орудующим с рычагами управления как государством, так и промышленностью. Его бонапартизм, как уже отмечалось, «развился» до непосредственного распоряжения средствами производства, — и как капиталист «Бацька» стал чуть ли не самым успешным «предпринимателем» всего «постсоветского пространства» (если учитывать изначальные ресурсы и соотносить с достижениями); свою «маленькую» страну он сделал нефтедобывающей, что ещё говорить. По сути дела, в Беларуси осуществилась «либертарианская утопия», — государство заменила собой частная корпорация, руководимая «эффективным собственником». После чего вдруг... пришло время осуществления «зюгановской утопии», - превращения этой частной корпорации в «народное предприятие». Получив дворец и самолёт, — "Бацька"... задумался о народе, решив немного поиграть в просвещённого монарха. Вот тут-то жизнь и подсунула ему «Коронавирусный кризис».

С подачи энтузиастов и фанатиков Новой коронавирусной инфекции распространилось, — в том числе и среди российской левой общественности, — представление о том, что Лукашенко «преуменьшил» опасность заразы и «пустил дело на самотек». Оно не соответствует действительности. Для того, чтобы понять, как в действительности империя Лукашенко боролась с «китайским коронавирусом», можно обратиться к такому источнику, как «Реанимационный пакет реформ для Беларуси», составленный активистами «прозападной оппозиции». В разделе, посвящённом здравоохранению, противники Лукашенко указывают: «В Беларуси существует советская система здравоохранения с большим количеством больниц. Они предназначены для быстрой изоляции и лечения большого количества пациентов с инфекционными заболеваниями. Это было наиболее актуально в начале двадцатого века (...) В начале эпидемии коронавируса большой стационарный сектор оказался преимуществом. Беларусь была едва ли не единственной страной в мире, которая госпитализировала бессимптомных пациентов с COVID-19, а также контактами первого уровня». Беларусь, как и весь мир, вступила в «Борьбу с пандемией», — но «белорусский путь», действительно, сильно отличался от того, которым пошли в большинстве европейских государств; борьбу с заразой здесь возглавило министерство здравоохранения, — а не трогательно выглядящее объединение «внештатных экспертов» и «общественных активистов». 

Имея на своём рабочем столе выкладки своих специалистов насчёт истинной опасности «китайского коронавируса» и сознавая, чем грозит «простонародью» остановка производства и разрушение общественной жизни, — Лукашенко не только не стал вводить не обоснованные научно и никак не мешающие распространению заразы «санитарные меры» вроде пресловутого «масочно-перчаточного режима», но и постарался ободрить своих подданных вместо того, чтобы запугивать их. Известные слова про «лечащий трактор» дали «просвещенной публике» очередной повод похихикать... но, как мне представляется, правитель, пытающийся во время эпидемии ободрить «подданных», пусть даже и грубовато, — выглядит, всё же, получше такого, который, бормоча что-то невнятное или вовсе уходя в «самоизоляцию», лезет «помогать» врачам делать их работу. «Бацька» сделал всё, что от него зависело, чтобы врачи могли спокойно делать свою работу, — а «простолюдины», которым «не повезло» заболеть, могли болеть спокойно, не испытывая лишних волнений и потрясений, создающих дополнительную нагрузку на и без того ослабленное тело... увы, довольно скоро стало понятно, что сам выстроенный Лукашенко порядок делает его собственные возможности весьма ограниченными, если он пытается употребить их на пользу "простонародью".

Согласно данным, переданным чиновниками "Бацьки" в ООН, за первые 6 месяцев нынешнего года в Беларуси скончались (от всех причин), соответственно, 10725, 9622, 10690, 10886, 11966 и 13016 человек, — то есть, в общей сложности, за полгода Беларусь потеряла 66905 жителей. В 2018 — 2019 годах за первое полугодие, в среднем, умирало по 62209 жителей Беларуси, — в нынешнем году умерло на 4696 человек больше. Это — существенно больше, чем порядка 8 сотен умерших от «китайского коронавиуса», учтённых официальной белорусской статистикой... но надо учитывать ряд обстоятельств. Во-первых, за первое полугодие 2018 года Беларусь потеряла 61931 человека, а за первое полугодие следующего - 62488; смертность в Беларуси росла, и, при тех же условиях, в нынешнем году она «должна» была потерять больше людей (следует помнить, что, вообще-то, под «мудрым» руководством Лукашенко народ Беларуси вымирает, за 1999 - 2009 годы страна потеряла двадцатую часть своего населения, а в последующие годы лишь уменьшилась «скорость вымирания»). Во-вторых, 2020 год - это год високосный, в нём, и, в частности, в его первом полугодии на один день больше, чем в 2019-ом и 2018-ом; в современных государствах, населённых сотнями тысяч и миллионами людей, жители рождаются и умирают каждый день, 120913 умерших за год (столько в Беларуси умерло в 2019-ом) означают «в среднем» примерно 331 смерть в день, - даже если эти «дополнительные» смерти не «проявятся» в январе и феврале високосного года, за более длительный промежуток времени «лишний день» (в который люди могут не только умереть, но и получить раны или заразиться болезнями, которые сведут их в могилу позже) всё равно (при прочих равных) даст о себе знать. В-третьих...

Впрочем, до того, как говорить о третьем важном обстоятельстве, внёсшем «вклад» в увеличение «общей смертности» в Беларуси, — давайте-ка, товарищ Читатель, перейдём уже к «международным сравнениям». Прежде всего, конечно же, так и тянет сравнить Беларусь со Швецией, где производство тоже не останавливалось. По численности населения Швеция и Беларусь сопоставимы (10,3 и 9,4 миллиона человек, соответственно), — поэтому неудивительно, что «прирост смертности» в Швеции в первом полугодии этого года (в сравнении с 2018 - 2019 гг.) получился примерно таким же, как и в Беларуси, составив 4908 человек. Но за первое полугодие нынешнего года в скандинавском государстве умерли, согласно официальной статистике 51305 человек, а в 2018 и 2019 годах, соответственно, 47990 и 44804 человека; смертность в Швеции в предыдущие два года падала, и, при большем населении, там умирало существенно меньше людей... 4696 «дополнительных» смертей в Беларуси дали прирост в 8% против «обычной» смертности за два года (без поправки на «лишний день» и «тенденцию роста»), - а в Швеции этот прирост составил 11%.

Всё дело в том, что в Швеции хоть и не было остановки производства и «масочно-перчаточного режима», — общественная жизнь была, всё же, существенно ограничена. В Беларуси Лукашенко, стараясь сохранить спокойствие «своих людей», не только провёл, - вопреки давлению «международного сообщества», —  9 мая парад в честь Дня Победы, но и в конце апреля лично поучаствовал в «Республиканском субботнике»... вообще-то, подобные прибыльные субботники являются одной из примет проводимой «Бацькой» ползучей «декоммунизации», — как и государственный флаг, с которого удалили серп и молот, — и нет в них ничего хорошего, но теперь, вдруг, мероприятие приобрело особое значение, сближающееся с изначальным. Ну, а в Швеции... русский эмигрант свидетельствует: «Вопреки распространенному мнению, это вовсе не business as usual и не попытки проигнорировать коронавирус или преуменьшить его опасность — не надо путать с «моделью Лукашенко». В Швеции к COVID-19 относятся серьезно: информация на каждом шагу, листовки, плакаты, наклейки на полу магазина, напоминающие о соблюдении дистанции, инфодисплеи и т. д. Всех просят соблюдать набор простых правил: 1) мойте руки, 2) соблюдайте «социальную дистанцию» 1,5–2 метра, 3)  избегайте многолюдных мероприятий и не жизненно важных поездок по стране, 4)  оставайтесь дома при малейших симптомах, 5) если вам больше 70 лет, то максимально ограничьте близкие контакты с другими людьми. Есть и прямые запреты, но их немного. Запрещены: 1) мероприятия с участием более 50 человек, 2) посещения домов престарелых, 3) спортивные соревнования и матчи, кроме детских«. Тут, как и во всём остальном мире, «Общественные активисты» вовсю «работали», а государство, несмотря на почти полное отсутствие «прямых запретов», всячески им помогало... убивать людей.

Для ещё большей наглядности, можно сравнить предварительные итоги «Борьбы с пандемией» в Беларуси и... городе-герое Москве. Кажется, сопоставление невозможно, — целое государство сравнивается с одним городом, пусть и очень большим, — но... многие показатели Беларуси и Москвы, на самом деле, сопоставимы. Прежде всего, это касается численности населения (9,4 миллиона человек в Беларуси и 12,6 миллиона человек в Москве); по плотности населения Москва (4949 человек на квадратный километр), казалось бы, на два порядка превосходит Беларусь (48 человек), - но Беларусь населена неравномерно, большая часть её населения сосредоточена в городах, и средняя плотность населения в 8 крупнейших городах (Минск, Гомель, Витебск, Могилёв, Гродно, Брест, Бобруйск, Барановичи) составляет 3578 человек на квадратный километр (в общей сложности там проживают 4,3 миллиона человек на 1211 квадратных километрах территории), при этом в двухмиллионном Минске она выше московской (5792 человека). И самое главное, — если сравнить с официальной белорусской статистикой официальную московскую, то окажется, что именно показатели «общей смертности» очень похожи: и в Москве, и в Беларуси в последние годы при «нормальных условиях» умирало, в месяц, от 9 до 11 тысяч человек (с «выбросами» до 12 тысяч). В Москве за первое полугодие 2018-го умерли 62980 человек (чуть больше, чем в Беларуси за то же время), за первое полугодие 2019-го - 60618 (меньше, чем в Беларуси). 

И вот, стало быть, начинается «Борьба с пандемией»; в Беларуси «уповают на трактор», — а в Москве «Команда Собянина» принимает одну за другой жёсткие и эффективные меры, приветствуемые скачущим  «гражданским обществом» («Общество было согласно терпеть карантинные меры в логике разумного самоограничения»; каюсь, я и сам тогда начал подпрыгивать). В итоге... сколько в Беларуси умирало людей в этом году по месяцам, — говорилось выше; а вот — московская статистика за то же время: 10918, 9873, 10250, 11846, 15713, 13128 умерших. В общей сложности, за первое полугодие нынешнего года Москва потеряла 71728 человек, на 9929 человек (16%) больше, чем «в среднем» умирало за первое полугодие в 2018 - 2019 годах; «разница» с Беларусью — больше 5 тысяч человек... погубленных «общественной активностью» в России и, соответственно, спасённых в Беларуси благодаря правильным и самоотверженным действиям Лукашенко.

Но почему же «Бацьке», при всех его огромных, «несколько авторитарных» возможностях, не удалось спасти больше людей? Всё просто: «общественным активистам» в Беларуси государство не помогало, — но они были и вовсю делали своё грязное дело. Общественные условия этим негодяям, к сожалению, благоприятствовали; Лукашенко не «закрывал» Беларусь, — но сама «открытость» его государства обернулась против него: «гастарбайтеры», вынужденные работать за рубежом, в России и Польше, лишились работы (сколько таких полезли в петлю?); частные предприятия, целиком «завязанные» на «Мировой Рынок» (особенно, понятное дело, мелкие), стали «сокращаться» или вовсе закрываться; «сфера услуг» потеряла значительную часть потребителей, проявлявших в условиях распространения заразы разумную (а порой и избыточную) осторожность. Настроение «простонародья» стало ухудшаться, - тем более, что путинское телевидение в Беларуси тоже ловится (и совсем «выключить» его было невозможно, ибо "Союзное государство")... да и «медицинская общественность», желая почёта и уважения, вносила свой вклад

Вот тут-то «гражданское общество» бросилось в бой: «Там, где государство не в состоянии защитить своих граждан, на выручку приходят добровольцы, бизнесмены и активисты. Множество инициативных проектов формируют сознательное отношение к пандемии, запас медицинских товаров и защитной одежды и заботятся об уязвимых группах населения. Кажется, будто в Белоруссии неожиданным образом набирает силу гражданское общество. Это пробуждает надежду на перезагрузку демократического движения страны, которое находится еще на заре своего развития». И... в Москве «умелые и своевременные» действия «Команды Собянина», поддержанные усилиями «общественных активистов», привели к катастрофе уже в мае. Беларусь, благодаря «попустительству» своего «хозяина», в мае ещё кое-как держалась, - но в июне началось обрушение. Насколько сильное - пока неведомо, нет точных данных за июль и август. А «борьба общественности с коронавирусом», тем временем, плавно перешла в «предвыборную кампанию» Тихоновской, которая, в свою очередь, перетекла в уличные бои. Собственно, поэтому я не испытываю особого сочувствия к «мирным протестующим», страдающим от «зверств» охранников порядка, выстроенного «Бацькой». К последним, - «милиционерам» Лукашенко, - вопрос лишь один: почему так мягко?

Никого, разумеется, ни к чему не призываю, - просто хотелось бы понять. Разобраться хотелось бы. Почему людей, чётко всему миру показавших, что они являются врагами народа, - всего лишь бьют, а не давят танками... да и бьют как-то так, что они имеют все возможности расползаться, заполняя улицы и Интернет своими ядовитыми агитационными материалами, которые, увы, способны сбить с толку в том числе и рабочих? Почему наиболее «буйных» активистов «мирного протеста» всего лишь задерживают, а не расстреливают перед строем? Почему с непутёвыми родителями, «общественно возмущающимися» тем, что их детей, выросших преступниками, наказывают, - выстраивается «гражданский диалог», почему их не порют на улицах? Почему, в конце концов, — при, опять же, всех возможностях, — из российских активистов «борьбы с пандемией коронавируса и тиранией Лукашенко» прилетело только Навальному?! И всё-таки тянет, знаете ли, в эти сентябрьские дни так запросто, панибратски обратиться к «Бацьке» и (НИ К ЧЕМУ НЕ ПРИЗЫВАЯ) спросить: «Где твоя армия? Почему она не защищает тебя и твой народ от этой проклятой легальной оппозиции, несколько месяцев расстреливавшей людей своей вирусной пропагандой? А если эта армия почему-то оказалась слишком хреновой, то не пора ли раздать рабочим и крестьянам оружие, чтобы они сами защитили свою Родину?!», — и продолжить словами не раз уже помянутого мною в связи с «Белорусским кризисом» Василя Быкова, хором с другими классиками русской и белорусской литературы писавшего

Что тут говорить? Хватит говорить... Пора научиться действовать. Эти тупые негодяи уважают только силу

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded