octbol

Categories:

#covid19 и эмпириокритицизм #коронавирус #пандемия #медицина #наука #ТакНеБывает #Стабильность #бред

Настало время поговорить о философской стороне «Мирового коронавирусного кризиса». По-хорошему, о ней стоило сказать давно, — просто лично я до некоторых выводов додумался вот только что.

Начну со своей точки зрения. 

В общем-то, уже не раз об этом говорил, — но есть смысл повторить, чтобы больше к этому не возвращаться. Прежде всего. На вопросы вида: «Веришь ли ты в коронавирус / особую опасность коронавирусной инфекции и ее совершенно особый характер / необходимость принятия жестких мер для предотвращения распространения Ковид-19», — я отвечать не собираюсь, потому что не считаю проблематику «китайского коронавируса» предметом веры, а вот само появление вопроса о «вере в коронавирус», напротив, считаю — признаком воинствующей недобросовестности людей, которые так ставят вопрос. 

Насчёт самого «китайского коронавируса» я полагаю, что он существует и, при попадании в человеческий организм, может вызвать болезненные проявления (коронавирусную инфекцию), при определённых условиях чреватые существенным ухудшением состояния здоровья жертвы... а вот что касается «боевых возможностей», отличающих именно этот вирус, выделяющих его среди всех прочих, — то о них я мало что могу сказать. По той причине, что, какое бы ясное «понимание» ни вырабатывалось в головах некоторых энтузиастов Новой коронавирусной инфекции, — «мировая наука» как начала «изучать» болезнь путём сбора «сопутствующей статистики» и «клинических проявлений», так и продолжает заниматься тем же. По сути дела, болезнь не изучается, — ходят слухи, что «китайский коронавирус» даже ни разу не был, как положено, выращен вне человеческого организма. «Исследователи» с умным видом отмечают, что у такого-то больного (у которого тест на «китайский коронавирус» даёт отрицательный результат, но очень похоже, что он болеет именно этим) наблюдаются проблемы с сердцем, у другого — с печенью, у третьего — вовсе маниакально-депрессивный психоз развился, — а журналисты очень охотно распространяют новости об этом, провозглашая, что «коронавирус оказался способен вызывать паранойю», «коронавирус приводит к инфаркту», «у больного коронавирусом появились симптомы белой горячки» и так далее. Со стороны всё это выглядит, как полнейшее сумасшествие. Но если хорошо присмотреться... да вспомнить историю науки... то можно обнаружить некоторую логику.

В начале прошлого века физика, как известно, сделала настоящий скачок в своём развитии. Научное познание проникло на субатомный уровень, обнаружив у открытых частиц свойства, которые, согласно прежним устоявшимся представлениям, просто не могли существовать в природе. Старая научно-философская картина мира нуждалась в пересмотре. И, стало быть, выдающийся австрийский физик Мах (тот самый, в честь которого назван показатель Число Маха) придумал оригинальную теорию, согласно которой делимость атома означает, что материя исчезает, а вещи, соответственно, представляют собой «комплексы ощущений». 

Будучи исследователем-практиком, последовательных практических выводов из своих философских построений Мах, к сожалению, не делал... на что справедливо указал Владимир Ильич Ленин, благодаря которому, собственно, концепция Маха и оказалась увековеченной: «Если включить критерий практики в основу теории познания, то мы неизбежно получаем материализм, — говорит марксист. Практика пусть будет материалистична, а теория особь статья, — говорит Мах» (ПСС, т. 18, с. 142 — 143). К сожалению, — потому что поступи Мах иначе, сделанные им научные открытия были бы сделаны не им и позже (быть может, существенно)... зато какими ценными мыслями могла бы обогатиться научная литература! Ведь ежели вещи — это «комплексы ощущений», за которыми никакой «материи» нету... то, двигаясь в этом направлении, можно запросто додуматься до того, что дерево напротив меня — это не только мощный ствол и зелёные листочки, но ещё и моя головная боль. Изучение мира как «комплекса ощущений» мало что может дать низменной практике, — зато сколько поэтических возможностей оно открывает... а уж политические возможности такого подхода и вовсе неисчислимы.

Через сто с лишним лет после смерти Маха мировая наука, похоже, всё-таки дозрела до того, чтобы сделать шаг, на который классики эмпириокритицизма не отважились. В год полуторавекового юбилея Ленина его критические замечания были учтены, — и «Философия критического опыта» получила-таки практическое применение. Под рукоплескания агитаторов и пропагандистов «устаревший» материалистический подход был торжественно отправлен на свалку, — и опасный вирус стал исследоваться, как «комплекс ощущений» научного сообщества. По всему миру учёные добросовестно собирают все ощущения, которые как-нибудь связаны с «главной болезнью современности»... и никто не знает, чем это закончится, ибо исчезновение материи лишило привычный мир какой-либо предсказуемости. Можно, однако, предположить, что следующим шагом в утверждении эмпириокритицизма станет исследование новым методом той болезни, которая известна в народе, как «обычный грипп».

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded