octbol

Categories:

Наши новые #хозяева (всю #РФ - на #ИВЛ ?) #covid19 #коронавирус #Агитпроп #Голикова #Мурашко #Жаров

Подумалось, что среди «уральских» деятелей, в руках которых по ходу «Борьбы с пандемией» оказались рычаги управления ельцинско-путинским государством, помимо «социально-медицинской» заместительницы главы правительства Голиковой и министра здравоохранения Мурашко должен быть кто-то ещё, некто третий, имеющий отношение к государственной пропаганде. Через некоторое время вспомнился уроженец Челябинска Жаров, — ну, тот самый, прославившийся благодаря «войне против Телеграма», — пришло в голову, что он может отвечать за «борьбу с фейками о коронавирусе». Небольшая проверка показала, что за «борьбу с фейками» Жаров не отвечает. Всё — круче.

Оказалось, что с 24 марта нынешнего года Жаров является генеральным директором объединения «Газпром-Медиа Холдинг». То есть, с нынешней весны телеканал «НТВ», радиостанция «Эхо Москвы» и многое другое — это уже не столько «питерский» Миллер, сколько «уральский» Жаров. Так что «Борьба с пандемией», — или, будем называть вещи своими именами, второй особый порядок управления страной, — это не только «санитарные нормы», но ещё и мощное пропагандистское сопровождение; никакой «паники» нет и никогда не было, есть целенаправленная государственная политика.

Прежде, чем говорить об одной важной, — именно в свете участия «уральских», — медицинской особенности «нового порядка», предупреждаю: наверняка я ничего утверждать не могу. Всё, изложенное ниже — это предположения, но выглядящие вполне обоснованными. Как все, думаю, помнят, одной из важнейших составляющих «коронавирусной паники» был навязчиво поднимавшийся вопрос о том, «есть ли в системе здравоохранения достаточное количество аппаратов искусственной вентиляции лёгких». В России об этом особенно громко вопил, в частности, известный агитатор и пропагандист Константин Семин, — уроженец, кстати, Свердловска: в марте вопил, в мае вопил и до сих пор, время от времени, случаются у бывшего работника «ВГТРК» обострения. Это — не предположение. А вот дальше, собственно, начинается ПРЕДПОЛОЖЕНИЕ.

По ходу практики лечения больных, переносящих Новую коронавирусную инфекцию в «тяжелой форме», среди «полевых» врачей возникло и, к настоящему времени, достаточно широко распространилось представление о том, что применение пресловутых аппаратов ИВЛ в этом деле приносит больше вреда, чем пользы. За рубежом данный вопрос довольно широко обсуждается; в России ещё весной видный пульмонолог Чучалин указывал на то, что при лечении осложнений коронавирусной инфекции «искусственная вентиляция легких не всегда помогает человеку. По его словам, она может не оказать того действия, на которое рассчитывают врачи. По словам академика РАН, дыхательные пути человека могут быть свободными, а кровообращение нарушенным из-за тромбов. Такую проблему аппараты ИВЛ решить не могут», — и в дальнейшем наблюдения практикующих врачей это подтверждали: «Сейчас основная масса выздоровевших — это те, кто на кислородной поддержке шел, но не ушел на аппарат ИВЛ. У меня такой статистики нет, только мнения врачей, которые в «красных зонах» сражаются. Но американцы, Нью-Йорк, например, говорят про «нулевой успех». То есть, ИВЛ — это шесть недель. Чтоб не повредить легкие и обеспечить правильный режим, нужны очень дорогие и хорошие аппараты. И самое главное — специалисты, которые умеют их настраивать, а их по пальцам пересчитать, кто может режим под больного подобрать: это и время, и квалификация. Во всех остальных случаях, сажая пациента на обычный ИВЛ со стандартным режимом, длительный ИВЛ не возможен, потому что там повреждение легких, фиброз на выходе у всех и так далее. Лучше без ИВЛ. При правильном лечении гормонами, антикоагулянтами, люди на кислородной поддержке вполне проходят, потом она снижается и люди выздоравливают». То есть, — особо обращаю на это внимание, — многие практикующие врачи пришли к выводу о том, что при лечении «главной болезни современности» аппараты ИВЛ использовать не нужно; не потому, что такие аппараты вообще не нужны, а потому, что при лечении данной болезни их применение не приносит пользы, никак не помогает больным, а только вредит, увеличивая смертность («убивая» тех, кто при том же состоянии, но ином построении лечения мог бы выжить) и нанося тяжкий вред здоровью тех, кто, всё-таки, выживает.

Казалось бы, в России тоже, как и на «Западе», требуется широкое обсуждение вопроса о целесообразности применения аппаратов ИВЛ при лечении Новой коронавирусной инфекции, но... его нет. «Уральское» начальство не обращает внимания на проблему, — и «тяжелых» больных продолжают совать на ИВЛ, а «уральские» агитаторы и пропагандисты продолжают славить «чудо техники». Они все сошли с ума? Нет. Просто предприятие, являющееся крупнейшим в России производителем аппаратов ИВЛ, называется «Уральский приборостроительный завод» и находится в Свердловске. Неподалёку, тоже на Урале, находятся ещё несколько более мелких предприятий, производящих ту же самую продукцию. К слову, «хорошими аппаратами» её, судя по всему, назвать никак нельзя, — особенно ту часть, которая произведена с 1 апреля нынешнего года... но, как говаривал уже упоминавшийся агитатор и пропагандист, «жизнь — это игра с нулевой суммой». Представители братского круга лиц, переехавших в Москву из Свердловска, Оренбурга, Перми, Кургана и Челябинска, сегодня выигрывают эту игру, — а потому и дальше земляки Ельцина и Черномырдина будут в расширенном масштабе производить высококачественные аппараты ИВЛ, «уральские» государственные чиновники будут устраивать закупки этого добра и поставки во все медицинские учреждения страны, «уральские» агитаторы и пропагандисты будут подбивать врачей, даже самых независимо и прогрессивно мыслящих, «совать на ИВЛ» больных «Опасным вирусом»... а потом все они дружно будут рассказывать «простонародью» о том, что «болезнь по-прежнему очень опасна и не отступает», в связи с чем особый порядок управления страной должен быть сохранён на века.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded