octbol

Categories:

Научная #дискуссия теперь выглядит так? #коронавирус #covid19 #официоз #медицина #наука #Россия #РФ

В конце нынешнего сентября стало достоянием гласности обнародованное для общественного обсуждения письмо группы бельгийских медицинских работников, посвящённое некоторым перегибам в «борьбе с пандемией коронавируса», ведущейся в этом году по всему миру, в том числе и в России. Спустя примерно месяц путинский официоз «заметил» это письмо, — после чего в правительственной «Российской газете» появилась гневная отповедь от главного врача московской городской клинической больницы № 15 имени Олега Филатова Валерия Вечорко.

Сразу скажу, что точка зрения, выраженная в «Письме бельгийских врачей», лично у меня вызывает настороженность. Вопреки ложному впечатлению, которое у Вас, товарищ Читатель, могло сложиться, «коронавирусным скептиком» я как не был весной, так и не стал до сих пор: «шведская стратегия» мне нравится значительно меньше, чем «камбоджийская» (грамотно проведённый карантин), — а «организованный коронавирусный скепсис» кажется всё более подозрительным. С самого начала раздражение вызывало и продолжает вызывать то, что энтузиасты и скептики с упорством, достойным лучшего применения, ведут «научный спор» на разных языках, даже не пытаясь ни найти какой-то общий, ни, в конце концов, позвать переводчика. Энтузиасты с самого начала «коронавирусной истории» говорят о «совершенно новой болезни», призывая общество именно так относиться к Новой коронавирусной инфекции, — а скептики столь же последовательно рассуждают об «обычной ОРВИ», требуя от энтузиастов доказательств «особой опасности» болезни именно как обычной ОРВИ. При этом, точка зрения энтузиастов содержит в себе множество неустранимых противоречий, — но... скептики, критикуя её, как раз именно эти противоречия старательно обходят стороной, — хотя эти противоречия вызваны как раз тем, что энтузиасты, на всех углах крича о «совершенно новом системном заболевании», то и дело сбиваются на рассмотрение «новой болезни» как раз как обычной ОРВИ. Понимаю, что вышеизложенное звучит путано, — но это не я виноват, это путаются «участники дискуссии».

Ведь если болезнь «совершенно новая», — то неоткуда взяться «летальности» и прочим статистическим показателям, которыми энтузиасты «пытаются запугать» (они вообще пытаются?) общественность, начиная с весны. При появлении совершенно новой опасной болезни «статистика» не имеет вообще никакого значения (допустим, в итоге, благодаря своевременным и героическим действиям врачей и управленцев, от потенциально смертоносной заразы не умрёт никто, предположим, будет своевременно изобретено лекарство... и что дальше), — внимания заслуживают только «штуки» (количество заболевших) и «площади» (места, где болезнь появилась)... но человечество, начиная с весны, занято обсуждением «важного вопроса», является «ковид» заболеванием, в 30 раз более опасным, чем грипп, или только в 1,01 раза.  

Если, далее, болезнь «совершенно новая», — то вполне обоснованной (вне зависимости от «летальности», «средней заразности» и прочих статистических показателей, о которых никто ничего не может знать) представляется попытка «спрятаться» от неё, а точнее полностью прекратить её распространение, «запереть» её на определённой территории, чтобы она не распространилась далее. Вместо этого в большинстве стран мира ответственные лица вводят «всеобщие карантины», уничтожающие общественную жизнь, но не мешающие и по определению не могущие помешать распространению заразы (потому что территория «под карантином» является как раз территорией, где зараза распространяется, территорией, на которой её пытаются «запереть», и если «под карантин» попадает вся страна, это означает, что зараза будет продолжать распространяться по всей этой стране), требуют от населения использования масок, перчаток и прочих средств имитации противоэпидемической работы... а скептики с умным видом доказывают энтузиастам, что при текущей статистике заболеваемости «карантин не нужен».

И так далее, и тому подобное (про «изучение» зразы методом прикладного эмпириокритицизма напоминать не буду), и не видно этому конца. Следует отметить, что доктор медицинских наук Гундаров, ставший этаким «живым символом» российского «ковид-скептицизма» — является «академиком РАЕН». А один из главных российских энтузиастов Новой коронавирусной инфекции и «жесткой борьбы» с нею (вплоть до «общеобязательной вакцинации»), доктор медицинских наук Зуев, является, как недавно выяснилось, вице-президентом всё той же РАЕН. И если в «раскол» по важному научно-политическому вопросу среди академиков РАН я ещё могу поверить (другое дело, что как раз там никакого раскола не наблюдается; «Академия» довольно-таки дружно приняла желеобразное положение, и, несмотря на некоторые, весьма скромные, «заслуги» некоторых её представителей в «Борьбе с пандемией», в общем и целом РАН по ходу «Коронавирусного кризиса» оказалась на обочине, ей того и гляди сократят финансирование), — то настоящий «политический раскол» среди «естественных ученых» я, как ни напрягаю своё воображение, представить себе не могу. А вот что-то такое изобразить «естественные ученые» могут вполне.

Лично меня, повторю, всё это раздражает и настораживает. Но я — простой потребитель, или, учитывая нынешние условия, одни из подопытных. А вот врачи — это совсем другое дело. Врачи — они на передовой, они постоянно соприкасаются с «главной болезнью современности» напрямую и непосредственно. За несколько месяцев уже накоплен определённый опыт, — и он, этот опыт, нуждается в обсуждении и осмыслении.

Опыт, в частности, Бельгии — это, по всей видимости, пример того, как не надо вести борьбу с распространением Новой коронавирусной инфекции. Потому что, введя у себя все «карантинные ограничения», бельгийцы, в итоге, получили огромную смертность «на миллион населения», более чем в полтора раза превышающую смертность «на миллион населения» в живущей без каких-либо «карантинных ограничений» Швеции. Соответственно, не приходится удивляться тому, что именно бельгийские врачи выступили с предложением обсудить пересмотр «традиционного подхода» к борьбе с распространением и лечению Новой коронавирусной инфекции. Ну, а «Российская газета», получается, дала официальный российский ответ на это предложение... и его придётся разобрать построчно.

«Не случайно именно его мы попросили высказать свою точку зрения на обращение бельгийских коллег. С самого начала наступления ковида больница, которой он руководит, круглосуточно имеет дело с теми, кто попал в плен этого вируса. Слово специалисту не со стороны, а человеку из "красной зоны"», — представляют журналисты официоза своего бойца. И сразу бросается в глаза странное построение «научной дискуссии»: другой стороне слова не дали («Письмо бельгийских врачей» в «Российской газете» не публиковалось), зато «наша сторона» сразу же начинает «давить авторитетом»... провоцируя нехорошие вопросы: не является ли высказывающийся «авторитет-практик» лицом, материально заинтересованным в том, чтобы национальная стратегия борьбы с распространением «китайского коронавируса» оставалась неизменной, — и откуда, собственно у него, «авторитета с красной зоны», появилось вдруг свободное время для того, чтобы болтать с журналистами.

«Да, конечно, я прочитал обращение бельгийских врачей, - говорит Валерий Иванович», — высокомерно говорит, а вопрос о том, откуда у него в «красной зоне» взялось свободное время ещё и на чтение обращений, повисает в воздухе.

«Я не хочу останавливаться на том, что появилась информация, что данное обращение - "фейк". Я никогда не встречал информацию о бельгийской медицине как эталонной. Не только я, но, скорее всего и мои коллеги, вряд ли смогут привести пример, чтобы кого-то из пациентов направили именно в эту страну на эффективное лечение», — итак, обсуждаемое не заслуживает внимания и, возможно, является «фейком»... но «начальник красной зоны» всё-таки счёл необходимым отвлечься от своих трудов праведных, а путинские журналисты посчитали нужным ему в этом помочь.

«Однако, не в этом суть. По большому счету, мне представляется, что обращение бельгийских врачей вообще не про медицину», — мало того, что написал непонятно кто, так ещё и написано непонятно что. Всё, обсуждать нечего, — и сейчас уважаемый врач отправится обратно в «красную зону», больных спасать... так ведь?

«Может быть, поэтому у некоторых возникло недоумение. Считается, что это обращение бельгийских врачей, но ни одной фамилии под обращением нет. Все инкогнито? Тогда вообще не о чем говорить!», — воистину, говорить не о чем. Беда только в том, что под обсуждаемым обращением бельгийских врачей (которое, кстати, уже и на русский язык переведено) фамилии есть (понятия не имею, насколько «крутыми» специалистами являются подписавшиеся, но они подписались): Dr. Stephen Addis, BT388UD, Psychiatrist, Dr. Dmitry Alba, 6492907, Anesthesilogy and ICU, Dr. Boris Alekseev, 390039, obstetrics and gynecology, Dr. Janine Allibert-Delmas, 64100, Gynécologue, Dr. Ingemar Almre, 10139, thoracic surgeon, Dr. Wilfried Amann, 9500, Vascular surgery, Dr. Goedele Andries, 2800, geneesheer hygiënist, Dr. Vladimir Arianoff, 1170, chirurgie générale — retraité и так далее, — и даже у подписантов, помеченных «Anoniem», имеются некие цифровые идентификаторы (77045, 1020 и т.д.), что наводит на мысль о том, что их личные данные у составителей обращения есть. А вот пылкие замечания уважаемого «начальника красной зоны», в свою очередь, наводят на нехорошую мысль, что среди руководителей борьбы с «главной болезнью современности» в российской столице затесался то ли наглый лжец, то ли крайне невнимательный человек, и я даже не знаю, какое из этих предположений хуже. Возможно, конечно, он просто читал обсуждаемый документ у соседей «Российской газеты» из «Советской России», — там письмо обнародовано без подписей, но ведь и там указывалось конкретное число подписантов, можно было догадаться... да и московский главврач, читающий «независимую народную газету», выглядит совсем уж подозрительно.

«Но уж раз мы решили, то… Составители обращения, я специально говорю не авторы, а составители, наверное, никогда вживую не видели больного с коронавирусной инфекцией», — наверное. Но может быть и видели.

«А вот мы видим их с утра до ночи», — с перерывами на общение с журналистами «Российской газеты» и чтение каких-то анонимных обращений, насчёт которых вообще не о чем говорить.

«Да, бывают спады, бывают ухудшения. Уже восемь месяцев мы тому свидетели. Да, пока не девять месяцев: "ребенок" еще не родился. Потому меня лично, руководителя такого учреждения, несколько настораживает, когда появляется, например, информация о мутации вируса, об изменении его генетической природы. Еще не пришло время окончательных выводов. Да, сравнивают с гриппом, с тем, что вирус ковида мутирует так же, как вирус гриппа. Кстати, сравнение с гриппом происходит повсеместно. Приводятся цифры, будто от гриппа умирают больше, чем от ковида. К сожалению, эта статистика устарела. И по некоторым последним данным, увы, но ковид грипп обошел», — из этого набора слов понятно только то, что «ковид грипп обошёл» по некоторым последним данным... стало быть, по некоторым другим данным у гриппа ещё «есть шансы». В любом случае, радует, что у человека, «с утра до ночи» занятого борьбой с «главной болезнью современности», остаётся время ещё и на знакомство с некоторыми последними данными.

«В обращении бельгийских медиков говорится о недооценке патогенности и вирулентности ковида, его высокой контагиозности», — что тут имеет в виду «начальник красной зоны», вообще понять невозможно: то ли бельгийские врачи говорят о том, что другие «недооценивают патогенность», то ли они сами её недооценивают. Видимо, имеется в виду замечание бельгийских медиков о том, что «у большинства людей уже есть врожденный или перекрестный иммунитет, поскольку они уже контактировали с другими вариантами того же вируса». Не могу оценить его правильность, — но бельгийцы ссылаются на некоторые исследования, в том числе опубликованные в «авторитетных» научных изданиях. Представляется, что эти данные следует изучать, а не отмахиваться от них. Да вот же, на днях и российские исследователи начали рассказывать о «неуязвимости к COVID-19» некоторых людей; я не очень понимаю, зачем было шуметь об этом в разгар борьбы за «всеобщее ношение масок» (едва ли профессиональные представители медицинской науки не понимают, что очень многие россияне теперь посчитают «неуязвимыми» лично себя), — но в профессиональном-то сообществе это должно обсуждаться.

«Чуть ли не главное в обращении: противостоять ковиду можно обычным здоровым образом жизни. А ношение масок, перчаток и соблюдение социальной дистанции, от "лукавого"», — такого утверждения в обращении бельгийских медиков нет. Упоминание о «здоровом образе жизни» встречается в связи с тем, что «строгая репрессивная политика в отношении короны сильно контрастирует с минимальной политикой правительства, когда речь идет о профилактике заболеваний и укреплении нашей собственной иммунной системы за счет здорового образа жизни и инвестиций в обслуживающий персонал», то есть что правительства, вводя жёсткие «коронавирусные ограничения», в то же время мало внимания уделяют профилактике заболеваний и укреплению иммунитета «подданных». Я, конечно, не специалист, но мне кажется, что уважаемый «начальник красной зоны» допустил тут передёргивание. По поводу масок и перчаток бельгийцы действительно говорят, что имеющиеся данные, в частности статистические, «серьезно ставят под сомнение политику социального дистанцирования и обязательного использования масок для здоровых людей», — видимо, сейчас уважаемый российский врач приведёт научные данные, которые это опровергнут.

«Буду отвечать фактами. В нашу больницу каждый день поступает более двухсот пациентов. Среди них нет ни бомжей, ни алкоголиков. Мы видим обычных, социально-адаптированных людей, ведущих здоровый образ жизни. Но они, однако, заразились. Напомню еще и о том, что среди заболевших и ушедших из жизни много медиков, людей, которых трудно заподозрить в нездоровом образе жизни, но работающих в "красной зоне"», — приведённые уважаемым врачом факты, к сожалению, не поддаются проверке... но даже если они и соответствуют действительности, совершенно непонятно, зачем эти факты приведены. Бельгийцы вовсе не утверждают, что Новой коронавирусной инфекцией заражаются (тем более могут заражаться) исключительно «бомжи и алкоголики». Более того, они вовсе не выступают против того, что «Оральные маски используются в тех случаях, когда имеют место контакты с доказанными группами риска или людьми с заболеваниями верхних дыхательных путей, а также в медицинских условиях / в больничных домах для престарелых. Они снижают риск заражения воздушно-капельным путем при чихании или кашле», — бельгийские врачи лишь замечают, что «оральные маски у здоровых людей малоэффективны против распространения вирусных инфекций»... и российская статистика, кажется, это доказывает, ведь, по некоторым данным, каждый пятый заразившийся «главной болезнью современности» этой осенью россиянин использовал «оральную маску». Кроме того, бельгийские врачи отмечают, что «ношение маски не лишено побочных эффектов», — это научно доказано, однако российские врачи, участвующие в «Борьбе с пандемией коронавируса», почему-то предпочитают об этом помалкивать.

«Не скрою, если бы подобное обращение я прочел, например, в марте, когда мы только узнали об Ухане, о коронавирусе и когда утверждалось, что спокойно этот вирус можно лечить с помощью гидроксихлорохина, я бы, возможно, по-другому его воспринял. Но проведя почти девять месяцев в "красной зоне", где только в нашей больнице пролечились более 28 000 человек, я бы назвал это мнение парамедицинской пургой», — ну что же, давайте всей Россией позволим уважаемому доктору по ходу научной дискуссии перейти на ненаучный язык. «Пурга» — значит «пурга».

«Про гидроксихлорохин я даже говорить не буду, антикоагулянты и дексаметазон мы используем достаточно широко. Но даже терапия, начатая рано, не всегда гарантия положительного исхода болезни. И если авторы обращения действительно врачи, то они должны знать, что коронавирус осложняется не только тяжелыми легочными заболеваниями, но и тяжелыми аритмиями и тромбозами. И здоровый образ жизни им в одиночестве противостоять не может», — ну, так в обращении бельгийских врачей ничего и не говорится про «здоровый образ жизни в одиночестве». Там сказано, что «существует доступная, безопасная и эффективная терапия для тех, у кого действительно проявляются тяжелые симптомы заболевания, в виде HCQ (гидроксихлорохина), цинка и AZT (азитромицина)», а насчёт нежелания уважаемого российского врача говорить про гидроксихлорохин бельгийцы отмечают, что данные о «неэффективности» гидроксихлорохина оказались... сомнительными. Быть может, об этом, — и о возможностях, которые открывает использование гидроксихлорохина, и о могущих возникнуть побочных эффектах, — как раз стоит поговорить? И про «антикоагулянты и дексаметазон» бельгийцы не забыли, упомянув, правда, ещё и о необходимости «отказа от искусственной вентиляции легких, которая, как было обнаружено, вызывает дополнительное повреждение легочной ткани», — об этом уважаемый российский врач тоже предпочёл даже не говорить, почему-то. Что же до «гарантий положительного исхода болезни», то их при любой болезни выдавать затруднительно, особенно если «борьбой» с болезнью руководят наглые лжецы, материально заинтересованные в том, чтобы эта болезнь считалась как можно более «тяжелой»... это я ни на что и ни на кого не намекаю, так, лирическое отступление, благо стиль рассуждений уважаемого врача вдохновляет.

«Документ легко читается, привлекает своей полемичностью. Потому нередко читающие не замечают, что в нем нет настоящей аргументации. Составители обращения не обошлись без упоминания о клятве Гиппократа. Что вполне естественно: Гиппократ во веки веков и навечно. Российские врачи всегда были и остаются его приверженцами: главное - не навреди. А чтобы не навредить, надо лечить, спасать, а не отмахиваться от заболевания. Нет второй волны? "Волна" - термин не из медицинского лексикона. А из медицинского - есть подъем заболеваемости, который отрицать сейчас не может ни одна страна», — читаю обращение бельгийских врачей, и нигде не могу у них найти призыв «не лечить, а отмахиваться»: «Между тем, существует доступная, безопасная и эффективная терапия для тех, у кого действительно проявляются тяжелые симптомы заболевания, в виде HCQ (гидроксихлорохина), цинка и AZT (азитромицина). Быстро применяемая терапия приводит к выздоровлению и часто предотвращает госпитализацию. Вряд ли кто-то должен сейчас умирать. Эта эффективная терапия была подтверждена клиническим опытом коллег в этой области с впечатляющими результатами. Это резко контрастирует с теоретической критикой (недостаточное обоснование двойными слепыми исследованиями), которая в некоторых странах (например, в Нидерландах) даже привела к запрету этой терапии (...) Теперь мы знаем, что тиражируемое СМИ ОРДС (острый респираторный дистресс-синдром), когда люди задыхались и в агонии им делали искусственное дыхание, был вызван усиленным иммунным ответом с внутрисосудистой коагуляцией в легочных кровеносных сосудах. Назначение антикоагулянтов и дексаметазона и отказ от искусственной вентиляции легких, которая, как было обнаружено, вызывает дополнительное повреждение легочной ткани, означает, что это страшное осложнение также практически не является смертельным. Следовательно, это не вирус-убийца, а заболевание, которое хорошо поддается лечению». Читается легко, а вот призыв «отмахнуться» не отыскивается никак.

«Незабываемый Владимир Высоцкий когда-то давал в своих гениально-шуточных песнях "медицинские советы". Высоцкий классик. А классика не устаревает, используется маститыми современниками, которые порой не подозревают, что их автор он, Владимир Высоцкий. И потому цитирую Высоцкого: "Очень вырос в целом мире гриппа вирус, три-четыре. Ширится, растет заболевание. Если хилый - сразу в гроб. Сохранить здоровье чтоб, применяйте люди обтирание". Но... Шутки шутками. Со здоровьем шутки плохи. И не они должны диктовать тактитку профилактики и лечения», — всё-таки, хорошо, что у авторитетных российских врачей из «красной зоны» много свободного времени, и его хватает на то, чтобы не только пообщаться с журналистами «Российской газеты», но и (моё предположение), набрав воздуху в лёгкие, напеть им песенку Высоцкого.

Выводов из этой международной научной дискуссии я никаких делать не буду, — сами, товарищ Читатель, думайте, много ли тут науки...

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded