octbol

Categories:

О чём говорит "сверх - #смертность " в #Мск на самом деле #Собянин #оптимизация #медицина #covid19

Сразу признаюсь: заголовок этого текста нужен скорее для привлечения внимания, чем для того, чтобы обозначить суть; то есть, о «сверх-смертности» я сейчас тоже буду говорить, но главный предмет — другой. Извините, товарищ Читатель, если вдруг обманул Ваши ожидания.

В конце прошлой недели «Команда Собянина», — какие бы неведомые силы ни заставляли её делать то, что она делает по ходу «Борьбы с пандемией», столичный сатрап по тем или иным причинам подписывается под соответствующими решениями и, стало быть, несёт за них долю ответственности, — взяла очередной рубеж: «Число жертв коронавируса в Москве превысило шесть тысяч человек». Таким образом, по количеству официально признанных умерших от коронавирусной инфекции российская столица догнала и перегнала Швецию (5922 умерших), которой в путинской России пугали телезрителей. По всей видимости, следующий рубеж — это «шведские» показатели «на миллион населения»; до них Москве пока довольно далеко, но выдающиеся способности столичной управленческой «Команды» намекают на то, что и этот рубеж может быть покорён. Вот, собственно, об этих способностях и хотелось сказать несколько слов.

Сейчас и в России, и по всему миру много говорят о «сверх-смертности», — о том, насколько общее число смертей в мире вообще и по отдельным государствам в этом году превышает «средние» показатели прошлых лет. То, что я сейчас напишу, многим, скорее всего, не понравится. Тем не менее, сказать об этом считаю своим долгом, — долгом перед людьми, которые производили материальные блага для того, чтобы лично я мог получить высшее образование. В смысле, мне, пока я это самое образование получал, объяснили кое-что, и если я сейчас буду молчать, — то, выходит, зря мне это объясняли, зря я это слушал, а люди, которые всё это время у станков стояли, зря терпели отъём у себя прибавочного продукта, благодаря которому я, ничего не производя, имел возможность есть, одеваться и ходить на лекции. Надеюсь, понятно объяснил.

Так вот. Как и многие другие статистические показатели, «всплывшие» по ходу «Борьбы с пандемией Новой коронавирусной инфекции», сверх-смертность — показатель совершенно пустой. То есть, сам по себе он может говорить о чём угодно, — и, соответственно, не свидетельствует ни о чём определённом. Поясню. Вот представьте, что в некоем государстве 40% населения умирают «в случайном порядке» (когда как, от самых разных причин), — а 60% «нормальных людей» проживают строго «среднюю ожидаемую продолжительность жизни при рождении», умирая ровно в тот день, когда этот срок заканчивается; то есть, эта «средняя продолжительность» там составляет, например, 75 лет, — и «нормальные» жители этой страны умирают строго в день, когда им исполняется 75 лет... и, стало быть, каждый год некоторое количество «нормальных» людей, которым «подошел срок», умирают. Представили? А теперь представьте, что в этом государстве у власти оказалось правительство, которое заботится о своём народе, — и оно, применяя новейшие достижения медицины, добилась того, что продолжительность жизни «нормальных» людей стала на год дольше, у всех сразу. Тогда в первый год этой заботливой политики смертность в государстве существенно снизится, — «нормальные» люди, которым исполняется 75 лет, не умрут; в следующем году правительству, допустим, снова удалось продлить жизнь «нормальных» людей на год, ещё через год всё опять повторилось, но настал год, когда заботливое правительство и его учёные столкнулись с неприятностью: они достигли рубежа, за которым их усилия по продлению жизни «нормальных людей» перестали приносить плоды, а открытия, которые позволили бы выйти на новый уровень продления жизни, ещё не сделаны. Что произойдёт? После ряда лет, когда в государстве умирали только «случайно», — множество людей, достигших, допустим, возраста 80 лет, умрут «закономерно»; возможно, ещё и «утащив» за собой в могилу какое-то число «подверженных случайностям», которые могли бы прожить дольше, но помрут «с горя». Таким образом, сделав всё, что от него зависело, для улучшения условий жизни народа, хорошее правительство получит-таки в определённый год «сверх-смертность»... без каких эпидемий, без какого-либо вредительства со своей стороны, просто из-за того, что «время подошло».

Я к чему это всё... итоговый показатель общей смертности от всех причин — зависит от очень многого; и колебания «общей смертности» от года к году, — тоже зависят от очень многих причин, очень многие обстоятельства могут вызвать «отклонения», «выбросы» и так далее. Для того, чтобы иметь основания утверждать, что то или иное изменение общей смертности вызвано, допустим, какой-то эпидемией, — мало знать, что эта эпидемия была там, где отмечена «сверх-смертность»... и даже знания о том, что «власти скрывали» — тоже мало. Какой бы ни была «сверх-смертность», как бы она ни «распределялась», — без чёткого, строго научного установления причин, вызывавших смерти, по «сверх-смертности» НЕЛЬЗЯ судить ни о чём. Нравится это кому-то или не нравится, — нельзя, потому что нет оснований. И там, где только на основании «сверх-смертности» выносится какое-то определённое суждение, — НАУКИ НЕТ, а есть, в лучшем случае, угадывание. Вот, например, то, о чём я буду говорить ниже — это именно угадывание. Набор предположений, хотя и не сказать, что совсем уж необоснованных.

«Средние многолетние» показатели — они, как я постарался объяснить выше, обманчивы. Тем не менее, чем большее число лет «усредняется», — тем сильнее разнообразные «выбросы» и «отклонения» сглаживаются, оставляя то, на что, по меньшей мере, стоит обращать внимание. Вот, к примеру, московская городская статистика общей смертности. Пока ещё в Интернете можно легко найти соответствующие данные за полные десять лет, с 1 января 2010-го по 31 декабря 2019-го; их уже поместили в архив, пояснив, что: «Набор данных может содержать неактуальную информацию!», — но они по-прежнему доступны. И так сложилось, что как раз посредине этого периода, в конце 2014-го, в Москве прошла «оптимизация» системы здравоохранения; «Команда Собянина» сделала вывод, что в Москве «коечный фонд в Москве переразмерен на 30 процентов», российский «национальный лидер» ответственно и мужественно заявил: «я не проверял, но... конечно, с этим надо что‑то делать», — и, стало быть, уже в 2015 году москвичи имели дело с «оптимизированной» медициной, в следующем году она стала ещё более «оптимизированной», а к концу 2019-го она была «оптимизирована» настолько, что дальше ехать некуда. Как именно это повлияло на смертность в Москве — неизвестно (ещё раз повторю, на общую смертность влияет очень многое), зато известно вот что. «Рекордным» по количеству смертей в 2010 — 2019 годах является именно 2010-ый, последний «лужковский»; тогда, благодаря жаркому лету, общая смертность за весь год составила 126077 человек. В остальные годы «пятилетки до Оптимизации», однако, общая смертность не превышала 118 тысяч человек; в общей сложности за 2010 — 2014 годы умерли 587780 москвичей, а за «средний месяц» этого периода, несмотря на «рекорды» лета 2010-го, умирали 9797 человек. А вот с 2015 года общая смертность в Москве часто оказывалась больше 120 тысяч человек, только в 2017-ом она «немного не дотянула», составив 119283 умерших; общая смертность в Москве за «пятилетку после Оптимизации» составила 608359 человек, или по 10139 человек за «средний месяц».

Как именно вышеозначенная динамика связана с «оптимизацией здравоохранения», которую провела в столице «Команда Собянина» — это вопрос открытый. Но мне кажется, что российскому «национальному лидеру», выбирая, кого именно сделать ответственным за борьбу с распространением Новой коронавирусной инфекции, — стоило бы принять в расчёт эти данные...

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded