octbol

Categories:

#covid19 : от нас что-то скрывают #коронавирус #пандемия #статистика #смертность #сверхсмертность

Когда я изучал белорусскую и московскую «статистику смертности», — то бросилось в глаза, что предыдущий, перед «коронавирусным кризисом», статистический «выброс» и в Москве, и в Беларуси пришёлся на март 2018 года: в Москве тогда от всех причин умерли 11752 человека, а в Беларуси — 12080 человек. В Швеции тогда смертность тоже оказалась «рекордной»: 9437 умерших (в апреле этого года, на «пике пандемии», Швеция потеряла 10549 жителей).

Дальнейшее беглое (на подробное времени не было, да и желания тоже, поскольку, вообще-то, вопрос не мой... просто те данные, которые на поверхности, слишком уж бросаются в глаза) изучение событий недавнего прошлого показало, что похожие «катастрофы» происходили тогда отнюдь не только на северо-востоке Европы. В Германии, нынче ставшей «образцовым» государством по части «жесткого карантина», тогда вообще происходило нечто страшное: если в этом году за март и апрель умерли, соответственно, 86708 (на 31 человека меньше, чем за тот же месяц прошлого года) и 83675 (на 6265 человек больше, чем за тот же месяц прошлого года) немцев, — то в апреле 2018 года Германия потеряла «всего» 79539 жителей, зато в «роковом» марте их умерло 107104.

Весьма занятна в этом отношении и статистика находящейся по соседству с Беларусью, но, — с точки зрения интеллигентной публики, понятное дело, — гораздо более «цивилизованной» Литвы. За первую половину нынешнего года Литва потеряла 20090 жителей, — «всего »на 57 больше, чем за первую половину прошлого. Между тем, за первые шесть месяцев позапрошлого года в Литве умерли 20814 человек, — на значимые 3,6% больше, чем в нынешнем, — и относительное большинство этих смертей (3818), как нетрудно догадаться, пришлось всё на тот же март. Впрочем, «рекордная месячная смертность» в Литве в 2018 — 2020 годах составила 4064 человека и пришлась на... январь «благополучного» 2019-го.

В свете всех этих данных к мировым правительствам и, главное, к нашему дорогому ковид-Политбюро, понятное дело, возникают вопросы. Почему тогда, в марте 2018 года, когда во всём мире, очевидно, свирепствовала пандемия чего-то, — российское правительство, как будто ничего не происходит, продолжало готовить «судьбоносные выборы», «Чемпионат мира по футболу» и «пенсионную реформу», а европейские чиновники занимались всякой ерундой, вплоть до «Дела Скрипалей» (которые, надо полагать, пострадали не от какого-то там «Новичка», а от некоей вирусной инфекции), и никто не обращал никакого внимания на (выдававшееся за «обычный грипп»?) буйство заразы?! Почему общественность тогда призывала к «забастовкам избирателей» и прочей чуши вместо того, чтобы решительно потребовать отмены «электоральных мероприятий» и запрета на их проведение вплоть до нормализации эпидемической обстановки?! Почему не были введены режим нерабочих дней (с сохранением заработной платы) и масочно-перчаточный режим (со штрафами за его несоблюдение), — ведь это могло бы спасти какое-то количество жизней людей из групп риска?! И почему, наконец, до сих пор, хотя с «рокового» марта 2018-го минуло уже два с половиной года, за это всё никого не посадили?..

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded