octbol

Categories:

Что нам делать с этою бедой... #covid19 #коронавирус #локдаун #карантин #альтернативы #пандемия

Здравствуйте, дорогие братья и сёстры! Оперативный штаб по борьбе с распространением Новой коронавирусной инфекции ниспослал нам тревожную информацию:

МОСКВА, 28 сентября . /ТАСС/. Число заразившихся коронавирусом в России увеличилось за сутки на 8 135, это максимум с 16 июня. Общее число инфицированных достигло 1 159 573, сообщили журналистам в понедельник в оперативном штабе по борьбе с распространением новой инфекции

Несмотря, стало быть, на жёсткие и эффективные меры противодействия распространению Новой коронавирусной инфекции, сформировавшие у россиян мощный коллективный иммунитет против заразы, — в нашей великой стране продолжается «Пандемический подъём». До эпидемических показателей всё ещё далеко, — но, тем не менее, нам всем следует, со смирением и благодарностью приняв результаты работы Оперативного штаба, уже сейчас подумать о мерах противодействия, дабы весеннее бедствие не повторились.

И первое, о чём нельзя не сказать: весенние события отчётливо показали, что в России есть громадное количество неравнодушных людей, искренне желающих оказать помощь нашей медицине. Их выдающийся энтузиазм и несколько скачкообразная общественная активность у многих вызывали и вызывают некоторое раздражение, — но, полагаю, даже наиболее скептически настроенные граждане нет-нет да и думали: «Вашу бы энергию — да в мирных целях». И путь к этим мирным, общественно полезным целям, сейчас, с началом Прививочной кампании и появлением на рынке высокоэффективных лекарств отечественного производства, указывает сама жизнь: все журналисты и общественные активисты, весной взвалившие на свои плечи труд по распространению заведомо правдивой информации о высочайшей летальности Новой коронавирусной инфекции и тяжелейших осложнениях, которыми она грозит всем, кто ею заразится, — просто обязаны теперь превратить самих себя в лабораторный материал, дабы наша медицина смогла как можно скорее разработать лекарства и вакцины от заразы (ещё более высокоэффективные, чем те, которые уже разработаны). Не сомневаюсь, что такие коммунисты, как Анатолий Баранов, Константин Семин, Василий Садонин и другие, ещё зимой ударившие в набат и решительно вставшие в первые ряды Борцов с Пандемией, — и сейчас самоотверженно послужат на благо всего Человечества... а наши врачи, в свою очередь, не станут более испытывать новые лекарства на крысах, хомячках и прочем совершенно непотребном в важнейшем на сегодня деле Борьбы с Пандемией материале.

Далее. Вводимый сейчас не только в России, но и по всему миру Масочно-перчаточный режим снимает требование о неприкосновенности тела. До нынешнего года в цивилизованных странах считалось, что лишь сам человек должен решать, какую одежду ему надевать на себя, — а ограничить его (особенно вне рабочего места, в свободное время) можно лишь в установленном законом порядке... лицо же и вовсе считалось совершенно неприкосновенным. Теперь же правительства, даже не согласовываясь с парламентами и не утруждая себя разработкой соответствующих законов, предписывают гражданам носить маски и перчатки; а раз становится возможным обязывать граждан что-то прикладывать к лицу (разумеется, ради их благополучия), — то этим, по существу дела, разрешается и приложение чего-то другого к другим частям тела. Постепенно возникают основания для введения в практику Борьбы с Пандемией телесных наказаний; разумеется, такая чрезвычайная мера должна применяться не ко всем, — а лишь к тем, от кого в Борьбе с Пандемией требуется особая ответственность, особая дисциплина. И здесь, конечно, сама собой приходит на ум мысль о наших замечательных врачах, некоторые из которых в последнее время... позволяют себе, к сожалению, разговорчики в строю. Иные, поддавшись какому-то неправильному порыву, и вовсе стали больше внимания уделять раздаче интервью, чем работе. В наше суровое время это, конечно же, совершенно недопустимо; врачей, позволяющих себе нарушать требования дисциплины, следовало бы, как мне представляется, публично пороть, — в присутствии родственников (если таковые имеются) и с прямой трансляцией по телевидению и в Интернете (особенно если наказываемый злоупотреблял именно публичной активностью).

Наконец. Как все, думается, уже поняли, Борьба с Пандемией — это есть война. А на войне — как на войне. И все мы отлично знаем, как на войне поступают с распространителями панических слухов. Разумеется, неравнодушные люди, которые просто поддались панике, — они не могут наказываться по всей строгости (тем более, что иначе они не смогут исполнить свой нравственный долг, отдав свои тела в полное распоряжение разработчиков лекарств и вакцин). Но когда дело касается официальных лиц или людей со специальным образованием, — никакое снисхождение недопустимо. Естественно, всё должно делать строго по закону, — закону военного времени.

На том, — пред очами Городской системы видеонаблюдения Москвы, — рассуждения о первоочередных мерах, которые нашему начальству следовало бы предпринять для скорейшей победы над Пандемией Новой коронавирусной инфекции, я позволю себе закончить.

***

Ну, а если наше уважаемое начальство, всё-таки, не сможет своевременно остановить распространение заразы, — или если, пока идёт борьба с пандемией Новой коронавирусной инфекции, по России и всему миру начнёт распространяться какая-нибудь другая, (ещё) более опасная болезнь, — тогда придёт время совсем иных мер. Появление такой, — крайне опасной и требующей принятия жёстких мер для предотвращения её распространения, — болезни (в том числе и ОРВИ-образной) именно сейчас, в нынешних условиях, вовсе не исключено: грамотные и эффективные меры, предпринимавшиеся буржуазным начальством весной, поместили миллионы людей в неестественные условия, осложнённые ятрогенным неврозом; краткосрочные и долгосрочные последствия этого для тел и голов... толком не исследованы, как, собственно, толком не исследован и сам «китайский коронавирус» (исследование было подменено «сбором статистики», а сам вирус «исследователи», по некоторым данным, даже выделить как следует не удосужились); в лучшем случае, исследуются, например, экономические и психологические последствия перехода на «удаленную работу» или «удаленное обучение», — и всё. Меж тем, аналогичного опыта у человечества просто нет, сравнивать не с чем, опираться — не на что. В общем, вполне возможно, в обозримом будущем общество столкнётся с необходимостью действительно остановить распространение ОРВИ с помощью карантина.

Первое, что в связи с этим нужно понять и осознать. То, что этой весной подсовывали общественности под видом «карантинных мер», — «масочно-перчаточный режим», «экономический карантин» и так далее, — не просто не помогает остановить распространение заразы. Всё это является имитацией, простым изображением противоэпидемической работы, профанацией борьбы с заразой; такие «противоэпидемические меры» создают прочную «основу» для того, чтобы сколько угодно обвинять «простонародье» в «несознательности», — никакой иной пользы они не приносят.

Для того, чтобы прекратить распространение заразы, — необходимо, действительно, рвать цепочки заражения. Однако большим заблуждением является широко распространившееся в последнее время мнение, согласно которому «дома лучше», поскольку-де «дома» вирусы распространяются «хуже», чем на рабочих местах. Остановка производства для разрыва цепочек заражения не требуется... и даже «запирать» людей на рабочих местах не обязательно, — вполне достаточно предоставить им временное жильё поблизости от «свободных от заразы» мест работы (что при нынешнем обилии незаселённых новостроек и современных технологиях строительства не является особо трудной задачей); замужние женщины освобождаются от работы (у нас, конечно, равноправие и всё такое, но тут - чрезвычайные обстоятельства), женатым мужчинам выплачивается семейная зарплата (в стране, начальство которой уже лет пятнадцать "поднимает демографию", каждый осведомлен о том, что это такое... так ведь?), дети работников «район-образующих» предприятий переводятся в ближайшую школу (для них это будет сильный стресс, но гораздо более слабый, чем при «удаленном обучении»), их пожилым нетрудоспособным родственникам выделяются жилые площади поблизости; так создаются «освобождённые районы», внутри которых люди смогут передвигаться свободно и, в целом, жить более-менее нормальной жизнью. В дальнейшем «освобождённые районы», находящиеся по соседству, будут сливаться воедино, укрупняться, — а противоэпидемическая работа, соответственно, переноситься на новые «рубежи».

Понятно, что наиболее уязвимым местом вплоть до полного окончания противоэпидемических мероприятий будут дороги между такими районами... но и здесь неразрешимых трудностей нет: как раз для налаживания транспортного сообщения между «освобождёнными районами» и снабжения их продуктами питания понадобятся противочумные костюмы и прочие средства защиты (вплоть до временной «само-изоляции» тех, кому приходится бывать за границами «освобождённых районов»), ныне используемые не по назначению

Просто «рассадить людей вокруг мест работы», однако, недостаточно; кто-то может переносить заразу без клинических проявлений, — и для того, чтобы «отсечь» всех носителей заразы, нужны надёжные системы тестирования, а для их создания, в свою очередь, необходимо выделить и подробно изучить вирус (или любой другой источник заразы), с которым придётся бороться. И особо строгому тестированию, разумеется, должны подвергаться именно те, кто отвечает за сообщение, — водители, курьеры и так далее; круг лиц, имеющих возможность передвигаться между «чистыми» районами и «посещать» заражённые, должен быть строго ограничен и определяться исключительно потребностями борьбы с эпидемией (нельзя в заражённых районах запускать стройки, «чтобы бюджеты не треснули»).

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded