octbol

Categories:

Экономика живых и мёртвых #Армия #АрмияРоссии #ВС_РФ #Сирия #герои #отношение #уважение #СлаваРоссии

В конце прошлого месяца начальник путинского оборонного ведомства Шойгу сделал очередной отчёт о полной и окончательной победе своих вояк над международным терроризмом в Сирии:

Благодаря проведенной Россией военной операции международная террористическая организация «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, запрещена в РФ) в Сирии перестала существовать, ни один террорист не проник в Россию. Об этом говорится в статье министра обороны России Сергея Шойгу, опубликованной 30 сентября в газете «Красная звезда» и посвященной пятой годовщине сирийской кампании

В связи с этим просто-таки нельзя не обратить внимание на сведения о судьбах очередных «героев Сирии», очень кстати ставшие достоянием гласности в течение уходящей недели.

В этот раз, с промежутком всего несколько дней, широкую известность получили судьбы двух героев. Один из них, к сожалению, погиб в бою, второй пока ещё здравствует (но на этом хорошие новости о нём и заканчиваются), — но оба, по возвращении из Сирии, оказались в водовороте экономических проблем.

В соответствии с очередностью появления соответствующих сообщений в буржуазных СМИ, начнём с живого героя:

Как стало известно “Ъ”, старший лейтенант, вернувшись с войны в Сирии и возглавив снайперскую роту 205-й отдельной мотострелковой бригады, по итогам недолгого командования ею получил судимость за халатность и взыскание в размере почти 4 млн руб. Именно на такую сумму при до конца не выясненных обстоятельствах из подразделения боевых снайперов бесследно исчезли оптические приборы и бронежилеты. Южный окружной военный суд рассмотрел апелляционную жалобу военной прокуратуры и федерального казенного учреждения «Объединенное стратегическое командование Южного военного округа» (ФКУ ОСК ЮВО), которые пытались добиться пересмотра приговора бывшему командиру роты снайперов Дмитрию Афанасьеву-Зубрилову. Ранее старший лейтенант был признан Буденновским гарнизонным военным судом виновным в халатности (ч. 1 ст. 293 УК РФ) и приговорен к штрафу в 50 тыс. руб.

Куда пропали оптические прицелы и бронежилеты — «так и осталось загадкой». Боевой командир «самоустранился от исполнения возложенных на него должностных обязанностей в части обеспечения сохранности, правильного содержания и использования имеющихся в роте материальных ценностей», — что позволяет предположить, что исчезновение означенных ценностей было тщательно подготовлено... и остаётся лишь надеяться, что всё это добро не попало в руки каких-нибудь международных террористов.

А теперь — о посмертной судьбе героя погибшего:

До своей командировки в Сирию, ставшей для него последней, гвардии прапорщик Николай Григоров прошел спецподготовку в 242-м учебном центре ВДВ, принял участие в боевых действиях в Южной Осетии в августе 2008 года и в операции по воссоединению Крыма с Россией в 2014 году. В Сирии прапорщик Григоров провел ровно 101 день. 6 марта 2018 года следовавший из Дейр-эз-Зор (аэродром Квайрес) самолет Ан-26, на борту которого находился возвращавшийся с войны домой Николай Григоров, разбился при промежуточной посадке на авиационной базе Хмеймим, не долетев до ВПП. По официальным данным, катастрофа произошла из-за технической неисправности. Как говорят сами военные, «Ан», фактически использовавшийся в качестве воздушного такси для полетов между базами и Россией, был сильно изношен и обслуживался далеко не идеально. Уже 9 марта всех 39 военнослужащих, погибших в авиакатастрофе (это была самая крупная в истории сирийского конфликта одномоментная потеря российских военнослужащих), начальник Генерального штаба вооруженных сил—первый заместитель министра обороны Василий Герасимов представил к награждению орденами Мужества, а на следующий день глава Минобороны Сергей Шойгу направил соответствующие документы президенту Владимиру Путину. В мае родственники погибших получили ордена. Им были выплачены страховки, материальная помощь, премии и другие вознаграждения, но остались неоплаченными сами награды. По закону за них военнослужащим положено по пять должностных окладов. Однако в случае с гибелью награжденного возникают проблемы. Так было и на этот раз: в январе 2020 года командование полка отказало Наталье Григоровой, ссылаясь на то, что ее муж еще в марте 2018 года в связи со смертью был исключен из списков военной части

Вот так. Поскольку боец «в связи со смертью был исключен из списков военной части», а орден ему присвоили уже после этого, — то уважаемые чиновники путинского военного ведомства сочли целесообразным сэкономить на выплатах родственникам героя. И, как отмечают журналисты «Коммерсанта», — которые вполне могут немножко разбираться в этом вопросе, — существуют некие общие «проблемы, связанные с подобными выплатами», то есть данный случай не является единичным. Стало быть, можно предположить, что в военных кругах о существовании таких «проблем» хорошо осведомлены. И вот в свете этого предположения уже как-то не вызывает удивления то, что выжившие герои войны «на гражданке» начинают самоустраняться от исполнения возложенных на них должностных обязанностей в части обеспечения сохранности, правильного содержания и использования оказавшихся в их распоряжении материальных ценностей.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded